Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Разное


    • Вы юрист, выходец из Европейского государственного университета…

Да. Поступал я в 1993 году. Мои родители хотели, чтобы я был врачом, потому что у меня в семье, исключая самих маму и папу, очень много врачей. Причём маститых и именитых профессоров. Поэтому в школе я старался учить биологию, химию, но и то, и другое мне не особо нравилось.

Европейский государственный университет на то время предлагал очень привлекательное сочетание навыков: знание иностранных языков и приличную гуманитарную профессию. Поэтому я поступил, отучился и закончил ВУЗ по специальности международное право. У нас большая часть преподавания велась на английском и немецком языках, мы изучали общее и европейское право, плюс ко всему в то время ЕГУ предлагал самую обширную палитру смежных гуманитарных наук, не связанных с юриспруденцией: историю искусств, историю религии, в самом широком ассортименте философские науки. Всё это было интересно, и, попав туда после школы из периферийного городка, башню, как говорится, сорвало. То есть было очень интересно учиться.

    • Интересная выходит ситуация: все мои родственники хотели, чтобы я был врачом, поэтому я поступил на юриста…

Не поэтому, а скорее вопреки. Я сделал так, как хотелось мне. К гуманитарным наукам у меня тяга сильнее, чем к естественным. Теперь я горжусь тем, где я учился. На тот момент это было, на мой взгляд, лучшее учебное заведение в Беларуси. Несколько раз встречались с БГУшниками в национальном раунде соревнований по международному праву, побеждали мы, ехали и участвовали потом в международном раунде в США тоже мы.

    • Вы жили в общежитии?

Конечно! Полтора года…

    • А почему так мало?

А потому что потом сильно захотелось учиться, и я снял себе комнату. На квартиру денег тогда ещё не было.

    • Но прелести студенческой общаги Вы знаете…

Как миленький, конечно! Блочная система, общая кухня, макароны, сайки с кефиром – всё как положено.

    • Как звали Вашего вахтёра, помните?

Там были не просто вахтёры… Мы жили в общежитии от технологического университета. Наша была половина этажа. И там были такие злые-презлые бабки-вахтёрши, которые уже вырастили детей, внуков, всех поженили и у них остался только один смысл в жизни – не пропускать внутрь здания людей. Вот они этим и жили. Общаги находились рядом со стадионом "Динамо", и как-то в году, наверное, 1994-м приехала с новым альбомом группа "ДДТ". Естественно, мы побежали на тот концерт всем общежитием и всем общежитием вернулись после полуночи. В результате всё общежитие стояло под дверью. Не пускали нас до тех пор, пока не приехала милиция на шум. Только после этого нас пустили.

    • Что интересного творилось в общежитии?

Дружили, общались. Поскольку мы, ЕГУшники, слабо были представлены в общежитии, то общались с барышнями из других ВУЗов. Вот мой хороший друг, с которым вместе учились в университете и с которым дружим до сих пор, нашёл себе там жену. У них сейчас трое детей, счастливая семья…

    • Ваша студенческая жизнь. Какой ассоциативный ряд можете выстроить?

Вообще, когда мы поступили на первый курс, мы были завёрнуты на учёбе с моим однокашником. Поэтому мы постоянно что-то читали. Я помню кровати, с прогибающимися до пола матрасами, и я постоянно что-то читал. У нас на стенах были прицеплены выписанные вокабуляры с латинскими, немецкими и английскими словами. Мы параллельно учили три языка.

    • Может у Вас ещё и красный диплом?

Да. У меня красный диплом, но радостям студенческой жизни это не мешало – бесились, выпивали. Не то чтобы часто, поскольку ни денег особо не было, ни времени. Я помню, что в общежитие я приходил исключительно для того, чтобы поспать. Утром рано уходили – поздно вечером возвращались.

У нас была студенческая организация своя в университете. Теперь уже и не помню, как она называлась. А ещё мы своей ячейкой студенческой состояли в "Студенческом кругу", была такая организация при немецком образовательном центре на Юго-Западе. И мы туда ездили на какие-то собрания, совещания, студенческие проблемы какие-то решали, готовили конференции, я даже на какой-то такой конференции ведущим был. Всем на свете занимались. Занятия заканчивались, и никто в общежитие не ехал: у всех были какие-то дела, встречи. И здоровья было больше, чем сейчас. Потому что можно было сутки учить экзамены, не спать, сдать экзамены, а потом сутки праздновать, не спать. То есть двое суток без сна – запросто. С гитаркой в парке Горького с ногами на скамеечке – всё это с удовольствием.

    • Ваши студенческие друзья: остались ли?

У меня два самых близких друга. Настоящих. И они оба из студенчества. Это моё самое главное приобретение за студенческую жизнь.

    • Какую характеристику можете дать студенчеству середины 90-ых?

Студенты ЕГУ, поступившие туда в середине 90-х и закончившие в конце 90-х, это люди, которые страдали интеллектуальным снобизмом, в которых запихивали гигантскими порциями разного плана эксклюзивную информацию, что не могло не оказывать на молодых людей влияния, мы считали, что мы самые умные, что мы можем всех жизни учить. Эта лёгкая надменность и такое отношение к жизни, когда смотришь сверху вниз, в какой-то степени мешало жить и, возможно, мешает жить до сих пор. Но это клеймо ЕГУшного образования – мы всегда знали себе цену.

    • Вы не списывали, я так понимаю…

Неа. У нас была очень жёсткая система обучения. Кроме основных предметов по специальности, мы выбирали себе так называемый гуманитарный минимум. Поэтому экзаменов было много. Я один раз сдавал 12 экзаменов за сессию. То есть мы учились и учились.

    • То есть шпорами Вы пользоваться не умеете…

Нет, ну пробовали экспериментировать. Тогда пейджеры были, так что какие-то хитрости с пейджерами были. Но потом всё равно у нас всё это забирали. Один из наших студентов пришёл с оборудование как в фильме про Шурика, где говорилось "Билет, а при нём задача, приём…". Ой, много чего было.

    • Остались ли в памяти какие-то преподаватели, которые помогли как-то по-другому посмотреть на мир?

Да масса, масса. Вот вся эта мощнейшая интеллектуальная кулиса, с которой мне пришлось столкнуться, весь этот локомотив знаний, который на меня обрушился, на меня в принципе оказал очень сильное влияние и очень сильно меня поменял. И во всём этом выделять кого-то конкретного будет неправильно.

Были экзотические преподаватели, со странностями, в общем как у всех. Был такой Бениамин Айзекович Мельцер, который преподавал основы римского права и юридическую терминологию на латыни. Ему в тот момент было за 80. При этом он всех в лицо запомнил с чуть ли не первого раза, а на следующем занятии обращался ко всем по именам. Человек с яснейшим умом, который мог сказать: "Помнится, в 38-ом году…". И так сидишь, смотришь на человека, представляющего другую эпоху… Потом он, по-моему, уехал из страны.

В ЕГУ был очень хороший кастинг преподавателей. По специальности у нас были лучшие из тех, что преподавали в БГУ. А что касается гуманитарного образования в принципе - это были сливки: люди из разных ВУЗов, которые читали свой предмет каким-то выдающимся образом.

Вообще, я как считал, так и считаю, что высшее образование призвано не обучить человека, не напичкать его знаниями, а выстроить систему ценностей. И вот это с нами со всеми произошло.

Что касается специальности, я работал юристом 10 лет. Начиная со студенческих времён, параллельно учёбе, а потом у меня была своя юридическая фирма, которую я затем продал.

    • Студенческая любовь была?

Я очень нечасто в своей жизни влюбляюсь, но один раз это было, когда я учился на втором или третьем курсе университета. Такая грустная история, но, как одна из немногих, очень запомнилась. Девушка была тоже юристом, но никакого отношения к ЕГУ не имела.

    • Как в основном отмечали День студента?

День студента мы отмечали всегда, когда было свободное время. Отдыхать мы умели великолепно. Мы были людьми с фантазией и очень любили ставить в университете спектакли. Однажды мы даже ТЮЗ арендовали под это дело. Сами писали пьесы, сами репетировали, сами играли. Артём Ледовский, кстати, он мог бы стать хорошим актёром, он талантливейше играл. У него почти два метра роста, и вот в одной пьесе, где главными героями были принц и принцесса, совсем невысокая барышня играла принца, а Артём играл принцессу, причём он был ещё на роликах. Он так блестяще передал тогда женские манеры, что я им просто восхитился и открыл этого человека ещё с одной стороны.

    • Какими-нибудь студенческими приметами Вы пользовались?

Этим в основном занимались студенты технологического университета, с которыми мы жили в одном общежитии. У нас сессионные периоды не совпадали: у них сессия начиналась на месяц раньше. И вот когда у них была сессия, открывались поздно вечером в общежитии все форточки, и как начинали все орать "Халява, приди!", а потом, когда сдавались экзамены, они бутылки пустые бросали, лязг стоял!.. А утром, часов в 6 утра, дворники начинали это битое стекло подметать – звон стоял на всю округу! А у нас все эти приметы не прижились.

    • В 1997 году вы с Артёмом Ледовским, будучи студентами, организовали группу "No Logo". Как, что, почему?

Да я с детства музыкой занимаюсь, и Артём с детства музыкой занимался, у него было фоно, у меня – гитара. Стали вместе играть, потом записались вместе. Мы всегда что-то придумывали: то пьесу напишем, то книжки какие-то писали. У меня есть второй друг Лёша Ероховец, вот мы втроём книжки писали. Я бросил, а они вдвоём ещё продолжают. Поэтому, захотели записать альбом – записали.

    • Хорошо – записали альбом, а что дальше?

А ничего. У нас ко всему было такое вот лёгкое отношение. Не было самоцелью стать музыкантами. Мы могли сегодня записать альбом, а послезавтра поехать и спроектировать новую станцию метро. Это я как пример говорю. То, что музыка стала для меня каким-то маршрутом в жизни, это случайность. А тогда просто пели всё подряд. Мы когда собираемся студенческой компанией, я же не пою репертуар "J:МОРС", от меня требуют, чтобы я пел то, песни юности. Я и пою.

    • А что пели?

Да всё на свете: начиная от русского рока и заканчивая какой-то модной на тот момент англоязычной музыкой.

    • То есть традиция собираться с однокашниками есть…

Не часто, но вот маленькой компанией, с которой я до сих пор общаюсь, мы периодически встречаемся.

    • Так, а юристами кто-нибудь всё-таки стал?

Из тех, с кем я общаюсь, напрямую юристами работают единицы. Это к слову об универсальности нашего гуманитарного образования.

    • Ваш выпускной. Какой он был?

Это было, как говорят, "в ночь с 14 декабря на 14 января". У нас только официальных версий было две или три: сначала в ВУЗе, потом в ресторане с преподавателями, потом в ресторане без преподавателей… Затем мы уехали на дачу и через неделю с этой дачи вернулись. А тогда 3 июля только начали праздновать День независимости, и только-только зарождалась традиция ходить пьяными толпами по проспекту. И вот мы заезжаем в Минск, а в Минске опять что-то празднуют. Было ощущение такого нескончаемого праздника. "Неужели у нас такой популярный выпускной?" - подумали мы.

Гид по звёздному студенчеству

Антонина Зиновенко

 


Нужные услуги в нужный момент