• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  2. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  3. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  4. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  5. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  6. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  7. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  8. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  9. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  10. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  11. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  12. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  13. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  14. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  15. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  16. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  17. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  18. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  19. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  20. Новый президент НОК, что происходит с ценами на лекарства и сутки за обращение к депутату — все за вчера
  21. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  22. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  23. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  24. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  25. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  26. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  27. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  28. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  29. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  30. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске


Виктория Клочкова /

Начиная с лета лицо (и, конечно же, синие волосы) этой девушки известны многим интернет-пользователям, ведь ее фотография облетела большинство СМИ и телеграм-каналов. Сегодня дизайнер из Минска Наталия — именно так зовут нашу героиню — все так же продолжает участвовать в протестном движении и транслировать активную жизненную позицию в социальных сетях. Правда, делает она это уже из-за рубежа. После отсидки 12 суток административного ареста и перспективы сесть снова Наталия приняла решение покинуть родину.

О своем задержании Наталия рассказывает так:

— Я думаю, что на нас обратили внимание, потому что машина, в которой мы ехали с мужем, была, пожалуй, единственной на проспекте в тот момент. Мы не сигналили и запрещенной символикой не размахивали. Одежда на мне была, прямо скажем, не вызывающая подозрений: красная шапка и зеленая куртка.

В тот день проходил марш пенсионеров, а перед каждым маршем я обязательно приезжала к месту сбора и дарила его участникам — бабушкам и дедушкам — цветы. Тот злополучный понедельник не стал исключением. Мы подъехали к площади Независимости, припарковали машину на паркинге подземного торгового центра. Муж остался внутри, а я побежала наверх. Прямо на ступеньках раздала цветочки, вернулась, и мы поехали дальше по делам. Только вырулили на проспект, как его перекрыли, а нас остановили сотрудники ГАИ.

Они попросили нас проследовать в РУВД. Там я провела некоторое время в актовом зале, просто общаясь с милиционерами, а после нас отправили в ИВС. Обещали, что дадут позвонить адвокату, но этого так и не произошло.

Открою небольшой секрет: немного позже мне все-таки удалось позвонить близким и рассказать о том, где мы и что с нами. Не буду говорить, кто и на каком этапе, чтобы не подставлять этого человечного сотрудника, дал мне возможность совершить долгожданный звонок. Дал телефон со словами: «Позвони, хотя бы мать успокой, не знаю, почему тебе наши не разрешили». Позже я, конечно же, об этом не распространялась.

— Вы не скрываете, что участвовали во многих протестных акциях. Вас не мучил выбор: идти — не идти?

— Никогда не думала о том, идти или не идти. Не стояло такого выбора. Даже когда поднялась волна насилия. Я скорее выбирала слова, которые могли бы успокоить моих родителей: они очень за меня переживают.

Из инстаграма Натальи: «Мои близкие волновались, открывая очередные новости и видя там меня. Друзья говорили, что гордятся тем, что со мной знакомы. Мне было неловко. Ведь я не делала ничего сверхъестественного, ничего героического, ничего такого, что я бы не сделала в любое другое время. Просто потому что по-другому нельзя. Для меня все это было вопросом совести. Делать то, что можешь, и стараться не волноваться о том, что делаешь недостаточно. Я часто не понимала: как люди остаются дома, когда такое творится? У меня нет к ним негатива или агрессии. Многие из них не понимают, почему я, имея возможность уехать из страны еще в августе, не просто в ней оставалась, но и подвергала себя опасности (если честно, я даже не всегда эту опасность осознавала)».

— По решению суда вы получили 12 суток. Как прошли эти дни?

— Три дня я находилась в ИВС на Окрестина, а девять дней после суда провела в Барановичах. Родители, конечно, были, мягко говоря, в панике. Я готовила их к такому развитию событий, но, конечно же, это не очень помогло. Им пришлось адаптироваться к очень непростой ситуации: узнавать о тюремных порядках и передачах. Всё время моего пребывания за решеткой маму и папу поддерживали наши друзья и адвокат. Но всё равно происходящее очень сказалось на здоровье отца: он сильно перенервничал, пока искал нас с мужем в списках задержанных.

Про условия, в которых меня содержали, скажу только, что тюрьма — это тюрьма. За это время я только три раза была на прогулках. Яркий свет горел круглосуточно, и все твои дни сливались в один большой день. Так что плотная маска была крайне полезна для сна. Была вода (только холодная), были матрасы и постельное белье.

Из инстаграма Натальи: «Шапка пригодилась, чтобы постоянно не трогать волосы, так как в первый раз сходить в душ я смогла только через неделю. Угги заменяли тапки и грели ноги, даже спать в них было нормально. А вот со штанами вышел косяк. Плотные джинсы вообще никак не способствуют тому, чтобы ты в них провел неделю, практически их не снимая. По счастливой случайности лифчик был без косточек (у девчонок в Баранках такие отбирали). И что самое главное — я с какого-то перепугу нацепила шелковые трусы. Девчонки, не пожалейте денег и купите себе шелковые трусы для отсидки. Быстро сохнут, хорошо стираются вручную, не чувствуются на теле, а если перед сном думать о том, что на тебе шелковые трусы, — то напоминание о том, что есть дом. И дома хорошо. А это колючее одеяло, воняющий туалет и храп сокамерницы скоро будут в прошлом.

Видео, на котором счастливая собака встречает хозяев после отсидки, быстро облетело Сеть

— После выхода на свободу вы практически молниеносно уехали. С чем была связана такая спешка?

— Пока я сидела в СИЗО, мне пришла повестка, сразу после освобождения — еще одна. Плюс у меня есть публикации фотографий с протестных митингов в моих социальных сетях. Такие снимки очень компрометируют меня в этих обстоятельствах, поэтому я решила уехать. Мне могли давать бесконечные «сутки», как Ольге Хижинковой. Либо переквалифицировать это во что-то более серьезное. Опять же родители настаивали на моем скорейшем отъезде.

Из инстаграма Натальи: «Ждала, что за мной придут еще с 18 июня. Сначала я думала, что будет максимум штраф, потом была готова к „суткам“. Сейчас я понимаю, что могла быть и „уголовка“, ну или „сутки“, плавно переходящие в „сутки“. Сейчас я расстроена тем, что уехала, не дождавшись конца этой тьмы. Но продолжаю верить, что всё получится.
Хотя, попав в страну, где можно расслабиться и посмотреть на все извне, я начала осознавать всю глубину опасности, в которой находилась».

— Как выбирали страну для переезда? Возможно, знали заранее, куда направитесь?

— Переезд был спонтанным решением. Выбрали страну без общей базы правонарушителей с Беларусью. Здесь мы (вслед за Натальей переехал и ее супруг. — Прим. ред.) временно: выждем немножко и, скорее всего, уедем в США, потому что рабочие визы этой страны у нас есть. Политическое убежище запрашивать не буду, потому что хочу однажды вернуться в Минск.

Что дальше? Не знаю. Честно говоря, до последнего не верилось, что я уезжаю. Знаете, в начале августа многие наши друзья-знакомые сидели на чемоданах. Потом настроение уезжать прошло, появилась надежда, что скоро не будет так плохо, что прекратится насилие. Переезды были поставлены на паузу. Но вот уже декабрь, и я, а также мой муж и даже собака покинули Беларусь. Точно так же поступили многие наши знакомые семьи. Еще несколько ребят уедут в январе-феврале, а пока решают бытовые вопросы.

С работой проще всего, ведь я работаю удаленно. Нужно сказать, что с этого страшного августа я очень мало чего нарисовала. Психологически сложно сосредоточиться, сложно рисовать. Какая-то элементарная задача от клиента начала отнимать безумное количество времени: как нарисовать мимимишного единорога на розовых облачках, когда вокруг такое происходит? Короче, то, что раньше делала за час, — теперь за три-четыре.

Единственное, что «хорошо рисуется», так это плакаты для протестов. Сейчас работаю над серией тюремных открыток и плакатов «за что мне дали сутки». Хотя больше всего хочется нарисовать мирный, победный транспарант — огромного размера, красивый и вдохновляющий.

-10%
-11%
-20%
-50%
-80%
-10%
-20%
-20%
0072143