• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  2. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  3. «Череп маленький — мозг не помещается». История мамы парня, который родился с микроцефалией
  4. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  5. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  6. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  7. Новые выборы уже в этом году и права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюции по Беларуси
  8. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  9. Преподаватель гомельского медунивера от руки рисует лекции для студентов — и им нравится
  10. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  11. Точки над i. От назначенной на четверг встречи Лукашенко и Путина ждут судьбоносных решений
  12. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  13. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  14. Замглавы МИД Литвы: Посол США, не получившая белорусскую визу, возможно, временно будет проживать в Вильнюсе
  15. КГБ: по «делу о госперевороте» обвинения предъявлены четырем лицам. Все они дают признательные показания
  16. Минэкономики: Система достаточно прочна. Неблагоприятные факторы носят временный характер
  17. Отдых в пандемию: можно ли съездить в автобусный тур и обязательна ли самоизоляция после возвращения
  18. Прорыв трубы в Чижовке: затопленная дорога, проблемы с водой в трех районах Минска и поврежденный газопровод
  19. Акции в поддержку Навального в России: задержаны более 1600 человек
  20. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  21. Проект Суперлиги оказался полным провалом. Турнир отменили, а клубы испортили себе репутацию
  22. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  23. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  24. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  25. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  26. Знакомьтесь с отважной белоруской, которая решилась взойти на самую высокую вершину земли
  27. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  28. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  29. Помните, в Жодино милиционер ударил женщину? На одну из участниц той истории завели дело
  30. В Минздраве рассказали о количестве привившихся от коронавируса и поствакцинальных реакциях


Анастасия Грушовец / /

В это воскресенье на свободу вышла журналистка и фотограф «Нашай Нівы» Шура Пилипович-Сущиц. Ее задержали на марше во время работы — по решению суда девушка получила семь суток за участие в несанкционированном массовом мероприятии. Уникальность этой истории в том, что Шуру отпустили домой. Но предупредили, что могут забрать в любой момент для отбытия наказания. В итоге девушка поехала на Окрестина сама — отец отвез ее к стенам ЦИП на машине. О любимой работе и неделе в тюрьме за то, что она ее выполняла, Шура рассказала в интервью LADY.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Шура сразу после освобождения

Шуре 20 лет. Она училась на журфаке, но в какой-то момент решила забрать документы и заниматься самообразованием. Сейчас она работает фотожурналисткой «Нашай Нівы», а также вычитывает тексты перед публикацией: на ЦТ по белорусскому языку Шура в свое время получила 100 баллов. До событий лета работать, по ее словам, доводилось только в «тепличных условиях». А во время акций пришлось выйти на передовую.

— В первое время жилетка с надписью «Пресса» и бейдж успокаивали и даже помогали, давали ощущение защищенности. Иногда из-за отсутствия опыта я лезла туда, куда другие журналисты не лезли. Мне очень повезло, что у меня не возникло проблем еще летом.

Шуру задержали 15 ноября на марше в память о погибшем Романе Бондаренко.

— Задержание произошло максимально глупо: я только пришла, достала камеру, надела бейдж — и сразу же начался "хапун". Это было на второй минуте после моего прибытия на Пушкинскую. Само задержание было не жестким, а, скорее, комичным. Один из силовиков посмотрел мою аккредитацию, крикнул другому: «Это „Наша Ніва“. Подходит?». На что другой ему ответил: «Нет, не подходит, забирай». Меня под локоть — и в бусик.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Девушку доставили в Первомайское РУВД. По ее словам, немного позже на полу у входа расстелили БЧБ-флаг.

— Первая еда у нас появилась спустя где-то восемь часов. Это была передачка от волонтеров: там были пара бутылок воды, печенье, бутерброды. Вот эти бутерброды с крупно нарезанными кусками сыра и колбасы — это, наверное, самые вкусные бутерброды в моей жизни.

С судом тоже получилась интересная история: дата заседания в моей повестке и реальная дата суда отличались. В общем, суд прошел без меня, мне назначили «сутки». Мы пытались оспорить решение суда, но даже при наличии видео моего задержания и ошибок в составлении протокола не смогли ничего изменить.

Шуре (наверное) повезло: она сама смогла выбрать день начала своего срока. Девушка даже рассчитала время, во сколько ей нужно прийти, чтобы выйти на свободу в более удобное время. Автотранспорт в ее РУВД работает таким образом, что людей на место привозят либо рано утром, либо поздно вечером. Тогда участковый разрешил ей добраться до места либо на маршрутке, либо на такси.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Как бы трудно и сюрреалистично для моих родителей не было везти своего ребенка в тюрьму, мне морально было легче как можно дольше находиться рядом с близкими. Я знала, что меня ждет, и морально была к этому готова. У меня была с собой передачка, я специально собирала ее так, чтобы к ней нельзя было придраться.

Этой передачкой Шура делилась буквально со всеми. Так случилось, что в среду девушек перевели с Окрестина в Жодино. Передать что-то заключенным в Жодино можно только в этот день. Но из-за того, что девушек не успели внести в списки, передачки получили далеко не все.

— Нужно понимать, что такое тюрьма. Даже несмотря на то, что многие из нас оказались за решеткой по тем же обстоятельствам, что и я, для сотрудников тюрьмы мы были людьми, которые заслужили наказание. Поэтому были, на мой взгляд, унизительные моменты, когда образованные, умные, интересные люди были вынуждены стоять лицом к стене или пользоваться туалетом, который практически никак не отделен от камеры. Мы ничем не заслужили такого отношения. Но когда ты внутри тюрьмы — привыкаешь.

По словам Шуры, это тот случай, когда ожидания и реальность совпали. На второй день в Окрестина отключили батареи, на третий — девушки спали в куртках. В Жодино не было горячей воды. И там, и там были кроссворды и скудная коллекция книг.

— Даже в тюрьме у нас повсюду были надписи вроде «Свободу политзаключенным», «Жыве Беларусь», «Свободу Марии» и т. д. И в такие моменты приходит осознание, что люди, которые сидят тут вместе с тобой, понимают, за что и во имя чего они сидят.

Ты понимаешь, что это несправедливо, но не боишься в глобальном смысле этого слова. Да, страшно, когда тебя водят по катакомбам в Жодино. Страшно, когда ты не можешь контролировать то, что происходит. Но это — всего лишь моменты, и как только они проходят, ты вспоминаешь, почему ты тут и за что ты борешься. А мы боремся за справедливость.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Моя сокамерница как-то сказала, что это не мы заключенные. Да, нам пришлось провести здесь несколько дней или недель, а вот милиционеры, которые нас охраняют, находятся здесь всю жизнь.

Даже за решеткой у нас есть свобода мнений и взглядов. Даже внутри камеры мы остаемся собой: говорим то, что хотим говорить, и верим в то, во что верили на свободе. Конечно, есть физическое ограничение свободы, но ведь мысли-то ограничить невозможно!

— Я не планирую останавливаться. Я верю в то, что делаю я, и в то, что делает множество других людей. И я буду вносить свой вклад в то, чтобы в нашей стране была информация и была правда.

-15%
-5%
-10%
-20%
-5%
-40%
-70%
-25%
0073062