102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  2. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  3. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  4. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  5. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  6. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  7. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  8. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  9. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  10. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  11. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  12. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  13. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  14. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  15. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  16. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  17. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  18. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  19. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  20. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  21. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  22. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  23. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  24. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  25. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  26. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  27. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  28. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  29. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  30. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино


Денис Дудинский — телеведущий, солист группы DaVinci и учредитель международного туристического агентства «ФарЭвей». Как опытный путешественник, не растерявший в силу стажа любовь к открытиям, Денис всегда выбирает необычные маршруты. Все путевые заметки о них вы можете найти тут:

Легко говорить о странах, в которые влюблён. В этот раз мы попросили Дениса рассказать о регионе, любви с которым у него не получается.

Почему охотнику за эмоциями нечего искать в Юго-Восточной Азии, что делает Беларусь и Камбоджу очень похожими, как буддийский подход к жизни помогает в бытовых ситуациях — в нашем разговоре.

— Денис, во время путешествия по Юго-Восточной Азии вы написали в соцсетях, что который раз пытаетесь полюбить этот регион — и никак…

— Да, снова ехал с открытой душой и забралом — вел там мероприятия и надеялся: может, хоть длинный рубль поможет мне прозреть. (Улыбается.)

Но… нет. Это как с Анджелиной Джоли — все говорят, что она красивая, и я это понимаю. Но не мой это формат женщины, и никаких чувств она у меня не вызывает.

Если бы нужно было выбирать — 10 дней в Турции или в Камбодже — я бы выбрал Турцию. И было бы не хуже: солнце везде тёплое, море — солёное.

— Почему так?

— Лично для меня Юго-Восточная Азия потеряла свою тайну — оказалась пуста с точки зрения мировой ценности. Да, когда я только начинал путешествовать — всё как у всех: Египет, Турция, через Вильнюс — в Европу, а потом Гоа и Таиланд — Юго-Восточная Азия тоже казалась мне самым райским местом на земле. А потом я начал открывать остальной мир: Африку, Центральную и Южную Америку… И понял, что Юго-Восточная Азия на их фоне меркнет.

Это как расставание с любимой женщиной. В какой-то момент замечаешь, что вроде бы не так-то ты её и любишь… Но ведь точно любил! И ты всё, что вас связывает, помнишь. Это беспокоит: куда делась любовь? Надо её оживить!
А не надо! Так я и развёлся с Юго-Восточной Азией. (Улыбается.)

— Ну, а в чем она проигрывает вашим регионам-любимчикам?

— Лично для меня — во всём. История, культура, люди, кухня, природа…

Смотрите, если попросить «назовите мне самые интересные места Юго-Восточной Азии», первое, что придет в голову: «Ребята, там такие пляжи! Просто невероятные! Вы были в бухтах Хоалонг, Дадунхай? Это с ума сойти что такое!».

А по-моему, с ума сойти что такое — это белые песчаные пляжи Гондураса… Или чёрный от вулканической пыли пляж Эль Тунко в Сальвадоре.

Скажете — джунгли? Ну, даже сравнивать не приходится переход через них в Гватемале и, например, в Таиланде. В первом случае это настоящее приключение, во втором — прогулочка с экскурсоводом. Потерялось в Юго-Восточной Азии такое… Дикое очарование, что ли. Пресно там.

Хотя я понимаю популярность этого региона: Таиланд, Вьетнам, Камбоджа, Гоа — все эти страны удовлетворяют страсть любого нормального человека к приключениям, но при этом оставляют в зоне комфорта, на туристической территории. Зато вернувшись и вальяжно раскинувшись в кресле, можно рассказывать: «Ох, ребята, где я был, что видел!»

— А может, это просто личное восприятие?..

— Конечно! Но я в этом не одинок, и у меня хорошая компания. (Улыбается.)

Знаете, когда я перестал волноваться, что Юго-Восточная Азия меня не трогает? Когда понял, что у известных писателей вообще нет книг о ней. Она не вдохновляла никого. Жюль Верн, Луи Буссенар, Роберт Льюис Стивенсон, Альфред Шклярский — никто из них про Юго-Восточную Азию не писал.

Америка, Африка, арабский мир — события их книг происходили там. А почему? А потому что перца нет в Юго-Восточной Азии. Красивое блюдо, может быть, даже вкусное — но совсем без соли и специй.

Согласитесь, можно написать: «Путешественники плыли по Амазонке»… И сразу мурашки по спине табунами! А что написать про Юго-Восточную Азию? «И плыли они по реке Муси»? Ну, что это…

Или там… «На нас напали индейцы племени маори». Звучит? Звучит! А вот «на нас напало племя лаху» — что-то как-то неубедительно!

Или — «Путешественники шли сквозь джунгли, чтобы найти затерянный город Тикаль». Сразу загадка, интрига. А куда бы они, путешественники, в Юго-Восточной Азии шли? И зачем? Вообще непонятно.

— А культура, история — там же можно что-то для себя найти?

— Культура восточная мне не близка, как я ни старался её понять, а вот история — да, тут есть над чем подумать.

Меня всегда интересовала тема геноцида в Камбодже (с 1975 по 1979 год руководители Коммунистической партии Кампучии (красные кхмеры) организовали массовое истребление интеллигенции и национальных меньшинств. — Прим. редакции).

Как за 4 года можно было выкосить треть населения страны? Как они жили, когда человек в очках или с книгой автоматически становился врагом? Когда вырезали всех профессоров и врачей? А ведь страна и тогда была нищей — и их не расстреливали даже, а забивали камнями, закапывали в ямы живьём. Города стояли пустыми, потому что для «аграрного коммунизма» города — зло. И всё это устроил человек, который окончил Сорбонну, сам был профессором… Что должно было происходить у него в голове?
Да, когда об этом думаешь, чувствуешь отеческую какую-то жалость к камбоджийцам. Но жалости для любви недостаточно.

— А что за люди живут в этом регионе? Например, камбоджийцы — какие они?

— Я не анализировал достаточно глубоко, и, наверное, они прекрасны. Но… Я не могу общаться с теми, у кого подход к жизни — с поклоном и со сложенными ладошками. Ты видишь только глаза в пол и слышишь какое-то бесконечное раболепное «мяу-мяу-мяу». И у меня не получается испытывать к этому уважение. Я совсем не хочу чувствовать себя «Белым Господином».

Что мне опять-таки нравится в Центральной Америке — манера местных держать себя в разговоре с тобой, сочетание какой-то бытовой развязности с внутренним достоинством. Вот не подойдешь ты к латиносу на улице и не дашь ему леща. Потому что тут же появится или пушка у него в руках, или толпа разъяренных друзей в белых майках-алкоголичках. Они тебе быстренько объяснят, что почем.

— А есть в Камбодже места, которые точно стоит посмотреть?

— Только одно место приходит в голову: храмовый комплекс Ангкор-Ват. Всё.

И опять-таки, если сравнивать с Мачу-Пикчу: тут камни и там камни. Но Мачу-Пикчу — это история, тайна, книги из твоего детства.

А Ангкор-Ват — просто красивое монументальное сооружение. Тебя ничего с ним не связывает. Спрашиваешь у гида: «А что это такое тут, на стене, изображено?».

«А это Вишну с Кришной объясняют слону, что Будда держит земной шар на тиграх». Ааа, ну класс!

Да, комплекс огромный — и там можно провести пару дней, просто чтобы обойти полностью. Да, древние камни, оплетенные корнями — это красиво…

Но… Совсем ведь не трогает. Просто увидел, поставил галочку и протянул так разочарованно: «И это всё?»… Правда, этот же вопрос я слышал от людей, которые впервые видят Эйфелеву башню, Статую Свободы, Ниагарский водопад. Реальность часто не дотягивает до ожиданий.

— То есть: Ангкор-Ват — и всё?

— Честно говоря, да. В плане туризма Камбоджу можно сравнить с Беларусью.

Мало людей, которые целенаправленно едут в Камбоджу. Обычно так: вот, мы будем в Таиланде, потом — в Мьянму поедем, ну, заодно и в Камбоджу можно заглянуть.

Обидно Камбодже. Как и нам: быть «по пути из Польши в Россию».

Но вопрос: а что мы можем показать? Мир, Несвиж — и всё?

«Ну… Мы озёрный край», — можно сказать. Но финны тут же удивятся: «Это вы-то — озёрный край?».

«Ну… У нас замки!». «Замки, месье?» — уточнят, подняв бровь, французы.

«Ну, у нас… кухня вкусная! И женщины красивые!».

Тут будет что возразить итальянцам и испанцам.

Всё, что нам остается, попросить: «Ну хоть на пять дней заезжайте! У нас пять дней без визы можно находиться!».

— К этому надо относиться с буддийским спокойствием?

— Точно! И буддизм — это, кстати, единственное в Юго-Восточной Азии, что находит во мне отклик. Возможно, постулаты спорные, возможно, некоторые из них я не приму никогда — но для рассуждений, «на подумать» — интересно. Пока мне это точно ближе, чем христианство и мусульманство.

— Почему?

— Мне нравится буддийское отношение ко всему, что происходит вокруг — расслабленное, но не попустительское. Ты не закрываешь глаза на какие-то несправедливости мира, но ты можешь принять их, проанализировать и найти какие-то пути решения, чтобы ситуацию исправить. Ты не бросаешься с шашкой наголо и не рубишь налево-направо… Ты отступаешь, берешь время на раздумья. И не задаешься вопросом «как этого избежать?». Это ведь безличное предложение. Ты спрашиваешь себя: «Как я могу этого избежать?». И это очень помогает.

Возьмём не глобальную, а простую, повседневную историю: ребенок, кричащий рядом с тобой в самолете. Включай буддизм!

Ты ничего не можешь сделать с источником твоего дискомфорта. Ну, только если радикальное решение: выбросить ребенка из самолёта.

Что остаётся? Принять свою ответственность за происходящее. И тогда буддизм говорит тебе: «Чувак, вообще-то есть беруши!». А ты такой: «Ну, я их дома оставил…».

Так подожди, кто виноват в том, что ребёнок тебе сейчас мешает? Ты первый раз в самолете и не знал, что тут летают дети?

Есть ещё один вариант — позвать стюардессу и попросить пересадить.

«Ой, я плохо говорю по-английски… Да и вообще неудобно как-то».

Опять же: чья это проблема? Только твоя. Как ни крути, причина всего, что с тобой происходит, — ты.

— Когда читаешь про Камбоджу, кажется, что там сплошной мрак: больше всего пишут про мины, которые остались после гражданской войны, детей-попрошаек и секс-туризм…

— Да, там на самом деле упадок. Но не стоит акцентировать внимание на этом. Везде есть секс-туризм. Например, такого секс-туризма, как в Гамбии, я не видел нигде: пожилые немки, скандинавки приезжают и прямо на пляжах снимают местных двухметровых красавцев — всё это происходит на твоих глазах.

Попрошайки тоже есть в каждой стране. Вопрос — как к этому относиться? Я стараюсь не отмахиваться от людей, но и не лезу слепо в карман. В любой стране каждый человек может найти для себя занятие. Я много путешествую, поэтому уверен в том, что говорю. Но есть люди, для которых попрошайничество — это вариант заработка. И к ним я не испытываю ни капли жалости.

Нужен «уан доллар»? Заработай его. Например, позволь себя сфотографировать, расскажи свою историю. Узнать, что за жизнь у этого колоритного нищего, с волынкой и спутанной бородой — интересно же.

Кстати, снова про латиноамериканцев: никогда они не будут плакаться о жизни: «да вот, бухал много, жена-стерва выгнала, дай копеечку». Вместо этого латинос достанет бутылочку пива и расскажет тебе пару замечательных историй.

— Но есть те, кому стоит съездить в Юго-Восточную Азию? Вы можете кому-то рекомендовать путешествие в этот регион?

— Я никогда никому ничего не рекомендую — нельзя этого делать. Только дать максимум информации и поделиться личным отношением, если о нём спрашивают.

Нет плохих, некрасивых, неинтересных стран. Есть наше личное восприятие — и оно может очень разниться. То, что мне не понравилось в Камбодже, не значит, что для кого-то эта страна не станет открытием, откровением.

Единственное, что могу сказать точно: чтобы понять Юго-Восточную Азию, нужно приехать туда не один раз на десять дней — на пляже поваляться.
И, несмотря на моё отношение к этому региону, мне все еще интересны некоторые страны: Индия — не туристическая и, конечно, не Гоа, Индонезия, Бангладеш…

Бангладеш — даже название какое-то дурацкое, плюс — самая влажная и густонаселенная территория в мире. Там точно можно найти что-то интересное!

— Кажется, вас тянет в самые дискомфортные страны…

— Просто мне интересен мир. И я не понимаю тех, кто ищет в путешествиях комфорт. Это как моя мама — она считает, что нет на свете ничего лучше Шарм-эш-Шейха. И отказывается ехать куда-либо ещё. Хотя я мог бы организовать ей поездку куда угодно.

Но нет. Шарм-эш-Шейх (Шарм-Эль-Шайх) — и больше ничего не нужно. И этот консерватизм есть во многих белорусах!

Или вот, недавно разговор со знакомым был:

— Зимой снова поеду в Тай на месяц… Каждый год туда езжу!

— Зачем?

— Ну, Тай — это восхитительно, ни на что не похоже, у меня там особое состояние…

А где ты ещё был? Обычно — нигде, кроме Турции и Египта. Просто не с чем сравнивать.

А ведь за эти деньги ты можешь посмотреть любую страну — проехать через весь Атлантический океан.

И вот тогда уже осознанно сказать: «Видал я, ребята, ваши ЮАР, Мадагаскар, Бразилию, Аргентину! Фигня всё это по сравнению с провинцией Краби. Никуда из нее не уеду!».

— Каждый раз, когда публикуете фото или заметки из путешествий, в комментариях всплывает: «Денис, зачем вы выбираете такие неблагополучные страны, ужасные отели?». Или там: «Зачем мучаете свою девушку таким дискомфортом?». Так зачем?

— Я бы никогда не поселился на долгий срок в домике на куриных ножках — в джунглях на Амазонке. Потому что +30, сумасшедшая влажность, насекомые, антисанитария даже мне не подходят для повседневной жизни. Мне нужен душ, нормальная кровать, плита — всё то, что есть в моей городской квартире.

Но вопрос: зачем мне, отправляясь в путешествие и тратя немалые деньги, проехать 8000 км и жить в тех же условиях? Спать на той же кровати, есть ту же еду, выходить на тот же балкон, что и в Минске?

Я в этом плане жадный: не хочу тратить деньги и время на переезд в ту же среду обитания.

Наверное, во всём виноват Жюль Верн. (Улыбается.) Бабушка в детстве начала читать мне «Таинственный остров», а потом я выучил буквы и закончил читать книгу сам.

И с тех пор мне интересно: как это, идти с палатками через джунгли, подниматься на вулканы, искать затерянные города?

Я понимаю, что это адок, но то, что рождается в душе во время таких авантюр — восторг, ужас, эмоции, для которых еще нет названия — ни с чем не сравнимо.

И, кстати, чем сложнее эмоция и средство ее получения — тем интересней…

Да, наверное, закат на туристическом пляже Гоа прекрасен. Но он меркнет перед закатом на вулкане — невероятное сальвадорское солнце, высота 4000 метров, 5 градусов тепла, в руке — оловянная кружка с чайно-кофейной бурдой… И абсолютное счастье.

Единственное, что беспокоит: невозможность сохранить эту эмоцию, забрать её себе навсегда. Но ведь… Как только она забудется, можно покорять следующий вулкан!

-5%
-10%
-10%
-40%
-60%
-70%
-10%