• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  2. Гинеколог объясняет, почему может пропасть менструация и какие симптомы должны особенно насторожить
  3. «Новые отношения меня не пугают». Одно утро с Юлией Курьян
  4. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  5. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  6. Главный скандал «фигурки»: россияне выиграли золото Игр, но через 5 дней его вручили и канадцам. Как так?
  7. Старинные усадьбы и парки, храмы и марсианские пейзажи. Маршрут на длинные выходные
  8. Нацбанк не аттестовал двух топ-менеджеров Альфа-Банка, в том числе председателя правления. Что говорят в банке
  9. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  10. «Зимой мы здесь живем совершенно одни». История пары, которая переехала из города в деревню
  11. Участников канала «Армия с народом» приговорили к большим тюремным срокам
  12. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  13. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  14. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  15. Лукашенко запретил продажу жилья через облигации. И что теперь будет с ценами на квартиры?
  16. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  17. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  18. Привьют всех желающих. Стало известно, когда в ТЦ «Экспобел» откроется пункт вакцинации
  19. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  20. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  21. В Польше задержали самую крупную в истории партию контрабандных сигарет из Беларуси
  22. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  23. Тест. Вы хорошо ориентируетесь в простых вопросах экономики?
  24. Паша «Мясной король». Как популярный гродненский блогер занялся мясным мини-бизнесом, который вдруг «выстрелил»
  25. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  26. «На 19 мая у него был обратный билет в Норильск». Что известно о докторе, которого задержали в Борисове
  27. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  28. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  29. В какие страны пустят белорусов, привившихся непризнанными ЕС «Спутником V» или вакциной от китайской Sinopharm
  30. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных


/ Фото из личного архива семьи Праздновых /

У Сони яркая жизнь красивой 18-летней девушки: она чемпионка мира по танцам, начинающая модель, собирается поступать на мехмат БГУ и мечтает о свадьбе с любимым человеком: они вместе три года.

То, что Соня передвигается на коляске и у нее действует только одна рука — сейчас не более чем факт биографии. Но в самом начале жизни он её чуть не убил. Как и маму Сони, Татьяну Празднову, которая признается, что до сих пор не знает, как она пережила это горе.

Фотосессия проведена на безвозмездной основе фотографами Дмитрием Дмитриевым и Светланой Ковель /
Make up и прическа: Александр Киринюк, салон «Стилисто» / Фотостудия: felonena.by

«Через две недели после прививки у Сони парализовало ноги, а потом и руки»

— У нас два диагноза. Официальный и неофициальный, но подтвержденный в частных беседах и консультациях с профессорами — например, с Юрием Георгиевичем Шанько (член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной работе ГУ «РНПЦ неврологии и нейрохирургии»).

Официальный диагноз звучит так: полирадикулонейропатия вследствие перенесенной неизвестной инфекции.

Но какая же она неизвестная, если очевидно, что это полиомиелит. Именно он поражает передние рога спинного мозга, которые отвечают за двигательную функцию.

Отсюда неофициальный диагноз — вакциноассоциированный полиомиелит.

Первые симптомы заболевания проявились у Сони, которая родилась совершенно здоровой, через две недели после прививки от полиомиелита. Она была сделана в Ялте, где тогда проживала семья Праздновых. Девочке на тот момент было пять месяцев.

Фотосессия проведена на безвозмездной основе фотографами Дмитрием Дмитриевым и Светланой Ковель / Make up и прическа: Александр Киринюк, салон «Стилисто» / Фотостудия: felonena.by

— Все симптомы полиомиелита проявились как по методичке, — рассказывает Татьяна. — Кстати, мы сдавали и генетические анализы — они отрицательны. У Сони нет никакой врожденной предрасположенности, поэтому вариант остается только один. Считается, что пострадать от этой прививки могут 1−2% населения. Мы в этот процент попали. По сути, наш случай один на 10 млн.

Сначала у маленькой Сони парализовало ноги, а потом и руки. Малышка попала в реанимацию — Татьяна вспоминает, что счет шел на часы. Поэтому радость от того, что ребенок выжил, поначалу перевешивала горе от того, что с ним произошло. Да и надеялись: вдруг всё восстановится.

— Мы многого добились в реабилитации, но, конечно, о полном восстановлении говорить не приходится, — делится Татьяна. — Считается, что к максимальным результатам можно прийти в течение первых двух лет, а дальше — лишь маленькие шажочки вперед. Но дело в том, что наш случай уникален, и что-то прогнозировать крайне трудно. Во-первых, считается, что полиомиелит наша медицина победила еще 30 лет назад, и специалистов, которые могли бы вести ребенка с таким диагнозом, я за все эти годы так и не нашла. Во-вторых, в прививке собрано сразу три штамма полиомиелита, то есть Соня получила по полной программе. С учетом этого мы и так победители: сохранили ребенку жизнь и интеллект. Он у нее, по-моему, даже повысился. (Смеется.)

«Поняла: что бы я ни делала, какие бы психи и истерики ни выдавала, ничего не изменится»

На развитие Сони повлияли занятия, которые девочка начала посещать, как только семья вернулась в Беларусь. Соня признается: первое, что она помнит о себе, — то, как они с мамой приезжали в Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов. Помимо лечения, там придумывали всякие активности для ребят: творческие кружки, театральные постановки, развивающие игры. Плавать Соня начала уже в годик, рисовать, а потом и читать — с первых лет жизни.

Фотосессия проведена на безвозмездной основе фотографами Дмитрием Дмитриевым и Светланой Ковель / Make up и прическа: Александр Киринюк, салон «Стилисто» / Фотостудия: felonena.by

— Я старалась занимать ее на весь день, делать всё возможное, — рассказывает Татьяна. — А сама в первые два года просто не жила. Даже слов не могу найти для того состояния. Просто бесконечный ужас. К счастью, меня поддержала наша прекрасная семья: мои родители, братья и сестры. Благодаря тому, что все мы дружим, Соня всегда была в детской тусовке и научилась легко ладить со сверстниками.

— Да потому что я никогда не парилась о том, что я какая-то другая, особенная, — вступает в разговор Соня. — В школе ходила на коленках — так мне было удобно. Одноклассники быстро начали повторять за мной, потому что оказалось, что это очень весело. Детям правда всё равно. Могут спросить, что это с тобой такое, но не более. Они всегда относились ко мне как к обычному человеку. Если кто и реагирует плохо, то на мой характер или поведение — как и в любых отношениях.

Соня оканчивает обычную общеобразовательную школу. Класс интегрированный, но особенности здоровья — только у Сони. Правда, учиться она пошла позже своих одноклассников, и вот почему.

— Я два года боролась за эту школу, — вспоминает Татьяна. — Правда, это была одна из самых нервозатратных историй в нашей жизни. У меня было такое чувство, что я пытаюсь устроить ребенка как минимум в Оксфорд. (Смеется.)

Дело в том, что в нашем районе на тот момент не было школы с безбарьерной средой. Нам могли предложить лишь образование на дому, но я была категорически против. Хотела, чтобы ребенок был в социуме и развивался так же, как его сверстники.

Фотосессия проведена на безвозмездной основе фотографами Дмитрием Дмитриевым и Светланой Ковель / Make up и прическа: Александр Киринюк, салон «Стилисто» / Фотостудия: felonena.by

И вот я нашла, наконец, подходящую нам школу в соседнем районе. С пандусами, лифтами, удобными туалетами — всё как надо.

Но из-за того, что район не наш, а Соня — девочка особенная, мне пришлось выдержать настоящее сражение. (Смеется.)

Одну чиновницу с буклями навсегда запомнила. Говорит: «Ваш район обязан был создать для вас условия». Я отвечаю: «Но он не создал, и что же нам теперь делать? Мы минчане не в первом поколении, мои родители, дедушки и бабушки столько вложили в этот город, что, наверное, я имею право выбрать школу, где мой ребенок сможет учиться и чувствовать себя при этом комфортно».

В конце разговора она бросила мне документы с разрешительной подписью только что не в лицо.

— Ну а что ты хотела, — смеется Соня. — Неадекватная какая-то пристала — хочет, чтоб ребенок в школе учился.

Соня вообще много смеется и признается, что черный юмор — это на сто процентов ее история. Правда, в подростковом возрасте было не до смеха.

— Я не могу сказать, что пережила какую-то жесткую депрессию, — рассказывает девушка. — Но вот период с 13 до 15 где-то был очень трудным. Совсем было плохо.

Даже не знаю, почему меня так накрыло. Дело не в мальчиках было даже, а, наверное, в том, что я до конца осознала свою ситуацию. И любая бытовая мелочь начала выводить меня из себя. Допустим, могла весь день прорыдать из-за того, что мы не можем подобрать для меня ботинки на лето. И неважно, что я на коляске и могу хоть босиком ездить. Другие люди ведь не выходят на улицу босиком — это странно! И я не буду.

Но в какой-то момент я поняла: что бы я ни делала, какие бы психи и истерики ни выдавала, ничего не изменится. Ну и толку тогда?

Фотосессия проведена на безвозмездной основе фотографами Дмитрием Дмитриевым и Светланой Ковель / Make up и прическа: Александр Киринюк, салон «Стилисто» / Фотостудия: felonena.by

В принципе, это уже в детстве стало ясно. Я, бывало, сильно плакала на ЛФК и растяжках, потому что это правда очень больно. Плачешь-плачешь — а ничего не меняется. Так и перестала плакать — лет в 12, наверное. Поняла, что боль неизбежна.

— Дочка мне только потом призналась, что она плакала все время по ночам, — вздыхает Татьяна. — А я-то думала, что создала все условия для того, чтобы она могла безболезненно пережить все острые моменты и период взросления.

Соня ведь была занята 24 на 7: со школы — на танцы, с танцев — в бассейн. Пришла домой, поела и уснула. Мне казалось, она настолько загружена и увлечена своей жизнью, что просто не найдет времени и сил для этих размышлений и переживаний.

— Но я постаралась и нашла, — смеется Соня и добавляет: — Ты всё правильно делала, мама. Даже если б ты меня не загружала, я бы сама искала для себя занятия. Это в моем характере.

«Поступление на бюджет на мехмат мне казалось куда как более реальным, чем продеть нитку в иголку»

Соня действительно очень активная, энергичная и общительная девушка. Интересно ей многое: и живопись, и танцы, и моделинг. Но связать свою жизнь она решила с точными науками:

— Готовлюсь сейчас к ЦТ по физике и математике. Да, я правда всё это понимаю, — с улыбкой отвечает на удивленный взгляд. — Страшно, конечно. Но, надеюсь, всё получится — мне это правда нравится. Настолько, что я хочу в будущем заниматься научной деятельностью.

— Кстати, Соня планировала на физический факультет поступать, но там нет безбарьерки, — объясняет Татьяна. — Так что, по сути, людям на колясках выбирать не приходится. Возможно, и здесь стоило бы побороться, но эта борьба так изматывает. Не так трудно встроиться в общество, как добиться разрешения на то, чтобы в него внедриться.

Впрочем, главное, чтобы сам родитель не велся на эти ограничения и стереотипы. И не делал своего ребенка заложником четырех стен. Родители ведь тоже разными бывают: у кого-то сил не хватает, кому-то откровенно лень. А есть те, кому комплексы не позволяют жить полноценно.

Я знаю семью, в которой даже соседи не были в курсе о том, что рядом живет ребенок с инвалидностью. Это стало известно, когда девочке исполнилось только 14 лет. До этого ее вывозили гулять лишь поздно вечером или рано утром. Наверное, это пережитки советского прошлого, нашего извечного стыда — непонятно за что. Как будто ты заранее виноват во всем, что с тобой происходит, и это чувство вины впитано с молоком матери. Слава Богу, в Соне этого уже нет.

Соня и комплексы — это действительно две параллельные прямые, которым не дано пересечься. Она обожает наносить макияж, фотографироваться, ну а к публичности ей не привыкать: за спиной много лет участия в танцевальных чемпионатах.

— Мы танцуем в паре с моей подругой и тезкой — тоже Соней, — улыбается девушка. — Танцы — это огромная и очень важная часть моей жизни. Но не меньше я люблю и рисовать.

Да и вообще: всегда что-то делала руками — лепила из глины, вышивала, плела из бисера. Хотя для мамы главным достижением было то, что я продела нитку в иголку. Очень счастливый день у нее был. (Смеется.)

— Татьяна, у вас дочка на мехмат собирается поступать и говорит, что она всё понимает. А вы насчет нитки с иголкой сомневались?

— Честно? Поступление на бюджет на мехмат мне казалось куда как более реальным, чем продеть нитку в иголку. (Смеется.)

Хотя Соня, притом что у нее только одна рука рабочая, действительно невероятные вещи всегда умудрялась делать: например, была единственной в классе, кому удалось вышить скрипичный ключ на швейной машинке.

Скоро Соне предстоит в очередной раз продемонстрировать свои способности: впереди участие в международном конкурсе красоты для людей с особенными возможностями. Он пройдет в Санкт-Петербурге. Для того чтобы пройти в список финалистов, нужно выполнить два задания.

— Задача такая — создать туристическую визитку Минска с местами, где могут работать и отдыхать люди с инвалидностью, — рассказывает Соня. — А второе задание: разработать бизнес-идею проекта, в который могут быть вовлечены люди, чьи возможности отличаются. Я, конечно, раздумываю над этим, но пока не села. Привыкла запрыгивать в последний вагон. У нас всегда так перед международными соревнованиями: на подготовку две недели? Отлично, мы успеем поставить четыре танца. (Смеется.)

— Соня, а как думаете, откуда в вас такая жизнерадостность и стойкость?

— А вот от нее — показывает на маму.

— На самом деле мы с Соней всегда поддерживаем друг друга и добиваемся баланса, — улыбается Татьяна. — Как только Соня унывает, я включаюсь: «Да ты чего, давай посмотрим на ситуацию по-другому». Если я грущу, Соня сразу начинает меня подбадривать: «Да всё у нас с тобой хорошо!».

Из недавних примеров: поехали в Египет, где всё правда было максимально ужасно. Соня поняла, в каком я настроении, и вы бы видели, как она всем восхищалась. (Смеется.) «Ты посмотри, мама, как красиво!» — а там куча мусора какая-то и банки ржавые.

Думаю, она родилась с таким характером. Но и детство, в котором не было ни грамма стеснения, свою роль сыграло. В путешествиях мы всегда выбирали интересную для нас страну и классный маршрут, полагаясь на то, что как-нибудь да справимся. В играх я никогда ее не останавливала: хочешь кататься по льду на коленках — окей, главное, чтобы другие коньками не задели. Отпускала ее гулять с одноклассниками, друзьями-мальчишками. Конечно, понимала риски. Но с другой стороны, еще больше меня пугало, что ребенок вырастет в изоляции и у него не будет друзей.

— А мы, конечно, на моей коляске гоняли во всю мощь, — признается Соня. — Было дело, с горки упала. Не больно было совсем и не испугалась. Но волновалась, что не смогу обратно залезть на коляску — и придется звонить маме, которая очень расстроится.

Но зато я теперь самостоятельная. Вот недавно ездили с подружкой на дачу: даже баню сами растопили! И камин!

— Татьяна, несмотря на самостоятельность Сони, вы наверняка не можете не думать о том, как всё сложится, если вас не будет рядом.

— Конечно. И это самая больная для меня тема. Я знаю эти интернаты… Не дай Бог никому. Поэтому моя цель сделать так, чтобы Соня выучилась и смогла обеспечивать себя финансово. Тогда она сможет нанять себе помощницу.

— Как в фильме «1 +1»? — спрашивает Соня.

— Примерно так, — отвечает мама и улыбается: они обе очень любят этот фильм. — Если людей с инвалидностью обеспечат нормальной работой — а большинство будет благодарно за это и станет трудиться с полной самоотдачей, — им не нужны будут пособия эти нищенские. Они будут справляться с этой жизнью сами.

— Но я еще и замуж надеюсь выйти, — добавляет Соня. — У меня же любовь, его зовут Никита.

— Давай только договоримся, что сначала мехмат, а потом Никита, — и они обе смеются.

-10%
-15%
-58%
-40%
-8%
-40%
-10%
-25%
-20%
-50%
-30%
0073029