• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наши за границей


Денис Дудинский телеведущий и солист группы DaVinci, учредитель международного туристического агентства «ФарЭвей», а ещё — смелый путешественник и хороший рассказчик, который всегда делится с LADY захватывающими историями о своих поездках.

Если вам не довелось их прочесть, и вы хотите наверстать упущенное, напоминаем, что Денис уже рассказывал нам о том, какой он увидел Эфиопию, Панаму и Коста-Рику, Гамбию и Гвинею-Бисау.

Сегодня дневник путешественника продолжится туром в Перу — кстати, Денис собирает группу для такого же путешествия на следующий год.

Насколько совпадает с реальностью то, что мы знаем о Перу из книг и приключенческих фильмов, что чувствуешь, попав в загадочный Мачу-Пикчу, как это — совершить трехдневный пеший переход через один из глубочайших каньонов мира, и где находится та волшебная точка на карте, в которой можно обнять ленивца — в этом интервью.

— Денис, расскажите, что вдохновило вас на эту поездку.

— Почему Перу? Потому что это одна из немногих стран Южной, Центральной, Латинской Америки, где есть такое средоточие интересных мест. Если, к примеру, спросить человека об известных достопримечательностях Бразилии, он, скорее всего, навскидку назовет только пляж Ипанема в Рио-де-Жанейро. Если задать такой же вопрос о Перу, сразу придет много ответов: Куско, древняя столица инков; оставленный город Мачу-Пикчу; Титикака; Амазонка; каньон Колка; горы Анды и андский кондор — одна из самых крупных и редких птиц в мире… Уж точно есть на что посмотреть!

— Почему так долго не добирались до такого интересного места?

— Это не первая моя поездка. Впервые я открыл для себя Перу три года назад. На то путешествие меня подбили друзья, которые сами в итоге «соскочили». Так что первый раз я оказался в Перу совершенно один.

Путешествие в одиночку — это потрясающий опыт, необходимый, чтобы полностью погрузиться в новую для себя среду — языковую, культурную, бытовую. Всем советую одиночные поездки хотя бы раз в несколько лет.

Говорят: «Это же скучно! Не с кем делиться впечатлениями!». А мне кажется: как можно поделиться с тем, кто стоит рядом и видит то же, что и ты? Восхищенно восклицать, толкая друг друга локтем в бок и делая селфи? Гораздо лучше «сфотографировать» то, что тебя поразило, собственной памятью, и осмыслить это в тишине.

Путешествуя в одиночку, Ты Предоставлен Сам Себе — всё с большой буквы. Ты больше не существуешь «за компанию». Просыпаешь во сколько хочешь, гуляешь там, где нравится, планируешь отъезд на удобную для тебя дату — полная свобода.

Одиночные поездки, кстати, научили меня обо всём договариваться «на берегу». Я сразу показываю свой план и маршрут путешествия, а дальше — полная автономия. Если кому-то хочется иначе потратить время и деньги, это его право. Благодаря этому, путешествия, даже с большой компанией, проходят без проблем.

Вместе с Денисом в Перу отправилась группа путешественников…

— В этот раз вы, можно сказать, собрали небольшую тургруппу…

— Просто повесил в социальной сети объявление: «Кто хочет с нами в Перу — пишите!». И, честно сказать, не ждал такого количества запросов. Были заявки из России, Италии, Америки! Но после того как набралось 10 человек, сказал: «Стоп! Не каждая деревня на Амазонке может принять такую „охапку“ отважных путешественников!». Компания в итоге собралась отличная, хоть и разношерстная. Возраст — от 24 до 53, разные сферы деятельности и даже противоположные политические взгляды… Но все уживались прекрасно! Ни одного конфликта. Хотя, возможно, на конфликты не оставалось ни сил, ни времени из-за четкой программы, расписанной по часам. (улыбается)

Наш маршрут был полностью авторским, проверенным на себе. Прежде всего я связался со всеми отелями и перевозчиками, контакты которых помечал в блокноте в прошлую поездку. Благодаря личным звонкам, цена на жилье получилась очень лояльной, гораздо ниже той, что представлена в широком доступе. В гостиницах Перу нет изобилия гостей, чаще всего люди остаются на одну ночь между переездами. Поэтому владельцы отелей легко идут на контакт, согласны на скидки, а за дополнительную «десяточку» могут даже предложить выслать за вами фургон в аэропорт/на вокзал.

После я изучил туристические форумы о Перу — обязательный момент даже в том случае, если ты уже был в стране и хорошо её знаешь. Сразу скажу: на российские форумы время не тратьте, такого необоснованного пафоса и нетерпимости ко всему «чужому» — от страны до мнения — я не видел нигде. Прочитав их, ты ужаснешься и даже словишь себя на грешной мысли: «А может и правда вместо кошмарной страны Перу махнуть в хлебосольную Турцию, где всё включено?». В то же время на иноязычных форумах всё в порядке, и можно найти кучу актуальной информации, которая помогает спланировать путешествие.

— Турист без физической подготовки справится с таким путешествием?

— Эта поездка будет трудна для того, кто совершенно к ней не готов. Для того, кто не понимает, куда и зачем едет.

Это, кстати, причина, по которой пришлось отказать некоторым из тех, кто хотел присоединиться к нашей группе. Люди спрашивали: «Когда мы будем в горах, где останутся наши чемоданы?». Я объясняю: «Не получится взять с собой чемодан, только рюкзак весом не больше 10кг». Ответ: «Нет, такое меня не устраивает. Я всегда еду с двумя чемоданами». Продолжаю повторять: «Только рюкзак за плечами, никаких чемоданов». В итоге слышу: «Ладно, ладно… Чемодан на месте куплю».

Или вот ещё, как говорят, «из любимого»: «А я кроссовки не ношу, только обувь на каблуке».

Идеальный турист для перехода через каньон: на шпильках, с двумя чемоданами в руках. Возьмешь с собой — и будешь как Буратино, который сам себе враг. (улыбается)

Наша группа была подготовленной, но всё равно случались непростые моменты — оценить свои силы адекватно, пока не окажешься в заданных обстоятельствах, невозможно.

— Расскажите о своем маршруте.

— Сначала мы приехали в Лиму, оттуда — в Куско. Гуляли по городу целый день — он волшебный, самобытный, не запруженный туристами и такой… Мощёно-черепично-аутентичный! Кто исследовал потаенные улочки Барселоны или бывал в римском районе Трастевере, меня поймет — схожая по ощущениям атмосфера. Куско производит впечатление сочетанием монументальной архитектуры и природы: высокие тёмно-коричневые соборы здесь обрамлены огромными массивами гор… Дух захватывает, конечно! С 1983 года этот город внесен в Список культурного наследия ЮНЕСКО.

Вечером мы сели на автобус и переехали в город Ольянтайтамбо, чтобы оттуда на поезде попасть в Агуас-Кальльентас, городок, расположенный у подножия Мачу-Пикчу.

— Неплохая тренировка дикции для телеведущего…

— Ещё бы! «Из Ольянтайтамбы мимо Урубамбы в Агуас-Кальльентас». (смеется)

А ведь примерно это надо было проговорить по несколько раз для каждого из спутников в ответ на вопросы: «Так куда мы послезавтра едем?», «А откуда?», «Снова забыл: куда?».

— Пейзажи красивые за окном по пути «Из Ольянтайтамбы мимо Урубамбы в Агуас-Кальльентас»?

— Очень! В поезде даже крыша стеклянная, чтобы панорама открывалась целиком. Узкие ущелья, горные реки, ламы, пасущиеся на их берегах, люди в пончо, которые несут за спиной коромысла с вёдрами… Во время таких поездок удаётся прочувствовать страну.

А что касается точки прибытия — Агуас-Кальентаса, с ним у меня история из детства связана. Был у нас в школе «кружок» азартных игроков в «Города». Я в этот кружок, конечно, входил и точно знал: чаще всего названия городов заканчиваются на буквы «К» и «А». Соответственно, чтобы всех обыграть, надо знать много городов, которые на эти буквы начинаются.

Победить в игре мне очень хотелось, поэтому я целенаправленно открывал в атласе алфавитную страничку и заучивал названия городов на «К» и «А». Причем не простые выбирал типа «Абиджан», а солидные — вроде"Аббиатеграссо", чтоб уж наверняка уложить противника на лопатки.

Вот и Агуас-Кальентас попал в мой список для заучивания. Тогда — набор букв и точка в атласе, а теперь — реальность. Когда мы вышли из поезда, почувствовал, что приехал в детство. Здравствуй, милый Агуас-Кальентас! Целую платформу и паровоз! (смеется)

— Ну, из Агуас-Кальентаса вы наконец попали в Мачу-Пикчу?

— Да, немного проезжаешь на автобусе — и перед тобой Мачу-Пикчу. Место, оставленное инками и заново открытое Хайремом Бингемом всего 100 лет назад. По сути, никто до сих пор толком не знает, что это: бывшая обсерватория, руины храма, место древних поселений? Ничего подобного в мире нет, и Мачу-Пикчу входит в список новых чудес света.

Для многих Мачу-Пикчу — это мистика не только с точки зрения истории, но и по личным ощущениям. От него ждут открытий, прозрения… Там можно увидеть людей, сидящих в позе лотоса, медитирующих, бьющих в черепаховые барабаны…

Признаюсь честно: я ничего такого там не чувствую и лично для меня это просто историческое сооружение, покинутое людьми по неизвестным причинам.

По сути, Мачу-Пикчу, это небольшой конус. Огромная высота, вокруг — отвесные скалы, под тобой проносятся реки, а над головой — облака. И понимаешь, что та красота, которую видишь вокруг, это и есть настоящая мистика.

У меня, кстати, появилась традиция, связанная с этим местом: всегда беру с собой на Мачу-Пикчу бутылочку местного алкоголя — писко. Надо обязательно сделать глоток на Мачу-Пикчу, с Мачу-Пикчу и за Мачу-Пикчу, конечно! (смеется)

— Куда отправились после Мачу-Пикчу?

— В город Пуно на озере Титикака. А это высота 4000 м! Здесь многие ощутили на себе горную болезнь: головные боли, скачки давления, слабость. Прибавьте к этому ночной переезд… В общем, мы приехали в Пуно совершенно разбитыми, с осоловевшими глазами, заселились в отель под утро.

Но всё прошло, когда я поднялся на крышу отеля и увидел пейзаж, который с неё открывался. Рассвет над Титикакой на высоте 4000 м — это зарево, взрыв всех оттенков красного… Тот самый случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или прочесть:

А наутро нас ждал катер, чтобы отвезти к поселениям племени аймара на озере Титикака. Исторически сложилось так, что более сильные и агрессивные племена вытесняли аймара, отвоевывая всё новые территории. Вожди рассудили, что жить прямо на воде легче, чем постоянно отбиваться от врагов.

С того момента и до сих пор они живут на плавучих островах из тростника, которые называются Урос. Толщина такого острова от полутора до трех метров, и расположено на нём до семи избушек — тоже из тростника. Они даже готовить как-то умудряются, притом, что кругом сухой тростник: один уголёк — и спалишь всё поселение.

Вся жизнь разворачивается на клочке 10 на 15 метров — это для них весь мир.

— Подождите. И что, они просто плавают всё время?

— Просто плавают, да. (улыбается)
Правда есть у них проблема: их перемещение по Титикаке сегодня ограничено. Потому что озеро разделено между Боливией и Перу, а паспортов у этих ребят нет. В общем, не ждут их в Боливии, а они туда могут приплыть запросто. И островов таких плавучих около пятидесяти.

— А расскажите о людях, которые на них живут?

— Это добродушные, улыбчивые ребята-крестьяне с забавным, плотным и низкорослым телосложением. Форма жизни в их племени — это, по сути, первобытно-общинный строй. Как зарабатывают и чем питаются? Ну, женщины мастерят сувениры на продажу, мужчины — удят рыбу. К туристам они относятся вполне благосклонно, потому что, во-первых, живут за их счет, а во-вторых, это для них, по сути, единственная форма соприкосновения с внешним миром. Из зоны личного комфорта, как принято говорить сегодня, они выходят, только чтобы доплыть на катере до ближайшего посёлка и закупиться в магазине.

Возможности задержаться на Титикаке и подробнее изучить жизнь племён у нас не было, потому что нас ждал трёхдневный пеший переход через каньон Колка.

— Трудно было?

— Непросто: каньон Колка называют одним из самых глубоких в мире, и стартовали мы с высоты 4000 м. Идёшь на дно этого каньона с рюкзаком за плечами, смотришь вниз и думаешь: «Да ну! Туда идти минимум месяц! Серьёзно: надо прийти вот к этому домику, который размером с точку?!». Сопровождающий тебе говорит: «Да! И идти не напрямую, а в обход».

Понимаешь: «Это нереально. К Новому году бы успеть!». Но идёшь. Путь пролегает узкой тропинкой, по которой гоняют скот, никакого транспорта здесь, разумеется, нет. Палит солнце, и скоро у тебя появляется характерный «велосипедный» загар. Обливаешься водой — и идёшь дальше. Что компенсирует тяжесть пути? Красота вокруг. Нереальные горы и кондоры, которые с шумом проносятся на уровне твоих глаз.

И вот наконец доходишь до привала. Эта маленькая деревушка кажется тебе самым прекрасным местом на земле, а матрас, на который можно прилечь, самым мягким на свете. Закат здесь создает ощущение нереальности происходящего: ты очень низко — в каньоне, а горы — высоко над тобой, и солнце катится по небу, как светящийся шар, пока красный закат не сменит абсолютная темнота. Электричества в деревушке нет, и, когда наступает ночь, здесь зажигают свечи. А ты мгновенно проваливаешься в сон…

Чтобы на следующий день, с рассветом, продолжить поход. Во второй день он занял шесть часов — мы двигались по дну каньона, проходя через местные деревни. Бабушки, которые видели нас, предлагали колодезной воды, молока, срывали фрукты в собственных садах и угощали, рассказывая, что эти плоды лечат всё на свете: от болей в желудке до радикулита. (улыбается)

Разрешали отдохнуть в тени двориков и, конечно, раз уж такое дело, поучаствовать в хозяйстве: принести хвороста, потолочь зерно в ступе…

Добрые они, местные! И очень выносливые: смотришь на этих старичков — и не понимаешь, как им удается так легко скакать вверх-вниз по каньону не одно десятилетие подряд. Второй день похода дал возможность лучше узнать этих людей.

Ну, а третий день был самым трудным. В половине четвертого утра мы начали подъем вверх — в ту точку, с которой пришли. Идти предстояло около пяти часов.

Хорошо, что я обратил внимание на выражения лиц наших женщин… Сразу стало понятно: нужна помощь. Вызвали мулов! Да, как такси. (улыбается)

Просто обратились с просьбой в соседнюю деревню — и за 20 долларов (а мы бы и 100 без пререканий заплатили!) нам дали мулов для подъёма. Мы погрузили наши рюкзаки на животных, и дорога стала легче…

— Что почувствовали, преодолев этот путь?

— Счастье, конечно! Мы поднимались в кромешной темноте, только при свете фонариков. А когда достигли цели, как раз взошло солнце и осветило весь каньон. Смотришь вниз и не веришь, что пришел оттуда, спрашиваешь себя: «Как мы смогли пройти этот путь?». Но смогли ведь! И остались живы, здоровы.

После перехода все, конечно, были притихшими, под впечатлением… Многие впервые почувствовали, что значит «убить себя», чтобы потом восстать, как птица Феникс, и сказать себе: «Да, в моей жизни это было!».

— Думаете, это правильно — испытывать себя на прочность?

— Да. Чтобы понимать: бывает и такое. И чтобы было с чем сравнивать! Сравнения, они, знаете, вообще очень полезны. Сразу становится понятно, что вскопать грядку — это не сложно, а сбегать выбросить мусор — вообще не проблема! (смеется)

— На что остались силы после каньона?

— На исследование Амазонки! Мы прилетели в Икитос: город в джунглях, который, когда смотришь на карту, кажется маленьким крылышком на северо-востоке Перу.

Икитос — один из немногих сохранившихся аутентичных городов, который построили испанцы. Туристов в Икитосе практически нет, в основном, туда приезжают ученые, которые изучают флору и фауну Амазонки… Ну и журналисты «National Geographic». (улыбается)

В Икитосе мы пробыли в день, сходили на небольшие местные рынки. Попробовали там съедобных личинок!

— И как?

— Очень вкусно! Их жарят, а потом насаживают на шпажку. Съел одну такую шпажку — и сытый человек!

— Понятно… Расскажите нам лучше про джунгли.

— Хорошо. (улыбается)

Мы попали в джунгли в очень интересное время — период разлива Амазонки. Она вышла из берегов, и многие районы были полностью затоплены. Благодаря этому, мы достаточно быстро добрались до места, где нас ждали — уровень воды был таким высоким, что плыли прямо через лес.

Приплыв, увидели четыре домика — скорее даже шалашика — стоящие на сваях. Стены из дерева только наполовину, выше — просто натянутая москитная сетка. Над ней — соломенная крыша. Нате — живите! Внутри только кровать, но зато с постельным бельем, а это уже много! (улыбается)
Ну, а как иначе прочувствовать на себе, что такое «жизнь в Джунглях»? Засыпаешь под месиво звуков, которые издают птицы и животные — остается только догадываться, кто там кого в зарослях догнал, поймал и съел, пока ты пытаешься уснуть. Просыпаешься под эти же звуки — разборки продолжаются. (улыбается).

Поздно вечером и с утра, в рассветной дымке, нас катали на лодке по Амазонке. В ночи вылавливаешь фонариком светящиеся глаза диких зверей на берегу, а утром видишь первые лучи солнца, которые пробиваются сквозь густой туман… Ни одна фотография этого не передаст!

Или вот плывешь в открытой пироге — и тут налетает тропический ливень. Вода везде! И про зонт, как понимаете, говорить не приходится. Думаешь «что я теряю?», сбрасываешь одежду — и прыгаешь в Амазонку! А она цвета кофе с молоком, и что там, в её водах, ты не знаешь… Но плывёшь — и чувствуешь себя абсолютно счастливым!

— Там же пираньи могут быть!

— Ну, не везде. Они в определенных местах живут. И мы, кстати, ловили их! На импровизированные такие удочки, которые состоят из палки, лески и ржавого крючка. Даже меня, ни разу не рыбака по сути своей, разбирал азарт. Так раскачал лодку, что одергивали за рукав, мол, «Денис, не надо, мы сейчас перевернемся и сами пираньям достанемся». (смеется)

Они же, пираньи, хитрые ужасно: сплываются со всех сторон и в одно мгновение обгладывают наживку, не заглатывая крючок! Только и видишь в воде их чёрные спинки и красные животы, а поддеть никак не получается. За несколько часов смог вытянуть штуки четыре всего. Но оно всё равно того стоило!

— А более приятных живых существ вы в Джунглях встречали?

— Да, мы ведь на Острове Обезьян были! Там исследуют характеры и повадки этих животных, выхаживают раненых и брошенных детенышей. Более того, сразу говорят: «Ребята, не бойтесь обезьян, подходите ближе, они любят общаться с людьми!».

Подходишь — и тут же к тебе навстречу выходит парочка конкретных таких ребят с сосредоточенными лицами. И пока они обстоятельно проверяют твои карманы, их маленькие подельники сзади уже открывают твой рюкзак. Только слышишь, как молния туда-сюда «вжикает». Когда пытаешься их оттуда убрать, руку твою, громко возмущаясь на обезьяньем языке, отталкивают и продолжают начатое разорение. (смеется)

Но стоит протянуть руку дружелюбно — и они уже ползут по ней к тебе на плечо. Устраиваются там и начинают копаться в волосах. Восторг, умиление — и вот это вот всё. (улыбается)

Обезьян там огромное количество, и все они разные, но каждая до ужаса похожа на человека: кто-то — серьезная такая личность, кто-то — мелкий вертлявый гримасник.

— А ленивцы? Какие они?

— Самое прекрасное в этих ребятах то, что ты всегда знаешь, чего от них ожидать!
От любого животного, каким бы милым оно ни было, тебе может «прилететь», если будешь слишком активно к нему приставать. Но ленивец не такой! Он бы и рад от тебя сбежать или двинуть тебе когтистой лапой, но не чувствует в себе для этого никаких сил.

Вот он висит на дереве, а ты подходишь и начинаешь аккуратно его снимать. Ленивец при этом невозмутим и продолжает жевать! Когда все лапки отцеплены от дерева, он, конечно, замечает это, удивленно «мяукает» и продолжает вяло тянуться за листьями, но в целом ситуация его устраивает, и сопротивляться он не собирается.

Шерстка у ленивца упругая, но мягкая, и пахнет лесом, смолой. А мордочка потешная невероятно: когда он медленно-медленно поднимает на тебя свои круглые глаза, можно, конечно, умереть от умиления. (смеется)

Кстати, оторвать его потом от себя невозможно: ленивцу нравится всё, на чём можно повиснуть и уснуть. А дерево это или твоя рука — ну какая разница?

— После ленивцев — к людям и цивилизации?

— Да, после Джунглей мы приехали в столицу Перу. Лима прекрасна тем, что она находится высоко над уровнем океана. Крыши её домов всегда затянуты густыми облаками, смотришь вверх — и видишь белую пелену. А внизу — океан. Берешь кофе навынос, садишься на краю обрыва — и смотришь на его волны…

Да и вообще: можно наконец надеть красивую белую рубашку и почувствовать себя человеком! (смеется)

— Но это для вас не так приятно, как подниматься по каньону?

— Ну нет, в конце пути очень даже приятно! С удовольствием гуляешь по городу, смотришь на людей и ставшие уже непривычными машины, сидишь в хорошем кафе за вкусным коктейлем — постепенно возвращаешься к цивилизации.

Да, вот то самое определение — постепенное возвращение. Это ощущение мне очень нравится!

— Не чувствуете сожаления, что путешествие подходит к концу?

— Я всегда точно знаю, что окончание одного путешествия — это начало следующего. И поэтому возвращаюсь с легким сердцем. Я люблю свой дом: и страну в целом, и те квадратные метры, в которых живу. Мне нравится то, чем я здесь занимаюсь, и я точно знаю, что на своем месте.

— После каждого путешествия в памяти главная картинка, которую ты оставляешь себе навсегда. Какой была главная картинка из Перу?

— Ленивец! (смеётся)

Точнее, глаза моей спутницы, когда она его обнимала. У неё мечта была — обнять ленивца. И вот она держит его на руках — смеётся и плачет одновременно.

И если я захочу вспомнить о том, как мне удалось сделать человека счастливым, знаю, что перед глазами будет стоять именно этот кадр…

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-30%
-20%
-15%
-30%
-20%
-50%
-20%
-20%
0057345