170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  2. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  3. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  4. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  5. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  6. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  7. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  8. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  9. Главный скандал «фигурки»: россияне выиграли золото Игр, но через 5 дней его вручили и канадцам. Как так?
  10. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  11. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  12. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  13. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  14. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  15. Нацбанк не аттестовал двух топ-менеджеров Альфа-Банка, в том числе председателя правления. Что говорят в банке
  16. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  17. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  18. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  19. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  20. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  21. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  22. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  23. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  24. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  25. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  26. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  27. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  28. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 9 мая
  29. Минтруда: ветераны получат единовременные выплаты до 9 мая
  30. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата


Анастасия Грушовец / Фото из личного архива героини /

Ангелине Акуневич 26 лет, по образованию она историк. А еще Ангелина человек с активной гражданской позицией: в сентябре ее задержали во время женского марша. Тогда фотография девушки мгновенно облетела Сеть — она стала одной из героинь альтернативных обложек Vogue. Историю девушки с розой, полной чувства собственного достоинства, мы вам уже рассказывали.

А вот Ангелину, которая на фото изо всех сил сопротивляется силовикам, нашли только сейчас. Делимся ее историей с вами.

До поступления в университет, признается девушка, она была «лукашисткой» и поддерживала действующую власть.

— Только в университете я попала в «беларускамоўную плынь» — все предметы велись на мове. Там мои политические взгляды кардинально изменились, — улыбается Ангелина. — Распределение отрабатывала в сельской школе. Учила детей истории так, что на выпускных экзаменах после ответов моих учеников комиссия плакала.

Ближе к маю 2020 года девушка стала интересоваться альтернативными кандидатами.

— Поняла, что Бабарико — мой кандидат, когда в одном из интервью на вопрос «Чей Крым?» он ответил: «Греческий». Впервые мы с мужем вышли (в цепь солидарности), когда поползли слухи о задержании Виктора Дмитриевича.

Ангелина с мужем перед тем, как пойти стоять в очереди, чтобы подать обращение в ЦИК

Причем это даже не обсуждалось: мы просто пришли домой, молча приняли душ, молча собрались и молча вышли. Это было чем-то настолько очевидным, что мы даже не раздумывали.

С той поры девушка выходила каждый раз, когда у нее была такая возможность.

Фото: Вадим Замировский / Пожилая женщина показывает фиги Ангелине и называет предателями участниц женского марша солидарности

— Девятнадцатого сентября на женский марш нужно было прийти во всем блестящем. Я тогда еще все утро плакалась своему мужу, что мне нечего надеть. Решила пойти в платье, которое сшила сама, и в зеленых сапогах.

Мы собрались на Комаровском рынке, прошли маршем до Якуба Коласа. Там увидели, что подъехала куча автозаков и автобусов. В момент, когда ОМОН побежал на нас, поднялся крик: несколько тысяч женщин кричали от страха, оттого что их хватают и уводят в неизвестном направлении — это было ужасно. Никто, понятное дело, не представлялся. Они пошли на нас, как бандиты, не было ощущения, что это силовые структуры, которые должны, по идее, нас защищать.

Женщины стали в сцепку, Ангелина была в первом ряду. По словам девушки, один из омоновцев стал говорить, что им организуют проход и не будут трогать, главное — чтобы женщины разошлись. Они согласились, стали двигаться этой же сцепкой, и тут же их по одной начали выдергивать и заталкивать в автозак.

Фото: belsat.eu

— Меня «вырывало» из сцепки сразу пять омоновцев. Я решила, что буду сопротивляться и драться до последнего. Весь путь до автозака я пыталась за что-то зацепиться. Возле репортеров было дерево. Я решила, что нужно по-быстренькому туда добраться и ухватиться за него. Так я оказалась на всех этих многочисленных фото.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Потом я обронила свою сумку, стала кричать, что без своей сумки никуда не пойду. Один из омоновцев пошел ее искать, нашел, и уже вместе с сумкой меня погрузили в автозак.

Внутри автозака девушка тоже не растерялась: она не боялась задавать вопросы, высказывать недовольство. Ей удалось оставить при себе телефон, сообщить мужу, что ее задержали, и даже сделать селфи в автозаке. В Советском РУВД они провели восемь часов.

— Сначала около часа мы стояли лицом к стене, потом нам разрешили лечь на бетонный пол. Мы постелили шарфы, верхнюю одежду и лежали, разговаривали о жизни.

В итоге у меня все-таки забрали телефон. На нем не было пароля, и сотрудники РУВД сразу стали просматривать все мои фотографии. Когда я спросила: «Какое право вы имеете пользоваться моим телефоном?» — девушка-сотрудница улыбнулась и сказала: «Мы имеем право делать всё».

Из РУВД Ангелину и ее подругу выпустили последними. Девушка признается, что совсем не ожидала, что близкие и волонтеры ее дождутся.

— Потом уже я узнала, что мои фотографии попали на все новостные полосы. Родители и бабушки мужа, когда их увидели, рыдали час или два, потому что были уверены, что со мной произойдет что-то ужасное.

Суд над Ангелиной переносили трижды. Повестки либо приходили за день до суда, либо не приходили вовсе. Судили девушку спустя почти два месяца с момента задержания. По словам Ангелины, свидетеля по делу она видела впервые в жизни и уверена, что он ее тоже. Особенного внимания, по мнению девушки, заслуживает формулировка обвинения. За то, что Ангелина «создавала массовость», судья избрал ей в качестве меры пресечения максимальный штраф за административное правонарушение — 30 базовых.

— Когда на суде у меня спросили, что я делала на марше, я ответила, что просто люблю женщин во всех отношениях. На цепях солидарности и на женских маршах я никогда не видела слабых девушек. Вокруг всегда были красивые, сильные женщины, способные постоять за свое мнение.

До осени я планировала поступать в аспирантуру в Германию и оставаться там навсегда. Но после августа я поняла, что хочу здесь остаться: окончить аспирантуру и вернуться. Конечно, у всех сейчас есть моменты, когда хочется взять и сбежать отсюда. Но какое-то чувство мне подсказывает, что я уеду и вернусь уже в новую Беларусь. Даже больше: я надеюсь, что уеду уже при новой Беларуси.

-10%
-20%
-10%
-25%
-20%
-5%
-15%
-5%
-50%
-10%