• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  2. В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
  3. «Все оказались в выигрыше». Эксперты — о «предотвращении переворота» в Беларуси и роли России в этом
  4. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  5. Мы вам — факт о стране, а вы нам ее называете. Тест: Беларусь, Туркменистан, КНДР или США?
  6. «Дело о госперевороте», анонс принципиального решения и дочка Тимы Белорусских — все за выходные
  7. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  8. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  9. Захарова: Запад хотел «перекрыть» информацию о готовящемся в Беларуси перевороте заявлениями Праги
  10. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  11. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  12. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  13. В ФСБ России рассказали подробности «дела о планировавшемся в Беларуси перевороте»
  14. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  15. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот
  16. Автозадачка на выходные. Попробуйте разгадать секрет тайного знака японских водителей
  17. Свежая статистика по COVID-19 в стране: сколько новых случаев коронавируса за сутки
  18. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  19. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  20. Как вовремя заметить предвестники алкоголизма? Главное о здоровье за неделю
  21. Белорусская и российская стороны высказались о задержании Зенковича и Федуты. Какие вопросы остались
  22. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  23. Что происходит с ИП, которым хотят поднять налоги и взносы: теряют рынок, падает товарооборот
  24. От выстрелов под Лиозно до погреба в Гомельской области. Как «покушались» на Лукашенко
  25. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  26. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  27. «Подобных дел в истории суверенной Беларуси не было». В КГБ сообщили подробности по «делу о госперевороте»
  28. «Врач говорил: «Вам лучше второго ребенка родить». История Юрия, воспитывающего ребенка с аутизмом
  29. Госдеп назвал ложными заявления о причастности США к попыткам устранения Лукашенко
  30. 12 топ-клубов Европы официально объявили о создании Суперлиги. УЕФА обещает жесткие санкции


/ /

— Мне встать или сидя будете щелкать? — спрашивает Нина Васильевна у фотографа. — Я всю жизнь на каблуках: хочу казаться выше. К тому же каблук — это женственно. Всегда любила наряжаться, краситься — модница.

Нине Васильевне Гынкул 84 года. Она более 50 лет отработала медицинской сестрой в поликлиниках, больницах и детских садах Минска. Нина Васильевна вырастила двух дочерей, двоих внуков, сейчас присматривает за правнуком: «Судьба моя непростая. Но жалеть не о чем: все мое».

В проекте LADY.TUT.BY «Моя бабушка говорит…» мы рассказываем про женщин, чьи истории хочется сохранить. Если вы хотите, чтобы в следующем материале мы рассказали о вашей бабушке, напишите по адресу ekaterina.ohrimenko@tutby.com.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Немцы приказали маме, чтобы смотрела за нами, иначе „пух-пух“ и капут»

— Я родилась в деревне Драгунск. На Гомельщине люди — трудяги. «Лаптежниками-топтежниками» называю их. В семье из тринадцати детей выкарабкались лишь восемь. Умирали от простуды, пневмонии, коклюша. Тогда не было ни антибиотиков, ни медицины нормальной. Я восьмой ребенок, у меня одна сестра, остальные братья.

Во время Великой Отечественной войны немцы оборудовали в нашем доме штаб. В двух комнатах жили мы, в остальных — заседали они. Папа, строитель, смастерил им кровати, а я, дите, вместе с мамой убирала за всеми. Вырыл папка и подкоп. Он начинался под большим кустом жасмина в огороде и вел до самой печки. Мамка через этот «тоннель» брата Ваньку-солдата подкармливала по ночам.

Я злила немцев. Они ходили в соседний дом заниматься азбукой Морзе, а дверь в свою комнату оставляли открытой. Я заскочу туда и давай их приемник крутить. Фрицы слышали, думали, что партизаны, и бежали со всех ног обратно в штаб. Они постоянно пили спирт из маленьких рюмок. Помню, спрятали с братцем их рюмочку за икону и притворились, что спим. Ой, как немцы меня за нос трясли, но рюмку так и не нашли. Приказали маме, чтобы смотрела за нами, иначе «пух-пух» и капут.

Во дворе было три немецкие кухни, где работали наши люди. Фашисты резали соседских куриц, коров, нашу — не трогали, потому что кормились с нее.

Фрицы, когда уходили, баню, что сами отстроили, спалили. А вместе с баней сгорели и скирды пшеницы. Собачка Дружок не пускал немцев туда, лаял сильно, они его застрелили. Я так плакала.

После папа сделал новую баню: он строго следил за чистотой. Раз в неделю каждый нес свою постель на прожарку в баню. Соседи, которые хотели у нас ополоснуться, приносили свои дрова. Мылись всегда после нас.

«Папа хотел, чтобы все были грамотными»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— После войны мы голодали. Помню, как в сапогах резиновых по полю гнилую картошку искала. Мама толкла ее в ступе. Отходы зерна (другого не было) перемалывала и получившуюся муку добавляла в картошку. Из этой смеси пекла оладушки. У нас была одна коровка, худая, молока давала мало: мы на ней огород пахали. Хлеб я только в школе и увидела.

Учиться мне очень нравилось, хотела быть как старшая сестра Зинаида. Она с отличием окончила БГУ, вернулась в деревню и стала директором школы. Из восьми детей в нашей семье четверо получили высшее образование. Папа хотел, чтобы все были грамотными. Даже маму заставил в вечернюю школу пойти. Помню такую «картину»: на столе горит керосиновая лампа, мама чистит картошку, а рядом букварь лежит.

«Я медсестрой до 73 лет работала и еще хотела»

— После 10 классов поехала к брату Диме в Минск, он уже там работал. Помню, что радио включала на всю катушку: раньше не слыхала его, мне так нравилось! А сосед, коллега Димы моего, терпел, боялся что-то брату про меня сказать. В общем, в столицу я попала малолеткой, но красивой и боевой.

— Бабушка, рассказывай дальше. А твоих историй на три книги хватит, — окликает Нину Васильевну внучка Янина.

— Я пять лет проработала на Минском инструментальном заводе контролером по качеству. Трудилась по восемь часов в день. Работа тяжелая, в цеху холодно. Имела пятый разряд, могла пойти мастером, но мечтала о медицине.

Два года отучилась в Минском медицинском училище № 1 (сейчас — Минский государственный медицинский колледж. — Прим. редакции). Хотела поступить на зубного врача, но не справилась с сочинением. На медсестер был недобор, сюда легко прошла.

Свою первую операцию ассистировала главному врачу 1-й клинической больницы Минска. (С 1952 по 1971 главным врачом 1-й городской клинической больницы Минска был заслуженный врач БССР Герой Социалистического Труда Шуба Александр Иванович. — Прим. редакции). Спасали женщину: в нее выстрелил муж, пуля застряла в хребте. Операция длилась шесть часов. Когда закончили, хирург, весь мокрый от пота, сказал: «Меня и ее, — указал на меня, — сейчас в бочку со льдом». Это он так меня похвалил. Мне нравилась хирургия. Думала: «Я маленькая, буду на подставочке стоять, чтобы до операционного стола доставать».

Одно время работала медсестрой в поликлинике и обслуживала участок, где жили доценты, ассистенты Белорусского политехнического института (сейчас — Белорусский национальный технический университет (БНТУ). — Прим. редакции). Они говорили: «Ниночка, одно ваше слово — и вы в мединституте». Но я отказалась: это же надо было только учиться, работу бросить. А жить на что? Я уже тогда сама снимала комнатку. Еще хотела братьям младшим помочь. У родителей просить стыдно, да и нечего особо.

К доцентам я ходила при полном параде. Если, не дай Бог, затяжка на чулках — куплю на последние деньги новые, но не опозорюсь. У меня в медицинской сумке всегда был порядок. Раньше медсестра на выезде делала все: и трофические язвы обрабатывала, и внутривенные инъекции делала, и пиявки на сосцевидные отростки ставила. (гирудотерапия — это применение медицинских пиявок с лечебной и профилактической целью. — Прим. редакции). У бабушек руки опухшие, вену нащупать сложно, но я всегда попадала.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Бабуля Нина хорошая медсестра. Полгода назад сосед в алкогольном опьянении рассек бровь, она зашила ее домашними нитками — все срослось, — добавляет Янина.

— В детских садах все питание было на мне, я сама меню разрабатывала. Янка, покажи мою медаль «Ветеран труда», — обращается к внучке Нина Васильевна. — Последние годы трудилась медсестрой в социально-педагогическом центре с приютом Первомайского района. Я работала до 73 лет и еще хотела. Но сказали, что пора и честь знать.

«Костя в загс затащил обманом: «Возьми паспорт — пойдем в музей»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Со своим будущим мужем Константином бабушка познакомилась в 30 лет. Он за ее красивыми ножками погнался. Так было? — спрашивает Янина.

— Я была стройненькая, выточенная. Считалось тогда, что красивая, — смущается. — Кавалеров много, долго выбирала. По мне млел врач из нашей деревни. Пришел свататься: посадила его в сарае, дала проигрыватель. Хотела вкусных яблок ему принести, а по дороге босоножки порвала. Стыдно было в таком виде возвращаться. Дура. Он обиделся. Вот так наши дорожки разошлись.

Был шофер дальнего следования — ничего. Только ходил в трико, где коленки постоянно вытягивались. Сестре это не понравилось (она мне советовала, «кого брать»).

С Костей мы познакомились около общежития Института физкультуры БССР (сейчас — БГУФК. — Прим. редакции), он там учился. Мой будущий муж стоял на дороге: собирались ехать с ребятами на озеро и хотел девок захватить с собой для «этого дела». А как увидел меня — обо всем забыл. Я была модная, мне сестра сумочку желтую из Польши привезла.

Костя — молдаванин, разговорчивый, анекдотный, на два года меня старше. На момент нашего знакомства был кандидатом в мастера спорта СССР по тяжелой атлетике. Сильный, накачанный. А какие серенады под окном пел!

Фото из личного архива героини.

Костя затащил меня в загс обманом. Говорит: «Возьми паспорт — пойдем в музей». А привел в загс. Я не хотела замуж, было только четвертое свидание. Костя стал отбирать сумочку, чтобы взять паспорт. А в сумочке — шиньон (накладные волосы. — Прим. редакции). Я так боялась, что он это увидит, стеснялась. Проще было отдать паспорт. Так мы подали заявление.

Свадьбу отгуляли в Минске. Платье — гипюровое, по фигуре — до сих пор храню.

«Не дай Бог лишишься девственности до свадьбы, я тебя в сарае повешу и сам повешусь»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— С разницей в четыре года у нас родились дочки Оксана и Татьяна. Сегодня старшая дочь — магистр филологических наук, младшая — музыкант, дирижер академического хора.

Девочки в детстве всегда были заняты. Гимнастика, рисование, шитье и вязание — все попробовали. Обязательно водила их в театр. Детям надо показывать искусство! Каждые выходные мы сдавали бутылки и шли в кино, обязательно — с мороженым. Я растила не просто девочек, а леди. Леди — это культура, образованность, воспитанность. Леди должна одеваться красиво, в меру модно.

— Вот бабушкина косметичка, чего тут только нет, — показывает Янина.

— Не надо, это же рабочая косметичка, в сумке валяется. А есть еще парадно-выходная, — улыбается Нина Васильевна. — В рабочей — ножнички, пилочка, гигиеническая помадка, карандаш для бровей, кремик. Все ношу с собой, мало ли.

— С Костей мы прожили лет семь, я подала на развод, — продолжает собеседница. — Он стал пить, как выполнил мастера. Замачивал «победу» каждый день. А художник ведь был шикарный!

— Дедушка работал учителем физкультуры и рисования в школе № 122 Минска, где учились моя мама и тетя. Там до сих пор сохранились его картины, — добавляет Янина.

— Наверное, я, как женщина, могла что-то сделать, чтобы спасти Костю. Мужик хотел сильной любви, а я была жесткая. Надо было его восхвалять и ласкать, а я — серьезная. Меня так воспитали. Папа в юности пригрозил: «Не дай Бог лишишься девственности до свадьбы, я тебя в сарае повешу и сам повешусь». Я вышла замуж невинной. Хоть и 30 лет было. Это кто бы сейчас до такого возраста дожил!

Если бы Костя меня не бил, просто пил, я бы его не бросила. Себя виновачу. Помню, стираю, убираю, он: «Слушай, я у тебя мебель что ли?». Это значит домашние дела бросай и к мужу беги. А я специально не иду, жду, пока уснет. Была темпераментной, любила, но не показывала этого. Делала вид, что строгая. Жена должна быть в постели любовницей, на кухне — другом. По-другому ничего в семейном жизни не получится.

— Бабушка с дедушкой разменяли квартиру на "однушку" и "двушку", после дед уехал во Львов, — помогает рассказывать Янина. — Дедушка умер в 40 лет: сломал шейку бедра, были осложнения после операции. Он помогал детям финансово, пока работал.

— После Кости ухажеров хватало, но замуж ни за кого не пошла. Был, например, доцент, защитился на детской хирургии, дачу в Раубичах имел. Но жадный до ужаса! Никогда конфетки детям не принес, а коньяк всегда за пазухой держал. Я долгое время комнату в квартире сдавала. Многие мои кавалеры заглядывались на молоденьких квартиранток. А когда майора привела, он на старшую дочку глаз положил. И я решила жить одна.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

***

— Мне нравится, что у молодых сейчас есть телефоны, интернет. Друзей на другом конце света можно найти. Мне это тоже интересно, внуки помогают разобраться. Но живую гутарку ничем не заменишь. Согласны? — провожает нас Нина Васильевна. — Что сказать напоследок? Честно трудитесь и всегда оставайтесь леди.

-35%
-10%
-5%
-20%
-10%
-30%
-20%
-25%
-50%
-10%
0073062