Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  2. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  3. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  4. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  5. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  6. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  7. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  8. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  9. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  10. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  11. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  12. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  13. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  14. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  15. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  16. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  17. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  18. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  19. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  20. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  21. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  22. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  23. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  24. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  25. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  26. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  27. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  28. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  29. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  30. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте


Дарья Клюйко /

Эта женщина стала настоящей первой леди Советского Союза. Предшественницы предпочитали держаться в тени своих власть имущих мужей, а после Страна советов прекратила свое существование.

Ее ненавидели и обожали примерно поровну: раздражение вызывали элегантные и недоступные большинству женщин наряды, а также неприкрытое влияние на мужа, а незаурядный ум, великолепное образование и эмпатия множили поклонников. Сегодня день рождения Раисы Максимовны Горбачевой, и мы с интересом вспоминаем ее яркую биографию.

Из своих 67 прожитых лет 46 она провела рядом со своим супругом. Они познакомились, когда ей только-только исполнилось 19. Уроженка маленького города Рубцовска, что в Алтайском крае. Папа — Максим Титаренко — был украинским инженером-железнодорожником родом из Черниговской губернии, а мать — Александра Петровна Парада — коренная сибирячка с непростой судьбой. Ее отца — деда Раисы — расстреляли как троцкиста, критиковавшего стахановское движение, а мама — бабушка Раисы — умерла от голода.

Кроме Раисы в семье было еще двое детей: младшие сестра и брат. Семья жила небогато, поэтому Раиса всеми силами старалась хорошо учиться, чтобы вырваться из привычного быта. В 1949-м она с отличием окончила школу и переехала в Москву, где поступила на философский факультет в МГУ имени Михаила Ломоносова. Именно там, в студенческом клубе, она и встретила свою судьбу в лице юрфаковца Михаила Горбачева.

— Она не была писаной красавицей, но была очень милой, симпатичной: живое лицо, глаза, стройная, изящная фигура и завораживающий голос, — вспоминал потом ее супруг.

Пару лет спустя они поженились: поначалу девушка отвергала все ухаживания нового знакомого. Ее юное сердце было разбито: она только-только рассталась со своим женихом, родители которого — партийные чиновники — воспротивились союзу сына с простушкой из рабочей семьи. Но Михаил Горбачев смог таки найти к ней подход:

— Мы полгода ходили рядом, держась за руку. Потом полтора года — когда уже не только за руку держались. Но все-таки мужем и женой стали после свадьбы.

Свадьба была очень скромной: водка, селедка, винегрет, картошка с котлетами — меню студенческой столовой на Стромынке было простым и незамысловатым. Деньги на банкет заработал жених: устроился механизатором на каникулах в родном Ставрополье.

Через год после свадьбы на свет должен был появиться их первенец. Но не сложилось. Из-за угрозы для жизни матери беременность Раисы Максимовны пришлось прервать: сказались осложнения на сердце, вызванные ревматизмом. Мальчик, которого отец хотел назвать Сергей, так и не родился. А их единственная дочь Ирина пришла в этот мир только несколько лет спустя — в 1957-м.

— Мы с Раисой были очень самостоятельными — таковы наши натуры. Несколько лет обитали в коммуналке, где на семь семей один туалет и кухня. Жили бедно, очень бедно, на грани… Иринку в два с половиной года пришлось отдать в детский сад. Возвращаясь вечерами, я, случалось, заставал мое семейство в слезах. Из-за загруженности на работе Раиса порой поздно забирала дочку, и та плакала: «Вы меня бросили».

В то время Раиса работала лектором в Ставропольском отделении Всероссийского общества «Знание» и преподавала на кафедре философии местного медицинского, а также сельскохозяйственного институтов. Параллельно писала диссертацию, которую успешно защитила, получив ученую степень кандидата философских наук.

Осенью 1978 года Михаила Горбачева избрали секретарем ЦК КПСС. Семье предстоял переезд в Москву. Пока супруг дневал и ночевал на службе, Раисе Максимовне была отведена роль примерной домашней жены. Но надо было знать Раису Максимовну: вместо чаепитий с женами членов Политбюро она посещала научные конференции, читала лекции в МГУ, участвовала в работе Всероссийского общества «Знание» и изучала английский. Почтенные матроны терпеть ее не могли:

— Тебя видели, но не замечали. Даже взаимное приветствие было необязательным. Удивление — если ты обращаешься к кому-то по имени-отчеству, — жаловалась она в своей книге «Я надеюсь».

Как-то раз на официальном приеме в Кремле, одна из «жен» не дала ей сесть за стол на свободное место: «Вам — туда, в самый конец».

Всего семь лет спустя Горбачева сама могла выбирать любое из понравившихся направлений: ее муж занял высшую должность в советском правительстве.

— Когда это случилось, она меня спросила: «А что мне делать, какова моя роль?». Я ответил, что мы будем вести себя так же, как и раньше. Но когда она вышла рядом со мной перед страной, боже мой, как это взбесило значительную часть нашего общества!

— Какие серьезные вопросы вы обсуждаете с Раисой Максимовной? — спросил как-то Горбачева американский журналист.

— Все! — огорошил его ответом тот.

Раису Максимовну, впрочем, как и ее супруга, мало волновало мнение общества. Она неизменно следовала за мужем, куда бы он ни спешил по долгу службы: в Чернобыль после катастрофы на АЭС, в Армению после землетрясения, или в Лондон — на встречу с Маргарет Тэтчер.

К слову, поездка в Лондон была их первой совместной с мужем зарубежной командировкой. Рассказывают, что после обеда в резиденции госпожи премьер-министра Горбачева, увидев на полке портрет шотландского философа Дэвида Юма, начала интереснейший разговор. Еще бы — про этого человека она знала точно больше, чем все присутствовавшие здесь гости. Тэтчер оценила интеллект спутницы советского лидера: «Эрудированный человек». А потом произнесла свое знаменитое: «Мне нравится Горбачев. С ним можно иметь дело».

Случались и менее приятные визиты. Один из таких стал историческим анекдотом. В Румынии Раиса Горбачева собиралась на встречу с супругой Чаушеску — Еленой. Та почему-то приехала чуть раньше.

— Прибежал ее помощник и начал умолять не убивать его. Он объяснил: если Раиса Максимовна не выйдет прямо сейчас, его расстреляют. Я шепнул ей: «Скажите, что у вас порвались колготки». Она так и сделала. Чаушеску засмеялась, напряжение спало, — рассказывал позже создатель и руководитель службы протокола президента СССР Владимир Шевченко.

Находясь постоянно в центре внимания, Раиса Максимовна старалась выглядеть перфектно. Она прекрасно помнила, как хохотал весь мир над халатами Брежневой и Хрущевой, в которых они щеголяли в тех редких случаях, когда сопровождали своих мужей. Тут же поползли слухи, что все свои платья Горбачева покупает исключительно за границей и за бюджетные деньги. А еще большие госсредства тратит на драгоценности.

— Я не шила ни у Зайцева, ни у Ив Сен-Лорана, как пишут про меня. Одевала меня портниха из ателье на Кузнецком Мосту. Никаких спецателье у меня не было, — оправдывалась она.

Ей вторило и окружение. Создатель и руководитель службы протокола президента СССР Владимир Шевченко возмущался:

— Какие бриллианты, какие наряды от Диора? У Горбачевой была чешская бижутерия. Мы подобрали в городе Яблонец несколько гарнитуров под бриллианты. Я удивляюсь, какую чушь про нее до сих пор пишут!

Кстати, вещи именитых дизайнеров в гардеробе Горбачевой все-таки были. Пьер Карден после одного из своих показов хотел подарить Раисе Максимовне целую коллекцию, но она отказалась. Дизайнер не отступал и уговорил ее принять в дар хотя бы костюм и легкое пальто.

— Однажды я увидел ее на фотографии в моем наряде, значит он ей понравился, — с гордостью рассказывал потом Карден.

— Почти весь гардероб Раисы я сохранил в неприкосновенности. С каждой вещью жены у меня что-то связано. Например, в сером костюме с вишневой блузкой я ее полюбил — еще студенткой. В спальне висит эта давняя прекрасная фотография, где Раиса снята перед выпускным вечером в МГУ. Жена знала, что понравилась мне в том наряде, и позднее не раз использовала сочетание двух любимых цветов. Я нет-нет и открою шкаф. Запах ее духов, целый мир всяких тонкостей женских, — ностальгировал позже Михаил Горбачев

Гораздо больше нарядов ее занимала благотворительность и общественная деятельность. Совместно с академиком Лихачевым она становится одним из создателей Советского фонда культуры и членом его президиума. За 5 лет фонд привлек 100 миллионов долларов США, которые пошли на поддержание музеев искусства (в том числе Рерихов и петродворецкий музей семьи Бенуа), восстановление церквей и памятников архитектуры, а также возвращение на родину вывезенных культурных ценностей. Большую поддержку оказывала фонду «Помощь детям Чернобыля» и шефствовала над детскими медучреждениями.

Дети… К этому времени у Раисы Максимовны уже подрастали две внучки, в которых она просто души не чаяла, хотя в то же время была и требовательной бабушкой.

— Праздность она точно осуждала. Сплошная учеба! Где только Ксения и Настя не экспериментировали — в музыке, балете, спорте… Расти в особой семье для девочек по-своему было нагрузкой. Вообще же Раиса нежно обращалась с девчонками. Возилась с ними много и не уставала. Они ее обожали. В поездках мы с женой обязательно заходили в книжные магазины, привозили домой необычные детские издания. А младшая к нашему возвращению готовила семейную стенгазету. Где-то же они спрятаны, те газеты. Раиса так ими гордилась.

— После Раисы Максимовны осталось 25 папок, красными чернилами озаглавленных «Отчего болит сердце». Особо личное я отложил в укромное место. Там же храню прядь первых Иришкиных волос, роддомовские бирочки — ее и внучек. Это мой сердечный архив. Совершенно секретный, — поделился однажды Михаил Горбачев.

Когда ее муж покинул президентский пост, градус общественной активности Раисы Максимовны ничуть не снизился. И хотя из-за нервного перенапряжения во время августовского путча ГКЧП 1991 года она перенесла микроинсульт, Раиса Горбачева по-прежнему продолжала работать. Помогала супругу в написании книг и написала собственную. Основала «Клуб Раисы Максимовны» — клуб помощи матерям-одиночкам, детям-сиротам, врачам и учителям из глубинки.

Только вот вскоре помощь понадобилась ей самой: в 1999 году у нее диагностировали рак крови — лейкоз.

— Она спрашивала: «Моя жизнь кончилась?». И смотрела в глаза, как всегда. Знала, что врать ей не могу. Я и не врал. Однако и всей правды не в силах был выговорить. Произнес только: «У тебя очень тяжелая болезнь крови. Но ты старайся, не сдавайся. Мы это одолеем». К Раисе в палату нельзя было приносить прессу, чтобы не попала инфекция. Однажды я нарушил запрет. Это были «Известия», заметка Гаяза Алимова под заголовком «Леди Достоинство». Прочитал ее вслух, и вдруг она заплакала: «Неужели для того, чтобы все всё поняли, я должна умереть?». Грустно, — расскажет однажды о последних днях своей жены Михаил Сергеевич.

20 сентября 1999 года Раиса Максимовна Горбачева умерла. Через два дня ее похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве. Тысячи людей пришли проводить первую леди в последний путь. Дорогу к ее могиле устилали живые цветы. В память о ней в 2006-м году в Лондоне был создан Международный фонд Раисы Горбачевой по борьбе с детской лейкемией и раком. Институт детской гематологии и трансплантологии в Санкт-Петербурге также носит ее имя.

— Наверное, весь грустный опыт человечества вылился в незатейливых словах «время лечит». Это так. Но хоть боль и притупилась, рана ноет. Потому что мы с Раисой были привязаны друг к другу насмерть. Как это получилось, не знаю. Увидел ее один раз — и пошло. Все мы разделили — и драмы, и трагедии, и счастье огромное.

Уход Раисы стал огромным испытанием. Вся семья осиротела: и дочка, и внучки. Это нас еще больше сблизило. Тем не менее я долго чувствовал себя одиноким. Не хотелось жить, откровенно говоря. Какого-то реального мгновения, когда внезапно «отпустило», не существовало. Просто я понял, что нельзя все глубже и глубже погружаться в отчаяние, тонуть в нем. Жизнь — от Бога, и никто не вправе иначе на это смотреть. Но я же к Богу еще только иду… Короче, я смирил себя, принял все, что случилось.

Я сохранил интерес к жизни. Думаю, я — прежний Горбачев. Но, безусловно, такой кусок души ушел с Раисой, что, может, мне это только кажется…

-40%
-20%
-31%
-20%
-10%
-25%