• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наши за границей


/

Сдать дом, продать машину, уйти с работы, уехать, решив не возвращаться, и обитать в странах третьего мира, окружая себя необычными людьми и животными (а часто вообще не зная, где окажешься, когда стемнеет), и так годами – все это большинству из нас кажется чистым безумием. Но только не нашему бывшему соотечественнику Александру Бернштейну, который уже восемь лет путешествует по миру вместе с женой, а последние несколько лет только тем и занимается, что изучает вдоль и поперек неизведанные уголки дикой Африки.

Досье:

Александр Бернштейн – родился и до 17 лет жил в Минске, окончил лицей БГУ, затем 13 лет прожил в США, где получил диплом престижного технического вуза, поработал пару лет программистом, а потом женился… и понеслось!

Уже восемь лет Александр вместе со своей женой Станиславой Рейзин путешествует по всему миру. Они вместе взбирались на горы в Чили, встречали Новый год на вершине действующего вулкана в Африке, продирались сквозь джунгли Гватемалы, занимались дайвингом в Израиле и Никарагуа, путешествовали автостопом по Индонезии, изучали руины Майя в Мексике, а в последние несколько лет осели на Черном континенте. Посетив более двадцати африканских стран, эта неугомонная парочка обосновалась в Кении (город Момбаса). Вместе они несколько лет вели популярный блог о своих путешествиях, написали книгу-путеводитель по африканскому сафари – "Дикая Африка", делают и продают много профессиональных фотографий диких животных, а еще открыли свою небольшую фирму и зарабатывают на жизнь тем, что водят и разрабатывают индивидуальные сафари-туры. И возвращаться к обычной размеренной жизни пока не собираются!..

В пустынях Намибии
В пустынях Намибии

– Александр, расскажите, с чего же началась эта круговерть с путешествиями по всему миру?

– Вообще-то изначально наше с женой путешествие, начавшееся в ноябре 2005-го, должно было длиться максимум полгода-год. Про "уехать и не вернуться" и речи не было. Мне на работе в Бостоне дали неоплачиваемый годичный отпуск, Стася (она графический дизайнер) временно отдала клиентов коллеге, мы отписались от страховок и телефонных контрактов, чтобы за них не платить, отдали имущество на хранение, сдали квартиру и уехали посмотреть на мир, перед тем как окончательно осядем и заведем детей. При этом абсолютно не подозревая, что уже через три месяца решим замедлить процесс, потому что бегать от достопримечательности к достопримечательности и распивать пиво в бэкпекерских барах нам неинтересно. Чтобы вникнуть в место, нужно потратить на него больше времени и успеть заглянуть во все щели и переулки...

Восхождение на гору Кения
Восхождение на гору Кения

Начинали мы со стран Южной Америки, но даже через девять месяцев чувствовали, что и близко не подошли к завершению нашего пути. Страна за страной, континент за континентом, мы как губки впитывали мир, и нам всегда хотелось еще и еще. Когда мы попали в Африку, за пазухой уже было более тридцати стран, а посетив еще и двадцать стран Черного континента, мы решили, что нам стоит остановиться и поделиться знаниями. К тому моменту нас уже неоднократно просили быть сопровождающими и гидами на сафари. Так и появилась "Дикая Африка" – наша сафари-компания в Кении.

– Расскажите немного о городе Момбаса, где вы живете. Чем он примечателен?

– Остров Момбаса – это город-порт, второй по величине в Африке и самый крупный в Восточной Африке. Расположен практически на самом экваторе, так что лето здесь, можно сказать, – круглый год!

С местными детьми в Эфиопии
С местными детьми в Эфиопии

Момбаса один из центров культуры суахили, и, помимо сафари, мы проводим экскурсии по улицам старого города. В городе также есть древняя португальская крепость, построенная итальянским архитектором аж в 1593 году. Сами мы живем недалеко от Момбасы, на северном побережье. Кстати, условия тут не такие уж дикие – в нескольких километрах от нашего дома есть большой современный торговый центр с широким ассортиментом товаров, чуть дальше – кинотеатр 3D, боулинг… А в пяти минутах ходьбы от дома пляж и океан.

– Насколько я знаю, Кения славится своей природой, многообразием животных… Что самое экзотическое наблюдали вы?

– Не увидеть диких животных в Кении просто невозможно! Здесь более полусотни национальных парков, которые хорошо охраняются от браконьеров, поэтому уже несколько поколений животных живут без всякого страха перед прямоходящими и не скрываются от посетителей. Каждый раз, когда мы выезжаем на сафари, мы видим что-то новое. Бесчисленные стада копытных, слонов, бегемотов, большие "кошки" и разнообразные красочные птицы просто не могут остаться незамеченными!

Ну и, конечно, мы уже не раз покатались на слонах, потрогали крокодилов и здоровенных пауков-тарантулов, встречали необъятных размеров питона, плавали с акулами и прочими диковинными рыбами…

– Помимо многообразия фауны, там еще и ядовитые насекомые, так? Не страшно?

– Скажем так: волков бояться – в лес не ходить! На самом деле большинство страхов совершенно необоснованны. Черные мамбы (агрессивные ядовитые змеи) не сидят за каждым углом, да и комары не размером с птицу и не плюются малярией направо и налево. Здесь красиво и тепло, змей видим редко, чаще всего безобидных, а комарики иногда кусают, но до малярии еще ни разу не дошло.

Встретить, а тем более сфотографировать, панголина (степного ящера) – большая удача!
Встретить, а тем более сфотографировать, панголина (степного ящера) – большая удача!

Что было самым сложным поначалу, когда вы только начали осваиваться в Африке?

– Африканский менталитет, особенно на побережье. Чем теплее и комфортнее страна, тем медлительней в ней люди. Для отдыха это рай, а вот для работы неимоверное препятствие – ведь делать что-то стоит, только если будешь это делать хорошо, а когда все, что нужно для работы, обещается "завтра, завтра, не сегодня", и ответом на любой вопрос является "акуна матата", очень трудно добиться желаемого результата. Но продолжаем стараться изо всех сил внедрять в африканцев наши стандарты работы!

Представитель племени масаев
Представитель племени масаев

А как насчет языкового барьера?

– В Кении живут 40 племен (национальностей), и у каждого племени свой язык. Но между собой все общаются либо на языке суахили, либо на английском. Так что, зная английский, можно общаться практически с кем угодно.

Много ли там белокожих, и русскоговорящих – в частности? Чем эти люди занимаются, чем вообще можно заработать на жизнь в Африке?

– Белокожего населения в Кении порядка ста тысяч. Это как потомки английских колонистов, родившиеся и выросшие в этой страте, так и недавние переселенцы из Англии, Германии, Италии, других европейских стран, в том числе из стран бывшего СССР. Кроме них есть большое количество людей, работающих во всяческих ОНГ и в ООН (в Найроби находится африканская штаб-квартира ООН).

Большинство постоянных жителей вовлечено либо в импорт/экспорт в порту Момбасы, либо в туризм, но тут есть и русские салоны красоты, русские автомеханики и т. д.

Мы с женой до того, как организовали свою компанию, зарабатывали чем придется, прямо в дороге. Оба имели "корочки" дайверов, а потом еще и получили лицензии подводных гидов – это приносило и приносит некоторый заработок.

Были времена, когда я периодически ремонтировал компьютерную технику в попадающихся на пути интернет-кафе, помогал с веб-сайтами аборигенам, Стася делала рекламные вывески. Еще сдавали свои подводные фотокамеры в аренду. Потом, когда фотосъемка природы и экзотических животных перешла из хобби в более профессиональное русло, мы стали продавать особенно удачные снимки. А еще мы писали статьи, делали переводы и т. п. Но сейчас наша основная деятельность – это работа гидами.

– Расскажите немного о местном населении. Насколько оно европеизировано или наоборот? Встречались ли вы с самобытными племенами?

– Понятно, что в городах местное население более европеизировано, чем в селах. Они одеваются в костюмы и строгие юбки, начищают ботинки до блеска, но местный колорит всегда просачивается. Не раз мы встречали, например, женщину в сером костюме и с фиолетовым ирокезом или джентльмена в костюме-тройке и босиком. Или становились свидетелями серьезных деловых переговоров, участники которых были одеты в рубашки и галстуки столь пестрой раскраски, что большинство наших женщин постеснялось бы такое надеть даже в летнюю пору...

С самобытными племенами встречаемся довольно часто – такова наша работа. У этих людей очень незамысловатая жизнь, в которую бесцеремонно вторглись люди с другим цветом кожи и настолько иным менталитетом, что их можно было посчитать инопланетянами. Когда мы посещаем более отдаленные места в Кении, Конго или Эфиопии, мы стараемся вести себя как можно осторожнее, чтобы сохранить их мало затронутый цивилизацией мир. Мы не разрешаем приносить им конфеты, объясняя туристу, что вместе со сладостями им нужно привозить для африканцев стоматолога. Мы понимаем, что очень хочется сделать "добро", но просим не дарить подарки просто так, а только за дело – лучшему ученику, тому, кто красивей всех споет или выше всех прыгнет – дабы они понимали, что турист это не бездонный мешок денег и подарков, который нужно трясти, пока что-то не выпадет, и не становились неисправимыми попрошайками…

– Какова местная национальная кухня? Что самое необычное приходилось встречать или пробовать?

– В гостиницах, национальных парках и на побережье подают привычную европейскую еду. Но в придорожной забегаловке или ресторанчике для местных можно попробовать и местное меню. Основу питания кенийцев, как и многих других африканских народов, составляют угали – клейкое пюре из кукурузной муки и сукума – слегка тушеная зелень типа шпината. Угали едят руками: отрывают кусочек, сминают в шарик, делают в нем вмятинку большим пальцем, зачерпывают этой "ложкой" немного сукумы и отправляют в рот. Вместе с гарниром могут подать бобы, ньяма-чома – жесткие, как подошва, кусочки говядины или козлятины, зажаренные на гриле; куку – курицу, тушенную или приготовленную во фритюре; или самаки – рыбу в соусе карри.

Но наиболее необычное блюдо – это, наверное, смесь коровьей крови с молоком. Это блюдо не подается в ресторанах, но широко употребляются многими племенами-скотоводами. Например, небезызвестными масаями. Оно позволяет обогатить диету железом и протеинами, не убивая животное: аборигены просто отцеживают немного крови и замазывают ранку навозом. Мне довелось попробовать эту гремучую смесь, когда я помогал снимать украинское телевизионное реалити-шоу. Девушки-участницы отказывались пить, пока я личным примером не продемонстрировал, что это не страшно.

– Дорого ли обходится жизнь в Кении? Каковы цены на съем и покупку жилья, продукты?

– Сейчас мы снимаем четырехкомнатный дом с бассейном на территории в пять соток на третьей линии от океана за 700 долларов в месяц. У нас есть домработница и садовник, живущие в специальном домике-пристройке. Их зарплата – 100 долларов в месяц на человека. Овощи-фрукты местного урожая очень дешевые (манго, бананы, папайя, ананасы, арбузы), а вот импортные продукты (колбасы, сыры) стоят, как в Европе, если не дороже…

Встреча Нового года на вершине вулкана Ньирагонго в Конго
Встреча Нового года на вершине вулкана Ньирагонго в Конго

Насколько в Африке развит сервис, медицина, образование?

– Конечно, здесь есть что улучшить, но в среднем сервис в Кении лучше, чем в странах бывшего СССР. Есть и большие госпитали с современным оборудованием. Есть и частные школы, в которых обучение ведется по английской программе учителями из Великобритании. В качественных супермаркетах, магазинах и кафе все всегда очень вежливы и услужливы. Если людей в супермаркете много, работники будут помогать оптимизировать процесс – например, стоять с пакетиком, пока покупатель выбирает и складывает туда овощи, чтобы потом быстренько сбегать, взвесить, сложить в коляску и успеть обратно. Увидев, что у моей жены переполнена коляска, сотрудники магазина всегда помогут дотолкать до кассы, а потом и до машины, и часто открывают закрытую кассу, чтобы не образовывалась длинная очередь.

– Наверняка в жизни в Африке есть не только плюсы. Расскажите, что вас здесь раздражает и чего не хватает?

– Главный минус – это ограниченный круг общения. В Кении совсем мало наших. Общаемся в основном с такими же путешественниками-авантюристами, как мы, с туристами, которых водим по Африке…

Но примерно раз в год мы стараемся, чтобы нас занесло куда-то поближе к родным. Благо они немного разбросаны по земному шару. Остаемся на недельку-две, но очень трудно не прислушиваться к зову дороги, она не просто зазывает обратно, она нудит, как будто знает, что мы еще что-то не досмотрели, не доделали, не ощутили. Мы часто смотрим друг на друга и спрашиваем: нам еще не достаточно? Не вернуться ли к прежней жизни, спокойной и относительно безопасной? И оба отвечаем, что, наверное, уже не сможем, даже если бы и хотелось. Что-то в нас изменилось, и мы не знаем, где точно наше место. Ясно одно – оно наверняка в будущем, а не в прошлом!

– А есть ли у вас с женой какая-нибудь общая, одна на двоих, мечта?

– Наша мечта иметь абсолютно самодостаточный заработок в пути, разрабатывая новые маршруты, чтобы можно было путешествовать и работать в одно и то же время – можно сказать, уже практически сбылась. Ну, и в целом мы мечтаем попасть в самые заветные и малодоступные уголки планеты, поделиться ими с людьми, у которых такое же уважение к чужой природе и культуре, как и у нас. Путешествовать по морям и океанам на своей яхте и приглашать с собой всех желающих. А еще родить и воспитать двух счастливых и таких же любознательных, как мы сами, детей.

 

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-20%
-30%
-90%
-20%
-15%
-30%
-70%
-10%
-50%
-20%
0057345