• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наши за границей


Большинство из нас привыкло воспринимать Нидерланды как государство с небывалым количеством зачастую весьма спорных свобод: возможность употребления легких наркотиков, регистрация однополых браков и даже эвтаназия.

Но вместе с тем есть в этой стране и регион, в котором подобные свободы чужды большинству населения. Регион этот по жизненным принципам и моральным установкам своих граждан во многом аналогичен соответствующему региону в США и называется "Библейским поясом".

Чем же отличается жизнь там от жизни в других частях страны?

Сегодня в рубрике "Наши за границей" о "Библейском поясе" Нидерландов рассказывает Татьяна ван Ден, переехавшая в эти места 12 лет назад.

– Я родом из Жодино. Окончив школу, в Минске поступила в Белорусский государственный педагогический университет на специальность "Психология и английский язык". Образование свое продолжила здесь – получила степень магистра в области социальной экономики Университета Амстердама. Работаю фрилансером в образовательных и IT-проектах, а также в консалтинговом агентстве. Мы с мужем растим двоих замечательных сыновей.

После 12 лет жизни в Королевстве Нидерланды (или просто в Голландии) очевидно, что восприятие этой страны у меня во многом отличается от того, каким оно было в первые годы после переезда. Причем ощущения эти нельзя оценить по шкале "нравится меньше – нравится больше". Просто у меня уже есть определенная мудрость, позволяющая ценить то, что не ценила раньше, и спокойно воспринимать то, что по приезде приводило в восторг.

Моя голландская жизнь началась в Харлеме (Haarlem), где я прожила 3 года. Харлем навсегда остался моим любимым местом. Он сочетает все, что, в моем понимании, нужно любому городу – богатую историю и современные торговые центры, парки и дюны, близость к морю и к столице (в обе стороны примерно 15 минут). Харлем не большой, но и не маленький, это почти идеальный город для тихой семейной и одновременно бурной культурной жизни.

Солнечный день в Харлеме. Памятник писателю Харри Мулишу
Солнечный день в Харлеме. Памятник писателю Харри Мулишу

Но моя история будет не о Харлеме (большинство рассказов о Голландии – как раз о районе Амстердама (куда можно отнести и Харлем) или о самом Амстердаме), местных туристических достопримечательностях, мельницах, кофешопах и менталитете живущих там потомков мореплавателей. Интернет уже и так полон эмоциональных, но зачастую слишком обобщающих и написанных в первые годы иммиграции рассказов о том, что все голландцы – "такие" или "совсем не такие".

Чтобы не повторяться, я расскажу про cовсем другую Голландию, а точнее – о ее средней полосе, или так называемом "Библейском поясе" (Bijbel gordel). Этот пояс отрывистыми частями тянется от бельгийской границы (почти вся провинция Зеланд (Zeeland) и до провинции Оверайcсел (Overijsel) на северо- востоке страны). На карте ниже его примерные границы очерчены красным цветом. Население "Библейского пояса", по разным подсчетам, составляет около миллиона человек. Cюда включен и наш небольшой городок – Пюттэн (Putten) – здесь проживают около 25 000 человек и находится он чуть выше географического центра Голландии.

"Библейский пояс" так назвали потому, что большинство населения здесь – верующие протестанты (хотя и разных направлений), стабильно голосующие за самую старую политическую партию – христианскую "SGP".

Для меня было совершенной неожиданностью узнать, насколько уклад жизни населения может отличаться в разных частях такой маленькой страны. Как температура воздуха в Голландии может отличаться летом на 15°С даже в близлежащих провинциях, так может разниться и менталитет населения, проживающего в них. Для жителя Беларуси, привыкшего к относительно однородному населению, это выглядит даже странно: совсем маленькая страна, а столько взглядов, вер, диалектов. Мне посчастливилось познакомиться с двумя совершенно непохожими образами жизни в Голландии – назову их условно "свободным амстердамским" и "умеренным христианским". Разные по вкусу, но в каждом из них есть своя прелесть.

Замок Стафорден
Замок Стафорден

Переезд из столицы в провинцию для белоруса означает своего рода "downgrade", то есть ситуацию, когда стандарты жизни становятся ниже. В Голландии же все по-другому. Голландцы, желающие создать (или уже создавшие) семью и имеющие постоянный доход, стремятся приобрести дом (и желательно с садом) за пределами большого города и жить там.

В больших городах, где нормальный по метражу дом с садом найти непросто, остается в основном молодежь, работники туристического сектора, альтернативные граждане и иммигранты, которые согласны жить в квартирах. Под альтернативными гражданами я подразумеваю голландцев, для которых жилищный комфорт не является приоритетом. Например, многие музыканты, владельцы баров и студенты живут в старинных, "как на картинке", амстердамских домах, техническое и санитарное состояние которых поразит даже видавшего виды белоруса.

Одна из улиц торгового центра Пюттэна
Одна из улиц торгового центра Пюттэна
Плавающая сауна в Пюттэне
Плавающая сауна в Пюттэне

Цены на покупку жилья зависят в основном от географии. Чем дальше вы удаляетесь в сторону Германии или Бельгии, тем больший дом сможете приобрести за меньшую цену. В нашем районе дом стоит в среднем 200 000 – 230 000 евро (таунхаус). Как правило, на него берется ипотека c выплатой долга помесячно на протяжении 20-30 лет. Если у вас стабильная зарплата, то купить дом гораздо выгоднее, чем снимать у частного лица или даже чем оплачивать социальное жилье. Один из основных жизненных приоритетов голландцев "Библейского пояса" – это как раз купить собственный дом. При благополучном стечении обстоятельств сначала это будет таунхаус в блоке между двумя соседями ("rijtjes woning"), потом угловой дом в таком же блоке ("hoek woning"), затем "два-под-одной-крышей" ("twee onder een kap") и, наконец, если сделана успешная карьера или помогли родители, – отдельно стоящий дом.

Большинство людей все-таки останавливается на первых двух типах домов, так как они достаточно просторны, дешевле в содержании и налогообложении. Зажиточные граждане в возрасте часто приобретают квартиру в специальных домах для пожилых (senioren woning).

Типичный стоящий отдельно дом
Типичный стоящий отдельно дом
Дом ''два-под-одной-крышей''
Дом ''два-под-одной-крышей''

Преимущества отдельно стоящего дома – отсутствие соседей за стенкой, участок побольше и бóльшая престижность района. Хотя последнее и не играет важной роли в небольших городках страны – неблагополучных или "шикарных" районов здесь нет как таковых, просто где-то больше домов типа "два-под-одной-крышей", а где-то больше социальных таунхаусов.

Вообще, социального жилья в "Библейском поясе" гораздо меньше, чем покупного. В связи с этим намного меньше и иммигрантов со статистически более низким уровнем дохода.

Дом для пожилых людей
Дом для пожилых людей
Небольшие домики для людей с ограниченными двигательными возможностями (Пюттэн)
Небольшие домики для людей с ограниченными двигательными возможностями (Пюттэн)

Нидерланды считаются одной из самых толерантных стран мира. Здесь терпимо и максимально уважительно относятся к любым меньшинствам, в том числе и сексуальным. Люди, по медицинским показаниям нуждающиеся в смене пола, в Нидерландах без особых проблем получают новые документы и оплаченную государством операцию.

По-другому обстоят дела, если вы живете в одной из провинций "Библейского пояса" и вы "только чуть-чуть другой", то есть если вы такого же цвета, как местное население, одеваетесь так же, смотрите то же телевидение, но говорите с акцентом или ходите пешком там, где можно ехать на велосипеде. В этих местах любое отличие привлекает максимум внимания окружающих (зачастую оно со знаком "минус", только никто вам этого в лицо, конечно, не выскажет).

Памятник терпимости в городе Хилверсум
Памятник терпимости в городе Хилверсум

Когда я переехала в Пюттэн, контраст восприятия иммигрантов здесь в сравнении с Харлемом и Амстердамом сразу бросился в глаза. Нет, меня не приняли враждебно или недоверчиво. Просто здесь никто не задает вопросов – ни о тебе, ни о стране твоего рождения. Ожидается, что ты сам будешь рассказывать о себе, нахваливая собственные достоинства и достижения, чтобы снять уже приклеенную тебе на лоб наклейку "не наш".

Иногда мне приходилось доказывать, что Беларусь находится не в Сибири и народ в ней не живет исключительно охотой и собирательством в загрязненных радиацией лесах. К счастью, к тому времени я уже неплохо говорила по-голландски, ведь на знании английского в нашем городке далеко не уедешь: знают его вроде бы все, но в разговоре понимаешь, что при обсуждении сложных тем лучше напрячься и самой перейти на голландский.

Фотография на тему дружбы народов. Торговец рыбой из Голландии и его коллега из Туниса
Фотография на тему дружбы народов. Торговец рыбой из Голландии и его коллега из Туниса

Для поднятия личного имиджа здесь очень хорошо помогает высокооплачиваемая работа или высшее образование. На момент моего переезда я училась в магистратуре Университета Амстердама по специальности, название которой грубо можно перевести как "социальная экономика". Название университета и специальности производило огромное впечатление на голландцев, многие из которых даже стали наконец-то задавать мне вопросы и интересоваться Беларусью.

Вдохновленная этими положительными изменениями, я даже создала общественную организацию, занимающуюся "просвещением" местного населения по белорусским вопросам – фонд "Open Belarus!", с единственным независимым (то есть не политическим и не благотворительным) сайтом о Беларуси на голландском языке.

Благодаря существованию этой организации изменилось не только отношение ко мне, но и наши многочисленные знакомые и посетители сайта с большим уважением стали относиться к Беларуси, ее культуре и истории.

Флешмоб ''Обниму бесплатно!' в Амстердаме
Флешмоб ''Обниму бесплатно!' в Амстердаме

Надо заметить, что несмотря на большие усилия, саморекламу и общие хобби, стать "подружками" с голландками (говорю опять же о нашей местности) у славянской женщины не получится. Теплые отношения возможны с коллегами, соседями, голландскими родственниками, но примеров женской дружбы, в нашем понимании, между голландками и женщинами-иммигрантками я не встречала.

В плане знаний о культуре других народов среднестатистический голландец (а особенно голландка), как ни странно, довольно ограничен. Здесь потомки мореплавателей и составителей самых точных карт в мире, наверное, живут компактно только вдоль побережья Северного моря или же путешествуют по свету. В то время как остальные граждане с трудом представляют себе мир вне Европы и "горячих" точек, о которых слышат по телевизору. Так, если о Беларуси или Словакии почти не говорят в новостях, то и представления об этих странах у голландцев весьма туманны. Программы о путешествиях на голландском телевидении редки и рассказывают больше об экзотике и экстриме, чем о культуре соседних стран и народов.

Для примера: один мой знакомый голландец (опять же из нашего "Библейского пояса") решил закупать партии дешевых товаров в Китае. Бывал там несколько раз, но даже не знал, в какую сторону летит самолет и как назывались города, в которых он находился. Минимальные знания о стране нужны были ему исключительно в практических целях, а выйти за эти рамки – прогуляться по китайскому городу или сходить в музей – ему даже в голову не пришло. И этот случай не единичный. Для себя я объясняю это частично системой школьного образования, направленной больше на практику (то есть на работу и бизнес), чем на какую-то "абстрактную" культуру, а частично наследием кальвинизма, призывающего усердно трудиться и ничем не увлекаться.

Жан Кальвин (1509 – 1564)
Жан Кальвин (1509 – 1564)

В нашем городке (как и в других населенных пунктах "Библейского пояса") очень много церквей. Далеко не все они являются архитектурными шедеврами средневековья – как раз наоборот: здесь много церквей новых (не старше века) и просто прямоугольных зданий, узнать в которых церковь можно лишь по кресту над входной дверью.

Протестантские церкви отличаются скромностью в оформлении, в них нет икон и фресок. Только церкви, бывшие ранее католическими, сохранили более богатое убранство. В Пюттэне и окрестностях церкви все еще продолжают строиться, хотя в западной части страны они все чаще передаются либо под музеи, либо организациям, использующим их по своему усмотрению. У нас насчитывается более 10 направлений протестантизма: реформатство, новое реформатство, евангелистская церковь, баптистская церковь, собрание верующих и так далее. А еще есть и католическая церковь, свидетели Иеговы – в общем, всех и не перечислишь.

Реформатская церковь в нашем городке
Реформатская церковь в нашем городке

Кальвинизм как основное направление местных протестантов выдвигает на первое место "труд во имя веры". То есть если человек усердно работает, значит, он автоматически верит и искупает таким образом все свои грехи. Кальвинизм пришел в Голландию в конце XVI века и прочно утвердился не только как религиозное учение, но и как духовная основа капитализма. На мой взгляд, это направление, как никакое другое в христианстве, способствует развитию экономики: родился богатым – трудись в руководстве, появился на свет в семье победнее – работай на дядю. В общем, знай свое место. Жить нужно скромно, но с запасами.

Кальвинистская философия не любит праздники и развлечения, поэтому карнавалов или неформальных фестивалей (не говоря уже о гей-парадах) у нас не проводится. И если вы любитель ночных клубов или веселых ресторанов с танцами до утра, то сюда вам точно не по адресу. Единичные, вынесенные в чистое поле дискотеки или пивные бары цвета мореного дуба (kroeg) – вот и вся тусовка. В последнее время в сельской местности стали открываться так называемые кейты (keet) для молодежи: в том же чистом поле фермер ставит несколько вагончиков, оформляет их под бары и разрешает за умеренную плату (5 евро) приносить с собой алкоголь и еду, или покупать все это недорого на месте. Неплохой бизнес-концепт, но публика и расположение – на любителя. В принципе, местное население не страдает от отсутствия мест проведения досуга, так как у всех есть дома сады-террасы, где можно совсем недорого (а продукты здесь в целом дешевле, чем в Беларуси), закупившись в супермаркете, создать свою вечеринку или жарить барбекю вместе с друзьями. Но и такой вид отдыха опять же на любителя.



Женщине кальвинизмом отводится рожать побольше детей и воспитывать их в вере. Реализация себя в карьере для женщины считается занятием неестественным и даже греховным. Надо заметить, что до 1957 года по всей стране действовал закон, запрещающий работать замужним женщинам. Они имели право помогать мужу или отцу, если у тех было собственное дело, но наниматься к "посторонним" было запрещено. И это в стране, где еще в начале XX века кипело феминистское движение и права женщин отстаивались так, как нигде в мире!



Дворец 't Loo. Хотя королевские замок и дворец 't Loo и находятся в ''Библейском поясе'', им свойственна определенная роскошь
Дворец 't Loo. Хотя королевские замок и дворец 't Loo и находятся в ''Библейском поясе'', им свойственна определенная роскошь

Продолжение рассказа Татьяны о "Библейском поясе" Нидерландов читайте в понедельник .

Вы заядлый путешественник и хотите поделиться с нашими читателями своим опытом поездки в экзотические страны? Или вы уже долгое время проживаете в одной из таких стран и хотите рассказать об этом? Пишите на alextis@tut.by 

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-10%
-20%
-10%
-18%
-67%
-20%
-40%
-70%
0057345