170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  2. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  3. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  4. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  5. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  6. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  7. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  8. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  9. В День Победы над Минском пролетят самолеты и вертолеты всего двух моделей. Рассказываем почему
  10. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  11. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  12. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  13. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  14. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  15. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  16. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  17. «Новые отношения меня не пугают». Одно утро с Юлией Курьян
  18. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  19. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  20. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  21. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  22. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  23. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  24. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  25. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  26. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  27. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  28. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  29. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  30. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя


/

Ларисе Семеновне Соусь через три месяца исполнится 80 лет. В это воскресенье во время районного марша ее задержали и увезли в РУВД, откуда после составления протокола отпустили домой. Про себя она рассказывает немного, скромничает и удивляется большому вниманию к своей персоне: «Все звонят мне и звонят, словно я какой-то герой, а я ведь ничего особенного не сделала».

Фото: из архива героини материала
Фото: из архива героини материала

До пенсии Лариса Семеновна преподавала экономику в техникуме. Живет с мужем, воспитала двоих детей, есть у нее и две внучки. На пенсию вышла еще в 1997-м году, у женщины — вторая группа инвалидности, думает, что травмировала позвоночник, когда ухаживала за отцом, участником Великой Отечественной войны.

Она и сейчас не может забыть те дни:

— До войны мне было три месяца, братику четыре годика. Конечно, я не помню военных событий, но помню маму, папу и их рассказы. Когда Минск бомбили, мама пешком со мной на руках и с братиком пришла в деревню к папиной сестре. Мама моя была еврейкой, все в деревне знали это. Она была очень хорошим, порядочным человеком, ее приняли, и никто не рассказал фашистам, что она здесь. Когда появился приказ о том, что все евреи должны прийти в гетто, мама пошла с нами в город, она боялась подставить сестру и ее семью. Та догнала ее, сказала, что детей сохранит, и забрала нас обратно. И снова — все в деревне знали, кто мы, но никто не выдал. Наоборот, приносили еду и помогали, чем могли.

Когда кончилась война, мы с семьей поселились на улице Ленинградской, и рядом с нашим домом пленные немцы работали на стройке. Папа, участник битвы под Сталинградом, носил им еду. Он оставался человеком, проявлял сочувствие к тем, кто еще вчера был его врагом. Я всегда думала, что человечность — у белорусов в крови.

Откуда же взялись эти люди с оружием, которые так поступают со своим народом? Как они смогли вырасти среди белорусов, которые видели все ужасы войны? — задается вопросами женщина.

Обычно Лариса Семеновна ходит на марши пенсионеров по понедельникам, говорит, что на другие акции выходить ей физически сложно, а вот пройтись вместе с ровесниками в знак протеста против насилия она считает своим долгом.

— Это моя принципиальная позиция: не могу сложить руки и молча смотреть на то, что происходит в стране, — объясняет свою мотивацию женщина. — В это воскресенье я никуда не собиралась. Конечно, я знала, что люди будут выходить на марш, но у меня была своя «программа». В силу проблем с позвоночником мне нужно каждый день около двух часов ходить. Живу я на улице Левкова и придумала себе маршрут: хожу по Воронянского, Жуковского и так далее. Делаю несколько кругов и возвращаюсь домой. Вообще, активность в нашем возрасте — это обязательно. Я все время стараюсь ее как-то поддерживать, и на даче много хожу, и по городу.

Фото: из архива героини материала
В руках Лариса Семеновна держит портрет отца, Семена Андреевича Нехая, участника Великой Отечественной войны. Фото: из архива героини материала

Женщина вышла на свою традиционную прогулку около полудня, походила некоторое время по району, недалеко от новой станции метро «Ковальская Слобода» она увидела скопление людей.

— Я остановилась отдохнуть и посмотреть, что же там происходит. Люди стояли мирно, выражали протест, как вдруг подъехали микроавтобусы и из них выпрыгнули силовики. Вы представляете, что такое пожилому человеку видеть вооруженных людей в своем городе, почти на своей улице? Это шок! — вздыхает Лариса Семеновна. — Все стали разбегаться, началась погоня за протестующими. А потом их начали выводить из дворов. Одного парня вели с руками, сложенными за спиной. Я думала, что его наручниками сковали, а потом оказалось, что это пластиковый шпагат. Он просил его развязать, но ему ответили, что это не развязывается, его можно только «раскусить». Когда я увидела, что еще одного парня ведут в бус, то не выдержала и стала кричать: «Возьмите меня вместо него! Мне 80 лет!». Я была согласна поменять его свободу на свою, но в итоге и его, и меня забрали.

В микроавтобусе, по воспоминаниям Ларисы Семеновны, было четверо задержанных, а не опознанных ею людей в черном — примерно столько же. Обращались с ними корректно, в автобусе не били, хотя она отмечает, что у мужчины с завязанными руками очень быстро оплыл глаз и образовался синяк.

— Нас долго возили по городу, потом пересадили в автобус побольше и отвезли в Октябрьское РУВД. Там задержанных посадили в актовом зале, я заметила, что было много побитых. Я села недалеко от парня, которого забирали на моих глазах. У него была рана на бедре (Лариса предполагает, что от резиновой пули, — Прим. редакции). Я где-то четыре часа просидела в РУВД, и все это время из его ноги капала и капала кровь. Я гладила его по голове и старалась поддержать, как если бы это был мой сын или внук. В конце концов ему вызвали скорую. Еще одному мужчине было плохо, он постоянно говорил, что не может отвечать на вопросы и терял сознание во время допроса.

Фото: из архива героини материала
Вместе с дочкой, внучкой в 2018 году. Фото: из архива героини материала

Ларису Семеновну повели на допрос из актового зала на пятый этаж. Почему, она не знает. Допросили, составили протокол.

— Следователь (вероятнее всего, речь идет не о следователе, а о представителе милиции, — Прим. редакции) спрашивал, почему я в свои годы так поступаю. А что я ему могу ответить? Пусть бы меня посадили на «сутки», я готова. Что написали в протоколе — не знаю, у меня не было очков с собой, и прочитать я не смогла. Наверное, теперь мне надо ждать SMS с вызовом в суд, а может быть, просто письмо.

Страшно мне не было, никаких наркоманов в РУВД не встретила. Наоборот, люди с высшим образованием, аспиранты, врачи — атмосфера была очень интеллигентная. Боялась ли я милиции? Я прожила жизнь, воспитала детей, видела всё, что могла видеть. В моем возрасте боишься потерять только совесть, а я ее точно потеряю, если не буду поддерживать молодежь.

-20%
-10%
-10%
-20%
-25%
-20%
-70%