172 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  2. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  3. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  4. За сутки белорусы собрали более 40 тысяч рублей на восстановление костела в Будславе
  5. Журналиста TUT.BY Катерину Борисевич перевели из Жодино в СИЗО Могилева
  6. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  7. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  8. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  9. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  10. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  11. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  12. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  13. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  14. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  15. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  16. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  17. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  18. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  19. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  20. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  21. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  22. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  23. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  24. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  25. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  26. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  27. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  28. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  29. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Какой была Радуница на маленьких кладбищах Минска
  30. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался


Виктория Клочкова /

«В своих иллюстрациях я рисую вселенные, в которых хотела бы побывать», — говорит наша героиня. От себя дополним: и не только она одна. Сказочные истории, рассказанные этой художницей языком искусства, не могут не восхищать. Хотите примеры? Буквально недавно столичные модницы всех возрастов на ура раскупали пижамки с принтами Елизаветы Гончаровой. Говорят, они греют совершенно по-особенному.

Жаль только, что волшебным мирам Лизы пришлось столкнуться с реальностью. Несколько недель назад многие издания писали о том, как ее задерживали, а потом судили. Спустя 15 суток девушка вышла на свободу и теперь старается «вырисовать» из своей головы эти страшные воспоминания.

— Я digital-иллюстратор, smm-щик и ментор своей школы иллюстрации на iPad, — рассказывает Лиза Гончарова. — Веду блог на белорусском языке и разговариваю на мове.

— Обстановка у нас дома всегда располагала к тому, чтобы я занималась творчеством. Но, наверное, именно мамина сестра Анна Свечникова (к сожалению, ее больше нет с нами) вдохновила меня стать художницей. Она также окончила «глебовку», занималась керамикой, для которой отливала специальные формы по авторской методике.

Кстати, рисую не только я, но и моя сестра-близнец. Сестра-близнец — это очень круто. Даже родители не всегда нас различали, особенно по голосу: никогда не могут точно сказать — Лиза это или Яна. Мы с Яной учились в одной гимназии, в одном колледже на одном отделении, отрабатывали распределение в одном центре творчества. Но почему-то никогда не пользовались своим сходством, чтобы не сдавать лишних экзаменов, например. Конечно, у нас разные характеры, а теперь уже и разные прически, да и интересы с годами все больше разнятся. Но это просто еще один этап, и это нормально.

— Возраст точно не решает, — рассуждает Лиза. — Мне еще (или уже?) 22 года. Но я уже много чего успела. Два года назад я вышла с дипломом из стен минского художественного колледжа имени Глебова и сразу начала работать. Пробовала себя в иллюстрации, искала заказы — пусть даже за символическую сумму или вообще в качестве волонтерского вклада. Развивала свой блог, предварительно пройдя курс по бренду личности. К сожалению, в колледже тебя учат только рисовать, но не рассказывают, как потом найти работу, продвигать себя, продать свое творчество.

Блог помог мне найти тот самый большой заказ, который стал для меня знаковым. Кто-то из подписчиков тегнул меня под постом Марк Формэль, в котором они искали нового иллюстратора. Я отправила свое портфолио — и мне перезвонили. И вот одежда с моими принтами висит на вешалках в магазине. Особенно я была впечатлена, когда увидела «свои» пижамки в больших точках продаж: целые секции одежды с моими иллюстрациями.

— Кто скажет, что это ремесло, а не искусство. А я скажу, что это так здорово: видеть, как твои иллюстрации начинают жить собственной жизнью, не заканчивая свою «карьеру» на страницах личного блога.

Нанесли, скажем, принт моего авторства на пижаму. Человек пришел в магазин, купил эту пижаму — и надел на себя. И вот уже мои иллюстрации греют его в прямом смысле этого слова. Это очень классное ощущение.

Поэтому я не соглашаюсь со знакомыми иллюстраторами, которые считают, что искусство — это только те картины, которые висят в галереях и музеях. Мне не нравится такой консервативный подход. Мои иллюстрации легкие, в них живут миллионы сказочных миров. Так пусть они и остаются такими, а не строгими и академичными, позабытыми в пыльных залах. По той же причине я очень скептично настроена к организации и проведению персональных выставок: сегодня инстаграм — лучшая выставочная площадка, куда ежедневно приходят зрители со всего мира.

— Я никогда не хотела уехать куда-то за границу. Могла бы — но не хочу, — признается художница. — Ведь у нас здесь живет столько талантливых людей! Мы очень одаренная нация — вдохновляем друг друга своим творчеством. Можно сказать, что всё мое творчество — благодаря стране и ее жителям.

Да и работаю я в основном на белорусский рынок — лишь иногда на российский. Беларусь — моя страна, почему я не могу здесь жить и работать? Даже последние события не сподвигли меня на переезд, и, надеюсь, это неизменно. В конце концов, не настолько я медийная особа, хотя в последнее время обо мне много писали.

В своем творчестве я никогда не высказывалась прямо на политические темы, не задавала в лоб острые вопросы, как, например, Цеслер. Всегда сглаживала углы. Это, наверное, очень по-белорусски, да. (Улыбается.)

Избегаю токсичных и гнетущих разговоров: даже за решеткой я не хотела говорить о том, что происходит, пресекала попытки любого обсуждения. В тот момент мне, как и всегда, хотелось говорить о чем-то светлом и приятном.

Как я тогда оказалась там, где оказалась? Меня реально задержали случайно. Я раньше, признаюсь, не до конца верила в истории про «вышел гулять с собакой» или «за хлебом» и «меня задержали». Но вот я сама стала человеком, которого задержали, когда он шел за кофе. Причем все было очень жестко: у меня были страшные колени — все в синяках, которые проявились через день и не были видны на приеме у их врача.

Копчик болел несколько дней после задержания. Надо сходить в медицинский центр и все тщательно проверить. И сдать, конечно, все анализы. В моей камере была девушка с ВИЧ. Моя ВИЧ-положительная сокамерница проходила не по политической статье. Ее, кстати, раньше выпустили. Но за те дни, что мы провели рядом, мы в итоге с ней раззнакомились, и она оказалась очень классной.

После выхода на свободу я стала бояться людей в форме и ходить по городу одна. Думаю, это со мной надолго. Но есть и хорошие новости: пока я была «на сутках» число моих подписчиков в инстаграме выросло с 2,9 тысячи до 15! Это люди, которые пришли за моим творчеством, ко мне лично, а не нагнанные боты! Просто классная живая аудитория. И это супер!

А еще я перезапустила свой курс digital-иллюстрации, к которому присоединились очень многие. В прошлый раз из-за задержания я не смогла закончить преподавание. Надеюсь, что на этот раз получится и я поделюсь с учениками своими знаниями, своей философией и своими вселенными.

Проявится ли в моих работах темная сторона — после всех этих событий? На самом деле я всегда в своем творчестве четко разделяла добро и зло.

Поэтому, как ни крути, я вернусь к этой теме — и не раз. И несколько иллюстраций, в которых я отрефлексирую пережитое, обязательно появятся. Одна из них — изображение политзаключенного, которому приходится очень непросто. Если мои иллюстрации помогут привлечь внимание к тем очевидным проблемам, что существуют, — было бы неплохо.

-15%
-20%
-10%
-20%
-12%
-50%
-10%
-21%
-10%