• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наши за границей


/

Анекдот про блондинку, которая уточняла, как правильно: «Ирак или Иран?» — давно набил оскомину. Но в нём есть толика правды: об Иране мы знаем мало, и знания эти по большей части шаблонны. Ислам, женщины в хиджабах, Омар Хайям — вот, пожалуй, стандартный набор первых ассоциаций.

А ещё ощущение уязвимости, некоторого дискомфорта, которое неизбежно возникает, когда думаешь о поездке в страну с совсем другой ментальностью, религией и культурой.

С такими же мыслями и чувствами ехала в Иран белорусский фотограф Алла Шилец, которую пригласили поработать в этой стране в течение месяца. Тем, что она успела понять об Иране, Алла поделилась с нами — в интересных историях и красивых кадрах:

— В Иран я попала благодаря интересному международному проекту. Его цель: отображать своеобразие, колорит, культуру самых разных стран мира, и делать это с помощью фотографии. Я в этой поездке снимала то, что по-настоящему близко моей душе — природу…

— Вы знали, куда едете?

— Скорее нет, чем да. Представления были очень смутными — цепочка примерно такая: Ирак-Иран-Сирия-опасность-женское бесправие… В общем, скорее всего, если бы не стечение обстоятельств, в жизни бы туда не поехала.

Но ехать было нужно, и я начала гуглить. Тут для меня открылось, что моя шаблонная картинка очень искажена. Иран — это, по сути, Персия, страна глубокой, самобытной, древнейшей культуры.

Персидские мужчины, женщины, дети и старики — такие красивые! Выразительные глаза, яркие губы, длинные пушистые ресницы — такие у маленьких детей бывают. Взгляды у них завораживающие…

Прочитала также на форумах, что жители добры к гостям своей страны и всегда готовы прийти на помощь, образованны и хорошо знают английский язык. Главное: так всё и оказалось!

А я-то ехала и думала: видимо, людям, которые делились хорошим опытом, повезло. Тем более что поездки в такие нетуристические страны всегда поднимают со дна все твои страхи, сомнения и комплексы. По новой знакомят тебя с самой собой. Проявляют как пленку…

— Что проявил Иран?

— Как ни удивительно — только красоту! Я чувствовала удивительную заботу и очень доброе, человечное внимание к себе.

— А какими были ваши первые впечатления по приезде в страну?

— Первое впечатление было забавным: выходишь из самолета — и видишь, как все женщины вокруг быстренько завязывают платочки, включая тех, что в самолете без платка летели. (Улыбается.)

Я об этом знала, и платочек у меня был наготове. С непокрытой головой тебя из аэропорта не выпустят, и надо знать, что местная полиция имеет право забрать женщину без платка в участок.

— Какие предметы гардероба еще надо иметь при себе, приезжая в Иран?

— Помимо платочка, нужен cпециальный плащик — в зависимости от времени года он может быть легким или теплым. Главное, чтобы он скрывал фигуру и доходил до колена. В совокупности с достаточно просторными брюками достигается эффект женщины без груди, талии и бедер. Шея, кстати, тоже считается запретным «сладким местом» и должна быть закрыта.

— Не жарко?

— Нет, местные — мастера по части подбора тканей, материалы натуральные и легкие.

Тут, скорее, встает вопрос дискомфорта морального, нежели физического. Но ощущение, что тебя вписывают в несвойственные тебе рамки, быстро сменяется предвкушением открытий: чувствуешь себя героем фильма, который полностью перевоплотился и готов к новым приключениям!

— Какие приключения ждали вас?

— Конкретного плана не было — только точки на карте, отметки мест, где очень хотелось побывать. Есть такое интересное направление в противовес пакетным турам — спонтанные путешествия, так вот это было что-то в таком ключе. Больше всего меня интересовали горы, источники и водопады.

Одно «но»: все пометки были сделаны в электронной карте, а вайфая в иранском аэропорту не было, сим-карты тоже закончились у продавца — ненужная это вещь! (Улыбается.)

Зато появилась возможность заменить онлайн-знания на реальное общение: куда поехать, мы решили узнать у таксиста. И он, вспоминая маршрут своего свадебного путешествия, составил для нас замечательный план поездок. Больше того, он купил мне сим-карту, фиников и фисташек в дорогу, рассказал, на какие автобусы садиться, помог купить билеты, договорился с водителем автобуса, чтобы тот позаботился о нас в дороге, и дал свой номер со словами: «Обязательно звоните, если заблудитесь или нужно будет что-то уточнить». В этот момент поняла, что здесь приезжие — это не денежные мешки, а люди, которым рады помогать и рассказывать о своей стране.

И все иранцы, которые встретились на моем пути, действительно оказались такими — внимательными, отзывчивыми, гостеприимными.

— А можете вспомнить конкретные истории?

— Их было много, но из того, что вспомнилось прямо сейчас: как-то я заблудилась в горном тумане. Он сгустился настолько, что не было видно ничего на расстоянии вытянутой руки — сплошная молочная пелена, ты будто в коконе. Уже смеркалось, а я не видела даже дороги под ногами.

Пришлось голосовать! Конечно, было немного боязно, но альтернатива была только одна: блуждать ежиком в тумане всю ночь.

Затормозила машина, вышла пара — мужчина и женщина. Английского они не знали, но как же они хотели мне помочь! Мужчина старался вспомнить все слова, которые узнал из американских фильмов: «How do you do?», «Good!», «Oh… Shit!». Ему очень хотелось пообщаться, и это было презабавно. Вся еда, которую они везли в машине, была отдана мне — и для них это обычное дело. Иранцы стремятся не только накормить тебя, но и дать вкусностей с собой.

Такое необычное чувство: по сути, ты не в самой комфортной ситуации — заблудилась, едешь с незнакомцами, которые не знают английского — но чувствуешь безопасность, ешь вкуснейшие лепешки и улыбаешься людям, которые сами их испекли и кормят тебя, заблудившуюся в тумане.

— Иранцев волнует, что туристы думают об их стране?

— О да! Они все время спрашивают: «Iran good?». И ты, конечно, должен с уверенной улыбкой энергично кивнуть: «Good!». Отвечать развернуто и обтекаемо: «все страны прекрасны по-своему», «бывает по-разному» — лучше не стоит. «Good» — и все счастливы!

Они очень хотят общаться с туристами — не избалованы их вниманием, не имеют негативного опыта. К ним долгое время никто не ездил, да и сейчас нет потока — все из-за тех же стереотипов об опасной обстановке и плохом отношении к женщинам. Поэтому местные очень рады, когда кто-то приезжает: можно и в английском попрактиковаться, и на загадочных европейцев посмотреть, и про Иран, который гуд, рассказать. (Улыбается.)

Никто не стремится раскрутить тебя на деньги, отпустить тебе вслед сальную шутку или негативное замечание, нет навязчивого внимания и хватания за руки — там действительно очень комфортно.

— Отметили для себя какие-то интересные бытовые традиции?

— Они выпекают потрясающе вкусный, душевный хлеб и бездрожжевые лепешки! Огромный горячий лаваш стоит на наши деньги 30 копеек. Пекарь — друг всего поселка, все его знают и уважают, а он, в свою очередь, помнит, кто какой хлеб любит, кому к какому времени его привезти…

— Мы несколько раз вскользь упоминали о стереотипах, связанных с отношением к женщине в Иране. Как все на самом деле?

— Я не чувствовала себя ущемленной. Другой вопрос: необходимо принимать правила, о которых предупредили. И тогда принимают тебя. Ты должна быть одета по местной моде и вести себя прилично — этого достаточно для того, чтобы к тебе относились хорошо. И, в принципе, это не более чем дань уважения стране, в которую ты приехала погостить.

Могу сказать, что в Иране достаточное количество мужчин, которые мыслят прогрессивно — многие из них учились за границей либо выезжали туда по работе, путешествовали. Так вот: они очень культурны, интеллигентны, держат дистанцию, но при этом и заговорят с тобой, и помогут, если ситуация того требует. Рассказы о том, что мужчина не подаст чужой женщине руку, если она будет падать с горы в обрыв, сильно преувеличены. (Улыбается.)

Но, конечно, там хватает людей обоих полов, которые судят о вещах узко и руководствуются во всём только религиозными догмами. Такие есть в любой стране, мне кажется…

Для меня, например, было более чем удивительно услышать от молодых людей, что они отдали свою любимую собачку, потому что им сказали: молитвы тех, кто держит собак, не доходят до Аллаха…

Им очень жалко собаку, но быть услышанными Аллахом для них важнее. Понимаю, что в зависимости от характера и мировоззрения это может как забавлять, удивлять, так и пугать.

— Расскажите, а женщины, которые изо дня в день носят закрытую одежду, находят способы внешне проявлять свою индивидуальность?

— Да, все они виртуозные визажисты! Каждый день с таким макияжем, как мы, девочки, на фотосессии или большие праздники делаем. Но перебора в этом нет, скорее, тщательность и внимание к деталям. Маникюр на их ногтях — это тоже произведения искусства, разнообразные, как сказки «1000 и 1 ночи».

Еще у них очень популярно и престижно делать операцию на носу — убирать горбинку. Девушки долго носят послеоперационные повязки и делают это с гордостью: операция дорогая, позволить ее себе может не каждая, а значит, повязка — свидетельство твоего высокого статуса.

Что касается одежды — да, конечно, всегда носить один и тот же силуэт не очень интересно. Но зато какое разнообразие фактур тканей, какое богатство цветов! Есть и яркие, и нежные, и очень стильные, актуальные оттенки, которые никак не назовешь скучными.

Я бы сказала, что местные женщины выглядят интересно, загадочно, по-своему притягательно. Вот идет женщина в хиджабе по берегу моря — светлый песок, голубая вода, темная ткань, которая волнуется на ветру — очень красивый и гармоничный пейзаж… Женщина будто часть природы.

Наблюдая за местными девушками, мне пришло в голову, что они более защищены, нежели наши. На нас все-таки устремлено слишком большое количество взглядов — не всегда добрых и честных, часто вымещающих собственные комплексы. А иранские женщины будто под защитным куполом: для своих они его приоткроют, для чужих — останутся неприступной тайной.

— Мы говорим о том, как они выглядят, но как они себя чувствуют?

— Как мне показалось, достаточно комфортно и уверенно. Они учатся, путешествуют с подругами, доверяют своим мужчинам. Конечно, они придерживаются определенных правил, чуждых нам, но они выросли в этой культуре, для них это абсолютно нормально.

— Расскажите о местах из «маршрута таксиста», которые вас поразили?

— Таксист наш оказался общительным парнем, которому по душе города с насыщенной жизнью. Улочки, запруженные людьми, шумные рынки, яркие вывески, оживленное движение… Заметила забавное: местные зачастую не гуляют вдоль моря, а ездят по побережью на машинах, причем с громкой музыкой. Максимум — выходят на берег ножки помочить. Наверное, им так нравится… (Улыбается.)

Это всё не моё, но оказалось очень важным для контраста. Контраста с природой, которую я увидела в следующих точках своего путешествия.

Первое место, которое меня поразило красотой ландшафтов, было немного диким, не туристическим — Джавахердэх. Там нереальные, монументально-величественные горы и очень аутентичные местные жители. Они как раз относятся к нераспространенной в Иране категории «агрессивно продающих». Были там такие карикатурные старухи в черном, со зловещими носами и угрожающими интонациями, которые буквально бежали за тобой со своими хлебами и супами, пытаясь всучить их в руки и выручить деньги. Дело в том, видимо, что туристы для них единственный источник дохода и выживания… Сначала эта сырая, первородная энергия пугает, потому что она очень сильная и очевидно недобрая. Но потом понимаешь, что общение с такими людьми — это тоже интересный опыт, расширяющий горизонты, позволяющий увидеть Иран разным — настоящим, не отретушированным.

А потом мы поехали в место не менее красивое, но гораздо более легкое по атмосфере и теплое по отношению к туристам. Называлось оно Масуле.

Масуле состоит из крошечных, будто игрушечных домиков. Они выстроены очень необычно — ярусами. Крыша нижнего дома становится тротуаром и полом для домика, который расположен выше. Сделаны домики из дерева и глины, а ярусы соединяют между собой тонкие лестницы. Несмотря на это, постройки устойчивые, и местные не изменяют архитектурным традициям сотни лет.

фото: kulturologia.ru

В Масуле время не убегает, а струится. Поселок, как сердце, уютно спрятан в лощине между гор, и там очень мягкий климат, вкусный и свежий, напоенный травами воздух. Здесь много прогулочных дорожек, по которым можно идти целый день, не уставая и восхищаясь пейзажами, которые видишь вокруг… Все, кого ты встретишь на пути, расслаблены и спокойны, им не нужно ничего сверх того, что уже есть: от женщин, которые по утрам выходят в рассветный туман собирать горные травы, до овец и лошадок, пасущихся на бескрайних лугах.

Здесь же, в Масуле, мне удалось стать свидетелем рождения новой жизни. Жеребенок пришел в этот мир на рассвете, с трудом встал на неокрепшие ножки и посмотрел с удивлением на нас, замерших — у меня и местных пастухов были, кажется, одни и те же чувства: трепет и желание запомнить этот момент, чистый, завораживающий.

Мы с пастухами, кстати, пытались поговорить, но не знали языков друг друга. Тем не менее, поняли, что хотели сказать, между нами был контакт. Пастухи угостили меня ароматным чаем и домашним сыром, а за этим наблюдали их овечки и собаки. Первые — очаровательно бездумно и незамутненно, а вторые — внимательно, мудро, но при этом очень добродушно.

Это добродушие и спокойствие характерно для всех животных, которых я встретила в горах Ирана. Собаки не гоняют овец, а следят только, чтобы те не потерялись, овцы, в свою очередь, и не стремятся разбредаться — им бы только травку меланхолично пожевывать, находясь под пушистой охраной. Неподалеку пасутся такие же умиротворенные коровы, которые неторопливо умывают своих плюшевых телят, а горные козочки, как пушистые облачка, без труда порхают по склонам…

— В Иране так и остались в горах, не вернулись в город?

— Да. Чем больше я путешествую, чем дольше фотографирую, тем более убеждаюсь: никакая архитектура, даже самая гениальная, не затмит природу. Ни одному человеку не под силу создать те шедевры, которые сотворила она — первичные, гармоничные, говорящие напрямую с твоей душой.

А горы… О них можно говорить бесконечно. Если ты готов к ним, горы открывают свои тайны, показывая диковинные растения и чудесных животных… Горы возвращают тебе чувство покоя, гармонии и свободы… Горы дают тебе живой эмоциональный опыт — и он каждый раз новый. Многие, находясь в них, чувствуют себя песчинкой, малостью, я же чувствовала себя частью большой картины, которая по-настоящему прекрасна…

— Что в природе Ирана, помимо гор, влюбило вас в себя?

— Зелень. Она в Иране в это время не сочно-изумрудная, летняя, и не осенняя — темная с багрянцем, а весенняя, прохладного, нежно-салатового оттенка. Деревья там вековые — не обхватить. Покрытые мхом, с раскидистыми кронами, дающими тень, и причудливо изогнутыми стволами — как в фильмах про хоббитов. Так и кажется, что они вот-вот появятся перед тобой.

А еще — вода. От горных ручейков, которые разговаривают почти шепотом, до водопадов, которые громогласны… Чувствую себя сейчас иранским Пришвиным. (Смеется.)

И туман! В Иране я узнала, что он может быть совершенно разным. Тонким, как паутинка, с пробивающимися сквозь него лучами солнца… Или непроницаемо-густым, как парное молоко. Иногда он сгущается постепенно, а иногда вырастает перед тобой стеной — ставит перед фактом своего существования.

Туман внезапный, переменчивый, на него нельзя рассчитывать, но он такой красивый!.. Он в своей изменчивости и есть сама жизнь, которая всегда течет и никогда не стоит на месте. И секрет в том, чтобы принять эту изменчивость, стать восприимчивой к ней, но независимой от нее и чувствовать себя счастливой в каждом моменте. Точно знать, что жизнь есть во всём, а главное — в тебе самой.

Нужные услуги в нужный момент
-11%
-20%
-25%
-15%
-20%
-65%
-20%
-70%
-30%
0056673