168 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «На 19 мая у него был обратный билет в Норильск». Что известно о докторе, которого задержали в Борисове
  2. В какие страны пустят белорусов, привившихся непризнанными ЕС «Спутником V» или вакциной от китайской Sinopharm
  3. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  4. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  5. Помните айтишника с БЧБ-флагом на балконе, у которого забрали машину? Узнали, что с авто сейчас
  6. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  7. «Новые отношения меня не пугают». Одно утро с Юлией Курьян
  8. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  9. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  10. В МИД Беларуси ответили на призыв «Большой семерки» провести новые выборы
  11. Гинеколог объясняет, почему может пропасть менструация и какие симптомы должны особенно насторожить
  12. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  13. Старинные усадьбы и парки, храмы и марсианские пейзажи. Маршрут на длинные выходные
  14. Семья минчан построила дом в дачном поселке и живет там круглый год. Вот как там все устроено
  15. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  16. «Заинтересовали вещи определенных цветов». К дизайнерам Honar пришел с проверкой Госстандарт
  17. Юрий Мельничек: «Когда наступит Беларусь 2.0, все отыграет назад достаточно быстро»
  18. Лукашенко запретил продажу жилья через облигации. И что теперь будет с ценами на квартиры?
  19. Нацбанк не аттестовал двух топ-менеджеров Альфа-Банка, в том числе председателя правления. Что говорят в банке
  20. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  21. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  22. Как русские и канадцы разделили олимпийское золото. Вспоминаем самый громкий скандал фигурного катания
  23. «Мы с Колей жили в этом домике». Показываем, где находится «любимый дворец» Лукашенко
  24. Тест. Вы хорошо ориентируетесь в простых вопросах экономики?
  25. Паша «Мясной король». Как популярный гродненский блогер занялся мясным мини-бизнесом, который вдруг «выстрелил»
  26. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  27. «Среди покупателей есть и обычные пенсионеры». В Минске переоткрылась ремесленная пекарня Lёn
  28. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  29. В Польше задержали самую крупную в истории партию контрабандных сигарет из Беларуси
  30. «Зимой мы здесь живем совершенно одни». История пары, которая переехала из города в деревню


Российский Минздрав опубликовал законопроект, который может существенно изменить список медицинских показаний для аборта на любом сроке беременности, — рассказывает «Настоящее время». Новые правила сокращают перечень болезней и патологий, при которых аборт позволяется делать на поздних сроках беременности, оставляя такую возможность лишь при непосредственной угрозе здоровью женщины. Фактически женщин в России могут лишить выбора, вынашивать и рожать ли им ребенка с серьезными заболеваниями или нет.

Разбираемся, зачем в России хотят изменить список медицинских показаний к аборту, почему врачи в госучреждениях пытаются отговорить женщин от прерывания беременности и чем это может грозить.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

«Патологии не повод убивать»

У 28-летней Ирины (имя изменено) из Сергиева Посада было три беременности. От первой родилась здоровая дочь. От второй — сын с генетической патологией развития, пороком сердца, недоразвитием кожи «как органа, отягощенного некрозом», проблемами с развитием центральной нервной системы, желудочно-кишечного тракта и рядом других заболеваний. Сына Ирины наблюдали в различных больницах Москвы, Белгорода и Харькова. Точный диагноз установить не удалось из-за высокой стоимости полного генетического обследования.

«Генетики не рекомендовали мне в дальнейшем рожать, а в случае планирования беременности проходить полное обследование мне, мужу и обоим детям, в ином случае шанс рождения ребенка с генетическими патологиями более 60%», — рассказывает Ирина, которая получила заключение пяти генетиков.

Осенью 2019 года Ирина снова забеременела. «Видимо, спираль сместилась», — рассказывает женщина. Для нее был актуален финансовый вопрос: только за первые полгода на обследования сына ушло 480 тысяч российских рублей (не учитывая лечение). Ирина не могла позволить себе аборт в частной клинике. На пятой неделе беременности она обратилась к гинекологу в женской консультации по месту жительства.

«Она взяла анализы и дала листок, где отмечено, что нужно сделать перед прерыванием [беременности]. На УЗИ талончиков не было, и его нужно было пройти платно или подождать три-четыре недели», — рассказывает Ирина. Помимо анализов, врач сказала, что женщине обязательно надо поговорить со священником и психологами.

«Священник рассказывал притчи, общался вежливо, говорил о том, что это живая душа и живой ребенок. Сказал, что даже если и есть патологии, это не повод убивать, ведь мы не убиваем рожденных людей, когда они болеют», — вспоминает встречу Ирина.

Общение с психологом у Ирины «не задалось»: врач начала высказывать свое отрицательное отношение к решению женщины. «В ходе бесед мне неоднократно говорили, что я сама виновата в болезни сына, раз такая безответственная. Обвиняли в том, что у такой безответственной женщины не могло быть нормального ребенка, — вспоминает женщина. — По ее словам, мне не обязаны помогать с абортом, так как это моя вина и теперь я должна нести ответственность за свои поступки. В ходе разговора я расплакалась, и она сказала, что хочет сообщить в органы опеки о моем неадекватном поведении. После чего психолог сказала приходить к ней через 10 дней. Обходной листок она забрала».

После затянувшегося на несколько недель общения с врачами в женской консультации Ирина решила сделать аборт в частной клинике. Она была на девятой неделе беременности.

«Я не знаю, для чего оказывается такое давление. У меня есть субъективные догадки, но никаких фактов», — говорит Ирина. Она считает, что в XXI веке у женщины должно быть право на аборт как до, так и после 12-й недели беременности, «в противном случае это ограничивает жизнь самой женщины и ее рожденных детей, если такие есть».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Что хотят изменить в списке показаний для аборта?

По нынешнему законодательству, действующему с 2007 года, прерывание беременности по желанию женщины разрешено на сроке до 12 недель. После — только по социальным (в случае изнасилования) и медицинским показаниям, когда беременность может угрожать жизни и здоровью женщины.

Новые рекомендации, опубликованные 9 декабря 2020 года, предполагают разрешить прерывание беременности, если женщина болеет различными психическими расстройствами, четвертой стадией ВИЧ, некоторыми заболеваниями нервной системы, включая эпилепсию, и многими другими острыми заболеваниями. При этом из медицинских показаний к аборту могут исчезнуть диагностированные у женщины психозы в связи с употреблением наркотиков, хромосомные нарушения (синдромы Дауна, Патау и Тернера), депрессивные эпизоды и злокачественные образования (в случае если не проводится химиотерапия).

Также изменения затрагивают развитие плода. В частности, новые рекомендации одновременно добавляют нормы, при которых возможен аборт, и убирают некоторые, содержащиеся в нынешнем документе.

Акушер-гинеколог Анна Тигиева отмечает, что с развитием медицины перечень медицинских показаний к аборту может меняться, «так как многие проблемы удается сейчас скорректировать», например в случае рождения ребенка с пороком сердца.

В то же время специалист предупреждает, что сокращение перечня медицинских показаний со стороны плода (ВПР) может привести к росту криминальных прерываний беременности вне медучреждений, увеличению количества отказов от ребенка после родов.

«Каждый случай требует индивидуального подхода, с учетом мнения семейной пары, после разъяснения ей всех особенностей данного случая, — говорит Тигиева. — Никакой закон не повлияет на нежелание женщины родить ребенка, что, в свою очередь, будет способствовать увеличению материнской смертности и ухудшению репродуктивного здоровья».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По мнению Тигиевой, проблема репродуктивного здоровья и низкой рождаемости в России сильно политизирована: разные политические движения используют ее в своих интересах. Например, инициативы, направленные на «улучшение демографической ситуации», в последние годы часто исходят и от высшего руководства страны, и от иерархов Русской православной церкви, которая последовательно выступает против «планирования семьи».

В октябре 2020 года президент России Владимир Путин по итогам расширенного заседания президиума Госсовета поручил улучшить работу по профилактике абортов. В соответствующем поручении, опубликованном на сайте Кремля, указано, что до 1 мая 2021 года должны провести «оценку эффективности работы медицинских организаций по профилактике абортов и разработать меры, направленные на повышение эффективности такой работы, в том числе обеспечить взаимодействие медицинских организаций с организациями социального обслуживания и усиление финансовой заинтересованности медицинских организаций в результатах работы по профилактике абортов».

«Они видели патологию и продолжали затягивать сроки»

«Я бы все равно сделала аборт, только уже не фармацевтический, и это принесло бы мне больше вреда, — делится Инна (имя изменено). — Я бы сделала нелегальный аборт на любом сроке, потому что нейтрально отношусь к чужим детям, но не представляю своих. Ощущение, что во мне находится что-то постороннее, возможно мертвое, и я никак не могу от этого избавиться, сделало меня убежденной чайлдфри навсегда».

Инна забеременела в 21 год. Но ни она, ни ее молодой человек не были готовы к ребенку. Тогда она обратилась в частную клинику. «Вторая полоска какая-то бледная, тест ошибочный», — констатировал врач и отказал в процедуре. Тогда Инна еще не знала о «пролайф» — движении «в защиту жизни» и против абортов. Через несколько дней она заново обратилась к тому же врачу с новым тестом, где четко была видна вторая полоска, но тот отправил ее в бесплатную женскую консультацию за анализами.

«В женской консультации мне сказали, что, вероятнее всего, будет выкидыш — какие-то проблемы с плодом. Я ждала анализы, а их потеряли. Срок для фармаборта подходил к концу, а врачи спокойно сказали мне, что потеряли, дескать, бывает, — вспоминает Инна. — Я снова обратилась в ту же платную клинику, к другому гинекологу, которая сказала мне, что анализы можно сдать у них и не было причин отправлять меня в ЖК».

Именно в частной клинике Инна смогла сделать фармаборт. «Я не помню никакой боли, только чувство, что я наконец свободна, снова могу спать, могу жить дальше», — вспоминает она.

Позднее девушка узнала, что «потеря» анализов в женских консультациях — частое явление.

«Не понимаю, почему они видели патологию и продолжали затягивать сроки», — говорит Инна. Девушка предполагает, что врачи пытались отговорить ее от аборта «по своим религиозным убеждениям или просто ради денег от государства».

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

В похожей ситуации оказалась москвичка Елена Дубинина. На момент незапланированной беременности 36-летняя женщина уже воспитывала двоих детей. В государственной поликлинике женщину обругали, сказав, что ей стоило «лучше предохраняться» — у Елены повышенная фертильность. Направление на анализы врач ей не дала. Бесплатное УЗИ «полагалось только тем, кто хочет рожать», поэтому Елене пришлось заплатить за обследование.

«Узист поставил срок пять недель и сказал, что не услышал сердце — возможно, беременность замершая. Гинеколог на это внимания не обратила, повторно обругала меня, сказала, что я должна уговорить мужа сохранить ребенка и если не получится, то прийти за направлениями на анализы», — рассказывает Елена.

Анализы были назначены только через две недели. За это время у женщины начал болеть живот и появились кровяные выделения.

«Если бы хотели сохранять, тогда я бы ваши переживания поняла, а так-то чего? И вообще, во время беременности такое бывает», — парировала врач на жалобы Елены о плохом самочувствии, направила ее пересдавать анализы и общаться с терапевтом. Врач, по ее словам, нашел у нее низкий гемоглобин и отправил пить препараты железа, пообещав, что когда гемоглобин поднимется, «и об аборте поговорим».

Живот между тем болел все больше и больше, и когда гинеколог в очередной раз дала Елене направления на новые анализы, женщина с мужем не выдержали и пошли в платную клинику. «По УЗИ срок так и остался пять недель, сердце не прослушивается. Получается, что мне тянули замершую беременность. Мы были в шоке», — говорит Елена.

В тот же день она сделала платный аборт. После у нее начался эндометриоз, и пришлось делать чистку. По мнению Елены, если бы аборт сделали сразу, то она смогла бы избежать ухудшения здоровья.

«Втюхивание необходимости вынашивания»

44-летняя медсестра Анна Агаркова из Санкт-Петербурга тоже рассказывает, как врачи старались затянуть ей сроки аборта. Отговорить от прерывания беременности ее, по ее словам, не пытались, но она «не знает, что хуже».

После двух дней задержки менструального цикла Анна обнаружила, что забеременела с внутриматочной спиралью. Ближайшая запись по талону в женскую консультацию была через две недели.

«Врач была вежлива, — вспоминает Анна. — Мне казалось, что я все понятно объяснила: у меня уже есть двое детей, больше я не планировала. Она что-то говорила, что случай беременности с правильно стоящей ВМС — нечастый, поэтому попросила показать всем сотрудникам. Я не была против. Отговоров не то чтобы не было, скорее удивлялись: на УЗИ были четко видны и спираль, и плодное яйцо».

Женщина сдала анализы и стала ждать направления на аборт. Через 10 дней ей пришли анализы, результаты которых показались Анне «странными» — поверх штампа «отрицательно» в тесте на гонококки красной ручкой было написано: «Обнаружены клетки-маркеры, пересдать».

«Я — медсестра, для меня венерическое заболевание означает увольнение с работы, — объясняет Анна. — Пересдала в ЖК и параллельно побежала сдавать платно, туда же загнала своего партнера. Врач в платной лаборатории еще удивилась формулировке».

Результаты из частной клиники были отрицательными. На прием в женскую консультацию Анна смогла записаться лишь через десять дней. Получив наконец направление на аборт, женщина столкнулась с новыми трудностями.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

«Прихожу, а там написано, что без свежих результатов флюорографии в отделение не пускают. ФЛГ лежала в санкнижке на работе, но кто бы мне об этом сказал! В памятке [для прерывания беременности] об этом [флюорографии] не было ни слова. Соответственно, аборт перенесся еще на несколько дней — сделали уже на двенадцатой неделе», — рассказывает Анна.

История со «странным анализом» на гонококки между тем не давала ей покоя. «Клетки-маркеры проверяют на онкологию и некоторые генетические заболевания, — объясняет Анна. — На гонорею результат может быть или (+), или (-)».

Когда женщина решила показать «странный» анализ на гонококки знакомым гинекологам, те попросили «сфоткать страницы медкарточки», и выяснилось, что «фоткать» нечего: в карте не оказалось ни «странного» бланка, ни отрицательного анализа из платной лаборатории, только повторный анализ из женской консультации.

«Запись о планируемом аборте стояла только на третьем визите к гинекологу, хотя я сказала о планируемом аборте сразу! — возмущается Анна. — Увы, доказать теперь ничего не получится. По документам все в рамках закона: пришла, потом месяц проболталась где-то, анализ сдала поздно, об аборте сообщила еще позже».

Анна считает, что ее история стала следствием распространенной практики: врачей в России «вполне официально премируют за ведение беременности и доплачивают за отговор от абортов».

«Заметьте, от психологов не требуется рассказать о трудностях и последствиях беременности и родов или аспектов воспитания детей, — говорит женщина, которая воспитывает двух сыновей. — Только втюхивание «сознания необходимости вынашивания беременности».

«Предотвратить 5000 абортов за 5 лет»

Программы премирования врачей, успешно отговоривших женщин делать аборт, действительно существуют и официально действуют как минимум в нескольких регионах РФ.

В январе 2020 года Министерство здравоохранения Башкирии разработало специальную программу «Подари мне жизнь», которая предполагает материальное поощрение акушеров-гинекологов, которые смогут убедить беременных женщин отказаться от аборта. На программу, рассчитанную до 2024 года, выделили 25 млн рублей. За пять лет планируется предотвратить 5 тысяч абортов.

Фото: Cassidy Rowell, unsplash.com
Фото: Cassidy Rowell, unsplash.com

Ранее, в 2019 году, похожую программу запустили в Кировской области. За каждый отказ от аборта и постановку на учет по беременности врачам кризисных центров выплачивают 4 тысячи рублей единовременно. Внушительнее поощряют предотвращение абортов в Красноярске: в 2018 году краевой Минздрав совместно с РПЦ начал выделять по 25 тысяч рублей тем врачам, которые за год отговорили от прерывания беременности больше всего женщин. За каждую женщину, которая решила сохранить беременность, врачам также дарили игрушечных ангелов, символизировавших спасенных детей.

В 2017 году Минздрав распространил методическое письмо «Психологическое консультирование планирующих искусственное прерывание беременности». В нем одной из основных причин абортов (45%) указана «конкуренция мотивов в жизненных планах». Авторы письма уверены, что «желание пожить для себя», «нежеланная беременность» или «беременность не вовремя» — главные факторы, влияющие на прерывание беременности. Меньшее значение имеют финансовые трудности, жилищные условия или отношения с отцом ребенка.

О решении сделать аборт по медицинским показаниям в тексте не говорится, указано лишь, что в 7% случаев решение прервать беременность может быть связано со «страхами» за собственное здоровье или здоровье плода.

Методическое письмо опубликовано на региональных сайтах Минздрава. В тексте указано, что при составлении авторы опирались на данные всероссийской программы «Святость материнства». Эта программа курируется общественной организацией «Фонд Андрея Первозванного». Заявленная цель фонда — «формирование в обществе позитивного отношения к традиционным, скрепляющим основам России: государству, церкви, армии». Председатель фонда — бывший глава РЖД Владимир Якунин, а программу «Святость материнства» возглавляет его жена Наталья.

«Нельзя директивно решать за родителей»

«Это польский путь, и мы знаем, куда он может завести», — заявила депутат Оксана Пушкина, комментируя проект приказа, которым устанавливается перечень медицинских показаний для аборта. По мнению Пушкиной, новый законопроект — это «биополитика»: таким термином в конце 1970-х годов Мишель Фуко назвал вмешательство государства в биологическую жизнь граждан.

Против нового законопроекта, сокращающего список медицинских показаний к аборту, выступили многие онлайн-сообщества и организации по защите прав женщин. Так, активистки начали призывать подписчиков высказываться против законопроекта и писать письма в Минздрав.

«Почему это важно? Дело в том, что первые скрининги на генетические и органические патологии делают только на сроке 12−13 недель. Аборты по желанию, напомню, разрешены как раз до этого срока, — рассуждает Дарья Медведева, администратор инициативной группы за право на аборт «Мой аборт». — Поэтому в случае выявления патологий у плода мать может сделать аборт только при наличии этой патологии среди медицинских показаний к аборту на любом сроке».

Медведева отмечает, что в России ситуация с абортами «стабильно тяжелая», а поправки в список показаний к медицинскому аборту лишь усугубят ситуацию. По ее мнению, появление в семье «трудного» ребенка должно быть выбором родителей, а не результатом давления государства.

«Это важно и для родителей, и для самого ребенка, — говорит Медведева. — Для первых должна быть возможность решать, готовы ли они почти все время тратить на врачей, уход за ребенком и при необходимости постоянные занятия с ним, а для второго также лучше родиться у любящих родителей, которые на все это готовы, а не будут считать ребенка обузой, разрушившей их жизнь».

На моральную сторону проблемы, считает Дарья, можно смотреть с разных сторон.

«Да, может быть, это неправильно с моральной точки зрения, — говорит активистка. — С другой стороны, правильно ли рожать заведомо тяжелобольного ребенка и обрекать его на постоянные страдания, операции, процедуры, постоянную реабилитацию и так далее? Это действительно морально сложная тема. Именно поэтому и нельзя директивно решать такое за родителей».

В Минздраве РФ "Настоящему Времени" сообщили, что новый проект приказа не отменяет прерывание беременности по желанию женщины, а «содержит медицинские показания, при которых прервать беременность можно независимо от ее срока». В пресс-службе ведомства также заверили, что в ходе доработки законопроекта в него будут внесены коррективы «в связи с рядом поступивших замечаний».

В Минздраве подчеркнули, что, в соответствии со ст. 56 «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» (323-ФЗ), на данный момент женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве: «Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия».

-10%
-50%
-15%
-25%
-21%
-30%
-15%
-20%
-28%