175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  2. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  3. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  4. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  5. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  6. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  7. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  8. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  9. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  10. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  11. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  12. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  13. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  14. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  15. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  16. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  17. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей
  18. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  19. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  20. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  21. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  22. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  25. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  26. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  27. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  28. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  29. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  30. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов


"У большинства людей есть мечта, которую можно исполнить до конца недели, а они делают из нее мечту всей жизни".

Денис Дудинский, телеведущий, путешественник и учредитель международного туристического агентства "ФарЭвей", к этому большинству не относится.
Свои мечты он воплощает в жизнь, что делает его похожим для большинства наблюдателей на героя приключенческого фильма или, на худой конец, программы канала Travel.

Денис уже рассказывал нам о своей поездке в Эфиопию, а в этот раз мы поговорили о его путешествии по Центральной и Южной Америке. Продолжительность поездки – месяц, маршрут… Ну, посудите сами:

– Денис, расскажите, пожалуйста, о том, почему вы выбрали такое нетипичное направление для своей поездки?

– Меня зацепила сама Центральная Америка – еще с первой поездки. Могу даже так сказать: не я выбрал этот регион, а он меня.

Сначала был Гондурас (мама, провожая меня туда, плакала так, будто прощалась навсегда), потом Никарагуа и Сальвадор. И вот решил продолжить изучение региона поездкой в Панаму и Коста-Рику.

С каждой новой поездкой в Центральную Америку я все больше погружаюсь в эту культуру – выучил даже местный испанский. В Мадриде над ним, конечно, смеются, но я другого не знаю – учу язык здесь.

Этот регион нельзя сравнить ни с чем: он объединяет в себе потрясающую первозданную природу, историю, богатую событиями, и яркую, интересную ментальность местных жителей. А главное, мне здесь очень комфортно – тут я существую в едином ритме как с людьми, так и со страной.

И в конце концов согласитесь: это ведь потрясающе, когда от Тихого океана до Атлантического – 500 км, которые ты можешь преодолеть за час на самолете. Или, что еще лучше, на своем транспорте – с живописными остановками на каких-нибудь там банановых плантациях (улыбается).

– Как формировался маршрут путешествия?

– Во многом это была импровизация. То есть, конечно, я держал в голове куда, во сколько и каким образом мы должны попасть, но предусмотреть все было невозможно, да и не хотелось, по правде говоря.

Главное в таких нетуристических путешествиях – это свобода во всем, в том числе в перемещениях. Ты ведь не можешь спрогнозировать, понравится тебе или нет то место, в которое ты приедешь. Вот не понравится – и что, пять дней здесь сидеть?

Нам этого не хотелось. Поэтому мы решали все на месте – и не пожалели. Это был месяц этакого блуждания от океана к океану, от границы к границе. Страны ведь эти очень маленькие – езжай себе, куда хочешь!

– Но такая свобода может стать причиной сбоев в логистике...

– Да, это случалось дважды за время поездки, но мы достаточно легко справились.

Первый раз я перепутал аэропорты в Брюсселе. Дело в том, что их два. По итогу мы имели следующую картину: до рейса Брюссель-Мадрид два с половиной часа, мы на другом конце города, где именно находится нужный аэропорт – неизвестно.

Что делать в таком случае? Ну хватаешь всех в охапку, ловишь такси, платишь 160 евро – и успеваешь на свой рейс!

Все в порядке, но понимаешь, что мог серьезно подвести людей. Поэтому сразу пометка в блокноте с множеством восклицательных знаков: "аэропорты бывают разными".

Второй случай произошел при переезде из Панамы в Коста-Рику. Специальная виза в Коста-Рику не нужна, достаточно шенгена. Однако я не предусмотрел то, что необходимо будет предоставить обратные билеты.

И вот вопрос на пограничном контроле:

– У вас есть билеты на обратный путь?

– Ну да, вот они - на обратный путь из Панамы…

– Нет-нет, вы сейчас въезжаете в Коста-Рику, и нам нужны ваши обратные билеты из Коста-Рики.

И что делать? Думали, все – возвращаемся обратно в Панаму.

Но, видимо, мы не первые и не последние, кто попал в такую ситуацию. Оказалось, что тут же неподалеку прогуливаются находчивые люди, которые готовы продать тебе нужные билеты. Стоили они 40 у.е., но это в данной ситуации не существенно.

Важно другое – то, что я отметил для будущих путешествий: если написано про въезд в страну "виза не нужна, но необходим обратный билет" – игнорировать подобные вещи не стоит.

Особенно с белорусским паспортом! (улыбается)

Он абсолютно непонятен для пограничника. Тот открывает его и видит пустую книжку: ведь вся информация и фото на последней странице. Человек старается разобраться, что-то там отсканировать, а ты в свою очередь с нелепой улыбкой всовываешься в окошко и пытаешься прервать этот процесс. Возникает дополнительная напряженность, которая совершенно ни к чему в затруднительной ситуации на границе.

– Но вы все-таки справились с ее пересечением?

– Да, и кроме нюанса с билетами все было достаточно просто. Мы легко попали в Коста-Рику и вернулись обратно – просто пройдя через мост.

Пограничники на обратном пути спрашивают "ну как вам Коста-Рика?", ты отвечаешь "о, прекрасно!" – и платишь 8 у.е.

Уже в Панаме тебе говорят "добро пожаловать, с вас 4 доллара!" – и ты платишь 4 у.е. соответственно.

Откуда эти цифры, не соответствующие чекам, и почему деньги просто кладут в тумбочку, ты, естественно, не спрашиваешь. Во-первых, это не существенно, во-вторых, глядя на разрушающийся мост впереди и позади себя, понимаешь: обсуждение блуждающих долларов просто неуместно. Ещё отправят обратно, чего доброго! (улыбается)

– Расскажите о главной цели своего путешествия.

– Это Дарьенский пробел – уникальнейшее место в мире.

От самой Аляски, через Канаду, США, Мексику, Центральную Америку, Перу, Чили, Аргентину – и так до конечной точки Южной Америки проходит трансамериканское (панамериканское) шоссе. И только в одном месте, на границе Панамы и Колумбии, оно прерывается на 90 км. Это и есть Дарьенский пробел. Тонкий подвесной мост, который находится там и упирается в джунгли, по сути, символизирует окончание всего – ведь дальше ничего нет...

Непроходимые заросли, вязкие болота, сложный рельеф – это место считается очень опасным. Кроме того, здесь прячутся наркобароны, ведь именно через Дарьенский пробел идет наркотрафик из Южной Америки в Северную.

С другой стороны, эти факторы во многом обуславливают загадочность и притягательность этого места. Ведь именно в пределах этих девяноста километров, где редко ступает нога человека, сохранилась удивительная экосистема и вековой уклад жизни – здесь есть животные, увидеть которых нельзя ни в одной точке земного шара, и племена, которые никогда не общались с другими людьми.







– Трудно было туда попасть?

– Невероятно трудно, ведь там не бывает туристов. Поэтому, приехав в Панама-Сити, мы сразу же пошли в Министерство окружающей среды, где нас ждал непростой разговор.

Ты объясняешь:

– Нам нужно в Дарьенский пробел.

А в ответ специальным таким тоном для туристов:

– Так, ребята, смотрите, недалеко от Панама-Сити есть замечательные пляжи…

– Стоп. Дарьенский пробел!

– Да-да, хорошо, а на Атлантическом побережье есть…

– Нет, Дарьенский пробел!

– Мда...

Потом начинается бюрократия: ты бесконечно подписываешь какие-то документы, перемещаясь для этого с этажа на этаж, ходишь по разным кабинетам, где подписанное тобой перенаправляется факсом в неведомое куда-то…

В общем, через два с половиной часа у нас было разрешение от Министерства. И нас – условно – только что не перекрестили в дорогу.

– Не зря?

– Ну как сказать… Поездка была, конечно, абсолютный сюр. Представьте себе куриный автобусик с деревянными лавочками – как понимаете, туристические автобусы с кондиционерами и мягкими креслами туда не ходят.

И вот ты трясешься в этом автобусике, который едет зигзагообразно, восемь часов подряд, потому что дорогу, разбитую дождями и землетрясениями, никогда не чинили… Мол, зачем чинить дорогу, ведущую в никуда?

За окном темнота и ливень, кого-то укачивает, кто-то кормит ребенка грудью, и все это дополняет местная, громкая и колоритная, музыка…

– И правда сюр. А что вас ждало на привале?

– Мы даже предположить боялись, что будет, когда автобус остановится и откроет двери!

Но к ночи добрались до деревни Явиза – последней точки этого раздолбленного панамериканского шоссе. Что делать? Где жить? К кому обращаться? Тишь и глушь.

Но тут видим вывеску "отель" на двухэтажном зданьице, закрытом на решетку и висящий замок.

Спрашиваем: "А где хозяин? Как попасть в отель?". Отвечают: "Хозяйка где-то на речке, стирает… Ищите там!".

И вот ты приходишь на берег незнакомой речки и кричишь:

– Кто здесь хозяйка отеля?

– Ну я… – какое-то огромное сонное существо выходит из кустов.

– А мы тут пожить бы у вас хотели...

– Ну живите, – и протягивает ключи.

– Подождите, как это…

– Что как? Откроете дверь, там в кресле возьмете ключи от комнат, какая понравится – в той и селитесь. Все, идите!

И в этом вся суть местных жителей: делай что хочешь, только нас не трогай! (улыбается)

Когда мы выселялись, точно также бегали по всей деревне с вопросом: "Где наша хозяйка, Анхелика? Нам надо отдать ей ключи и деньги! Мы хотим расплатиться!". В итоге отдавали все ее маме, потому что Анхелика так и не нашлась. Мама, кстати, тоже была женщина что надо, вся в цветастом и в папильотках – произвела впечатление… (улыбается)

Так, попрощавшись с Явизой, мы двинулись дальше…

– Как продолжился ваш путь?

– С проводником, который более-менее знал местность. Потому что без него там делать нечего.

Кажется, двигаешься по тропинке, но отходишь на три метра в сторону и тропинки уже нет. Видишь просеку в джунглях, немного отводишь взгляд – и нет просеки. Только высокая трава, папоротник и стволы деревьев.

Но с опытным сопровождающим этот путь можно преодолеть. Правда, не без остановок. Разрешение Министерства еще не гарант того, что ты попадешь в Дарьенский пробел – ведь по пути к нему надо пройти все военные блокпосты, отчитываясь о своих перемещениях. На каждом из них нужно дождаться, пока туда дойдет сообщение о том, что да, эти сумасшедшие белорусские туристы едут в Дарьенский пробел и их надо пропустить.

Но ожидание это забавляет: ты лежишь на травке, рядом с автоматами и пулеметами, вверху – колючая проволока и верхушки банановых пальм... Все как в кино!

Пройдя пять военных баз, проплыв на лодке мимо детей, моющих головы в воде, обезьян, кричащих на лианах, и живых крокодилов, проехав полтора часа на джипе и столько же на квадроциклах, мы, наконец, приехали на место назначения.

И увидели среди джунглей желто-зелёный, раскрашенный, матрешечный такой домик.

В этой избушке тебе дают матрас. Ты уточняешь:

– А как же постельное белье?
Смотрят на тебя, как на идиота.

– Ну… А горячая вода?

Такая же реакция.

– А мыться-то как?

– У нас есть душ, – отвечают.

Там труба торчит из стены, а из трубы – вода, которая течет в местном ручье.

Здесь в общей сложности мы провели неделю.

– Испытание на выносливость такое?

– Скорее открытие и исследование нового! А вот испытанием на выносливость можно назвать сам путь по Дарьенскому пробелу. Ты проходишь через джунгли, совершаешь перевал через реку, поднимаешься в гору – и все это при 35 градусах жары и стопроцентной влажности.

Четыре часа туда, четыре обратно. Мокрое – все. Даже фотоаппарат нужно доставать из сумки и нести на плече, потому что в сумке – вода.

Раздеться ты тоже не можешь – кусают все, кто могут кусать, а точнее выгрызают из тебя куски, пока твое тело не превращается в один сплошной укус…

– Денис, это все ужасно звучит, а вы вроде как счастливы.

– Конечно! Ведь оно того стоило! Не знаю, как мои спутники, но я осуществил свою мечту.

Подумать только: мы находились там, куда добираются только ученые-орнитологи, наблюдающие миграцию птиц, и новобранцы пограничного фронта, которые проходят здесь курсы по выживанию. Удивительное чувство!

Это расширяет внутренние границы и расставляет приоритеты так, что будь здоров. Меняется восприятие многих вещей, приходит переосмысление ценностей.

Так, возвращаясь на обратном пути в Явизу, где живет уже знакомая вам Анхелика, мы были счастливы и ликовали: "О, цивилизация! Мы дома! Мы выжили!".

А то "дыра, дыра…"

– Вам удалось с местными племенами пообщаться?

– Да, мы заглянули в гости к племени индейцев Эмбера. Нормальные такие ребята, ходят в маечках и шортах. Все их жилье – это сваи и крыша, гамаки и куча тряпья на полу. И это не "ужас-ужас" – просто им не нужно больше ничего.

Зато в центре деревни есть футбольные ворота, чтобы дети играли. Хотя они все как дети – очень непосредственные, искренние в своих реакциях.

Смотрят на тебя во все глаза, улыбаются, трогают – у них нет в отличие от нас, европейцев боязни случайных телесных контактов.



Моей спутнице на руки они нанесли племенные узоры. И знаете, очень забавно было и интересно: когда мы приехали в столицу Панамы, местные останавливали девушку на улице с радостными криками "Ооо, племя Эмбера! Ты наша!". Радовались, что встретили своего человека, а у нас, конечно, глаза на пол-лица были… Представляете, какая сильная родовая связь?

– А расскажите о ментальности местного населения.

– Есть одно слово, которое характеризует местных жителей на 100%. Это слово "маньяна" – "завтра". Всё – завтра!

– А когда вам деньги отдать?

– Завтра...

– Так мы же уезжаем!

– Завтра...

– А когда вы нам документы отдадите?

– Завтра...

Причем говорится это полулежа, с закрытыми глазами, попыхивая сигарой.

Посудите сами: чистейший воздух, температура ниже 30 градусов не падает, рядом океан, все вокруг растет, цветет и плодоносит – куда спешить, зачем нервничать, что может понадобиться?
Правильно – некуда, незачем, ничего. Сплошная маньяна!

И это отражается на всем – на расписании автобусов, на скорости обслуживания в магазинах, на времени ожидания блюд в пабах. Так, ты делаешь заказ, а официант на твоих глазах садится за соседний столик и пускается в оживленную получасовую беседу со своим приятелем.

В ответ на твой вопрос, он вскидывается с криком "о! моменто!" – и через минуту снова присаживается за стол, мол, "так вот, о чем это я там говорил…" (смеется)

Мне кажется, негласный лозунг местных: "Хотите что-то сделать? Сделайте, только без меня. Можете потом рассказать, что получилось, но лучше не надо…"

– А я про другой лозунг слышала – Pura Vida!

– Есть такое! "Пура вида" – это что-то типа "акуна матата". Лозунг серферов тихоокеанского побережья. "Чистая жизнь!" – говорят они друг другу, прощаясь. Это означает абсолютную безмятежность.

– Вы ее на себе тоже испытали?

– А как же! Там ее невозможно не испытать – вся жизнь как в замедленном кино. Местные похожи на ленивцев, которые даже висят как-то очень медленно, и ты понимаешь: "Ооо, ребята, так я же тоже ленивец, как круто!".

Ты входишь в этот режим, в этот график, если его можно назвать графиком, и начинаешь получать от всего происходящего удовольствие. Но здесь кроется подвох – лень накрывает тебя очень быстро и ты, как говорилось в фильме "Д'Артаньян и три мушкетера", "тупеешь на этой войне".

Cначала из твоей речи исчезают сложные обороты с запятыми и частицами. После предложения превращаются в совсем короткие и простые – не более чем пять слов. Потом твой голос становится тихим и ты начинаешь бубнеть, не делая промежутков между словами.

Наконец ты общаешься отдельными репликами, которые приходится не без труда вспоминать.

– Я пойду это… плавать!

И все такие:

– Угууу...

А ты продолжаешь сидеть, потому что тебе все лень – только бы сидел и смотрел на океан.



– Ну это уже больше на мечту похоже, кстати говоря!

– Да, тихоокеанское побережье в Коста-Рике – это просто картинка из рекламы "Баунти". Мы провели там неделю, потому что после Дарьенского пробела всем требовалось полное восстановление.

Посмотрели разные регионы – Кокос, Фламинго, Тамариндо… В последнем задержались подольше: потрясающие волны, закаты, как на картинке, соломенные хижины, ром, сигары и все то же замечательное ничегонеделанье с утра до вечера. Волшебные дни!

– Но вы же любите активности разные – серфинг, дайвинг. Практиковали на тихоокеанском побережье?

– Да, практиковал и то и другое. Но скажу честно – это удовольствие для опытных либо для тех, кого надежно страхуют. Если говорить о дайвинге, скорость развивается очень быстро и при этом довольно приличная. Тебя несет на острейшие рифы, ты лавируешь между ними, безвольно болтая ножками, пытаясь ухватиться руками за выступы, и видишь, как под водой растекается зеленое – это кровь на глубине приобретает такой оттенок.

Но… интересно! Хороший опыт…

– Опасный опыт...

– Опасности могут подстерегать в любом путешествии, если игнорировать основные меры предосторожности. Как человек, который не первый раз отправляется в путешествие, могу о них рассказать.

Помимо необходимого для данного региона комплекса прививок, ты должен иметь при себе полный спектр лекарств, которые тебе необходимы. Но и этого недостаточно: нужно предварительно изучить их состав и знать, как действующий компонент препарата называется в местной фармацевтике. Это значительно увеличивает твои шансы на "выживание".

Безусловно, в таких регионах опасность представляет сама природа, ее могущество.

Так, утонуть в океане можно, стоя по пояс в воде – тебя просто сносит отбойным течением и смывает в воронку. Накрывает волна за волной и относит более чем на километр.

Что делать в такой ситуации? Двигаться параллельно берегу, чтобы выплыть из смыва, который тебя затягивает. Но лучше быть осторожным заранее, чтобы не пришлось возвращаться на берег ползком и с синими губами.

То же и с джунглями. Ночью –- даже с фонариком! – по ним нельзя гулять. Там с окончанием дневного времени начинается совсем другая жизнь: просыпаются скорпионы, ядовитые жабы, неизвестные насекомые, об укусах которых вы можете узнать только по факту… И другие опасные животные:

Никто из представителей флоры и фауны не хочет тебя обидеть, но просто отодвинув в сторону "веточку", которая мешает тебе пройти, ты можешь задеть ядовитую змею… И кто будет тащить твое тельце через джунгли?

Следующая опасность после природы – это, как и везде, города и люди.

Не надо провоцировать проблемную ситуацию и ходить туда, куда не следует. Вот тебе главная площадь, вот старый город, вот картинная галерея – там и гуляй.

"Ох, пойду-ка я в трущобы, что мне эти каменные джунгли!".

Зачем? Вы же не пойдете ночью с дорогим айфоном гулять по Шабанам, правда?

Вот и здесь то же самое. Ничего "аутентичненького" в проблемных районах города нет. Зато там есть зачастую грязь, крысы и болезни.

Как мне объясняли в Гондурасе: города бывают просто опасные – когда к тебе подходят с пистолетом и ты выворачиваешь карманы, и очень опасные – когда сначала стреляют, а что происходит потом, ты уже не знаешь. Так вот, не стоит проверять на себе, опасный тот город, в котором ты находишься, или очень опасный.

Изучайте темперамент населения страны, в которую вы приехали, прежде чем вступать в контакты с жителями. Наблюдайте, как они общаются между собой, что для них норма, а что табу.

У местных в Центральной и Южной Америке, например, очень относительное представление о соблюдении дистанции – они легко сближаются с людьми в прямом смысле этого слова. Так, когда два парня идут обнявшись, это не значит, что у них нетрадиционная ориентация, если тебя навязчиво предлагают прокатить по городу, не стоит думать, что это обязательно мошенник и маньяк, и даже если случайный встречный начинает гладить тебя по щеке в процессе разговора, не стоит кричать "убери свои руки, грязный латинос!".

Потому что для них такое поведение норма. Также, как и упомянутая выше "маньяна", которая может нашего человека вывести из себя.

Повторюсь: наблюдение, трезвая голова на плечах и владение информацией – это залоги безопасности.

О последнем – всю необходимую информацию я храню не только в телефоне, но и в книгах. Я точно знаю: есть места, в которых не найти ни электричества, ни вайфая – и помочь тебе узнать, во сколько пребывает нужный автобус, может только вот эта книжица. Поэтому я, например, брал с собой три отдельные книги – Центральная Америка, Панама, Коста-Рика. В каждую из них я по ходу путешествия вносил важные для меня заметки, подчеркивал и помечал важные факты о стране. Когда есть бумага и ручка, тебе не нужен интернет!

Поможет в проблемной ситуации также и знание языка. Без него – никуда. Даже трех месяцев достаточно, чтобы освоить язык на примитивном уровне. И особое внимание нужно уделить числительным, так как это деньги, время и номера транспорта. Здесь очень помогают детские мультики, в которых герои говорят короткими и простыми фразами, самоучитель и маленький словарик.

По моему опыту, при знании языка ты экономишь 30% бюджета поездки. Южные люди очень контакты: если ты говоришь на их языке, они могут прийти к выводам типа "да ты классный! не надо ничего платить", а если не можешь и двух слов связать, быстренько понимают, что дорисовать нолик в счете – это вообще не проблема. Говорите хотя бы инфинитивами. Пусть это будет "я хотеть ехать гостиница" – вас все равно поймут.

– Кстати, про гостиницы. Где вам доводилось жить помимо того раскрашенного домика с душем из стены?

– Есть одно интересное местечко, на котором стоит отдельно остановиться. Это было на острове Бастиментос (Бокас-дель-Торо).



Мы жили в лагере-отеле Пальмар, который расположен прямо в биосферном заповеднике. И там все было особенным. Во-первых, лагерь (а в нем и ресторан, и туалеты, и души, и йога-лодж) работал только на возобновляемых ресурсах: солнечная энергия и дождевая вода. Во-вторых, весь лагерь состоял из тентов для проживания, которые сделаны из ткани, абсорбирующей воду, что очень важно при стопроцентной влажности.

В-третьих, в лагере по возможности не используются токсичные материалы и то, что не может пройти вторичную переработку. Посуда, упаковка, мебель – все натуральное, как и меню ресторана, само собой.

Главные лайфхаки: "используйте океан, как туалет, по возможности" и "принимайте душ с другом". Кстати, чтобы принять душ или вымыть руки, необходимо накачать воду по трубам насосом (секунд тридцать), открыть клапан, обмыться той водой, что накачал, снова закрыть клапан и качать воду (насос приводится в движение педалью). Таким образом, ты сам "работаешь" на чистоту своего тела и экономишь дождевую воду.

– И что, понравилось так жить?

– Честно? Жить в палатке, по обе стороны от которой джунгли, а впереди океан – это потрясающе. Вот ты проснулся утром, открыл глаза, взял щетку, пасту, дошел, сонный, до океана, упал в воду и так, лежа на спине, чистишь зубы. В океане!

А потом смотришь на него, выпивая кофе, сваренный на дождевой воде. Ты отрезан от всего мира… И это мечта!

– Какие еще мечты исполнились во время поездки?

– Проскакать на лошади вдоль океана по линии прибоя – как в кино показывают (смеется).

Понимаю, что звучит примитивно, но по факту – красиво-то как!

Лошадей породы "Криолло" – лошадки, привезенные конкистадорами из Старого Света – мы взяли у местных гаучо. Для них лошади – это постоянное средство перемещения. Как велосипед, как скутер…

И вот ты по потрясающему ландшафту поднимаешься на живописный холм. С холма видны джунгли, а на западе – океан. Ты спускаешься к нему, едешь по белому песку. А вокруг – на сто метров слева и справа – никого, кроме обезьян.

И это удивительное ощущение, конечно...

– Чему вас научило это путешествие?

– Уроков было несколько. Первый – урок природы. Только здесь я до конца осознал, что это такое, какими силами она обладает. Сколько фильмов снято о том, что природа может поглотить человечество… А ведь так и есть!



Мы ничто по сравнению с ней.

Тут все живет своей жизнью: от маленького кустика до большого океана – и ничего против тебя не имеет. Но просит: "Делайте, люди, что хотите, только не мешайте нам!".

Здесь можно часами сидеть и смотреть вдаль, не сходя с места. Так, ты куришь сигару и не замечаешь, что половина сгорела, пока пепел не сыплется на пальцы. Это гипноз, сон с открытыми глазами, во время которого понимаешь: это не ты смотришь на океан, а океан смотрит на тебя.

А в это время где-то происходят "Евровидение", "Телевершина"... Ты помнишь эти слова, но не можешь их ни с чем проассоциировать, понять их значение… Все это не здесь, совсем не здесь.

Второй урок – урок людей.

Тут ты встречаешь их в огромном количестве, и каждый встречный оставляет след в памяти. Нашим общим любимцем был американец, у которого мы жили в Тамариндо – ТиДжей.

В Америке у ТиДжея была собственная заправка, он был миллионером. Но в 47 Тиджей понял, что слишком устал от налогов, судов, претензий жены и безумного ритма жизни. Он сказал себе "хватит", продал все, развелся, взял с собой дочку и уехал в Коста-Рику.

Здесь он открыл отель – восемь хижин под пальмовыми ветвями, раскрашенных в безумные цвета. Денег, которые он зарабатывает здесь, ему едва хватает, чтобы сводить концы с концами, но это не имеет для него никакого значения, ведь он живет среди абсолютной красоты и свободы.

– Ты счастлив, ТиДжей?

– I"m fucking happy man!

Уезжая, мы так и говорили: "Спасибо за урок, папа Диджей". Урок того, что и в 50 можно бросить все, чтобы стать счастливым.

– А вам бы так хотелось: бросить здесь все - и с концами?

– Меня еще жизнь здесь не настолько измотала – нечего мне бросать (улыбается).

Но будет неправдой сказать, что такие мысли меня не посещают и этого никогда не случится.

Говорить о себе "I"m fucking happy man" – это, знаете ли, очень привлекательная перспектива!..

-10%
-25%
-10%
-90%
-40%
-5%
-17%
-25%