Дарья Клюйко / Фото: unsplash.com / Снимки носят иллюстративный характер /

Огромное количество историй героических врачей и медсестер в первую и во вторую волну эпидемии коронавируса не оставило без внимания, пожалуй, ни одно СМИ. А вот внимания младшему медперсоналу — санитаркам — не уделили. Наравне с другими медиками они точно так же отважно отправлялись в «красную зону» и помогали больным пережить это непростое заболевание. Мы отыскали несколько таких героинь, которые согласились анонимно (почему-то опасаясь реакции руководства на сам факт публичности) рассказать свои истории.

Татьяна, стаж работы санитаркой 8 лет: «Один не верил в коронавирус, а потом полтора месяца в реанимации»

— Нормально всё у санитарок. Мы с этим жить научились. Хотелось бы, чтобы и все остальные тоже. Потому что много, очень много людей болеет. Разные формы у этой болячки: тяжелые, попроще. А бывает, что вроде не критично человек себя чувствует, зато после острой фазы выздоровление гораздо тяжелее идет, чем у того, кого на ИВЛ отправляли.

Помогаю уже чем могу: в туалет вместе сползаем или на утку посажу. И обтереться помогу салфетками влажными. Тяжко. Особенно если в теле человек. Дома руки отваливаются, поясница разламывается — а что тут поделать? Кто еще этим займется: тут родные у постелей не сидят.

Многие до сих пор в коронавирус не верят. А потом как коснется... Лежал тут у нас один мужчина, здоровый такой — метра под два. Лет сорока, ухоженный, спортивный. Музыкант. Поехал на «Славянский базар» выступать — там, видимо, и заразился. Полтора месяца в реанимации на кислороде, а потом столько же в отделении. Ходить почти не мог — по стеночке ползал. Так он потом рассказывал, что не верил, что вирус этот вообще есть, считал придумками. Вот тебе и придумки.

Если сравнивать с весной — людей точно не меньше болеет. Но тогда все очень здорово объединились, и много проблем помогли решить. Маски, щитки, одежда специальная, еда горячая. Теперь вроде потише стало, и говорят про корону меньше — потому что вон сколько других проблем повылазило. Но люди как болели, так и болеют: и у нас лежат, и в других больницах сколько ковидных.

У меня сноха в детской инфекционной больнице работает: так там с весны не только детей лечат, но и взрослых (речь идет о семьях больных детей. — Прим. редакции). Чуть ли не все отделения под "корону" отдали.

Правда, условия, ничего не скажу, хорошие: абсолютно у всех отдельные боксы. Максимум по два человека лежат. Туалет, душ — все свое — пациенту удобно. Но стены же не лечат, правда? Поэтому все эти хорошие палаты под завязку забиты — персонал надрывается. Так что лучше даже в самую комфортную больницу не попадать.

Иногда смотрю на всё это и думаю — хватит, уйду уже, возраст. Цветы буду на даче у себя растить, воздухом дышать. Потом передумаю: деньги, конечно, держат. Что обещали выплачивать — выплачивают. Но как нахамят — так даже иногда чуть не плачу, и снова мысли об уходе. Женщины бывают очень неприятные: какую-то соринку увидела на простыне — сразу в крик и оскорбления. А я же вижу, что человек с очень-очень низкими запросами на самом деле. Извините за подробности, трусы одни и те же неделю носит. Но как увидит санитарку — в ней сразу барыня просыпается. Мужчины не лучше.

Но бывают и такие, что потом еще и подружимся. Я вот так с одной дамой интересной познакомилась. Не в "корону", а раньше. Она меня потом в театр приглашала, а я ее на дачу к себе.

Ольга, стаж работы санитаркой 4 года, подрабатывает на пенсии: «Нос из-под маски высунут — зачем вообще надели?»

— Я не работаю с ковидными, сразу скажу, разве что, когда так складывается. Привозят к нам больного, ему при оформлении сразу мазок на ковид взяла сестричка. Взяла, а пока анализ делают, я его уже на другие обследования везу, которые доктор назначил. Ждать нельзя — все срочно. Через несколько часов приходит ответ: коронавирус подтвержден. Такого пациента сразу переводят в отделение, которое у нас перепрофилировано под таких больных. А я принимаюсь за работу: полная генеральная уборка палаты. Все обрабатываем, протираем. Матрасы, наматрасники дезинфицируем (в принципе, мы генеральную уборку даже без ковида так тоже проводим). И потом какое-то время в это помещение (если есть такая возможность) никого не кладут. За такие случаи мне идет небольшая доплата в конце месяца, вроде премии. Вот уже у тех, кто работает в отделении с коронавирусными больными — за счет этого — зарплата гораздо выше. Говорят, что до 1100 на руки доходит.

Хотя, как по мне — так не надо никаких денег. Если уже точно знаю, что ковидный больной, заходить лишний раз не буду — я очень боюсь заразиться. Хотя экипирована как надо. Комбинезоны, халаты, маски, щитки, очки, бахилы — всё есть. Нас санитарок иногда больше берегут, чем врачей, мы же чаще других заходим в палаты, встречаемся с пациентами. Только люди наши ничего не боятся: в магазинах, кафе, кино сидят семьями, нос из-под маски высунут — зачем вообще надели?

По моим ощущениям, когда весной начался этот ковид, был у всех транс и шок. А сейчас: ну ковид и ковид. Средства защиты есть, как убирать правильно — знаем. Белье в обработку сдали, все правила соблюли — живем и работаем дальше. Старшая медсестра уже говорит: «Девочки, аккуратнее, но вы и так все знаете». Только помощь со стороны по сравнению с весной пропала (судя по тому, что вижу лично я). Тогда даже еду привозили, кормили, правда ели ли это санитарки — точно не знаю. Я не ела. (Хохочет.)

Ирина, стаж работы санитаркой 16 лет: «Не так легко найти место, где нужно «махать шваброй»

— Весной, в первую волну, конечно, была ужасная паника. Мы не знали, что это за вирус, зато видели страшные кадры из Италии в новостях. Мои родные, узнав, что в моем отделении теперь будут принимать коронавирусных больных, были категоричны: «Увольняйся!».

Легко сказать, но у меня есть свои обстоятельства, пожилые родственники, которым нужно помогать, детям за учебу платить надо. Бросать работу и искать новую было не с руки. Тем более что не так-то просто ее и найти. Это в теории только легко найти место, где нужно «махать шваброй». К тому же моя работа неподалеку от дома — это удобно. Коллектив сложился хороший, дружный. Платят нормально. Не буду говорить сколько, скажу, что когда санитарки из нековидных отделений узнали про наши доплаты — просились к нам на работу. Это я не придумываю.

Работу я свою всегда тщательно выполняла, так что для меня, считай, ничего не изменилось. Убирала все так же дотошно и с дезинфицирующими средствами. Пациенты даже жаловались, мол, что вы все натираете, это же химия, нам от нее станет хуже, чем от "короны". Я говорю, что все по нормам лью, если есть такое требование от Минздрава — так, наверно, не просто так. Отшучивалась: не уговаривайте, домой не понесу, это ж статья!

По средствам защиты сейчас всё в порядке. Где-то читала, что экономят на санитарках, но у нас — нет, все хорошо. Тяжело, конечно, во всех этих костюмах работать. Ну тут уже лучше так, наверное.

Страшно ли мне? Страшно, потому что вижу, как больные мучаются. А потом выхожу на улицу, сажусь в троллейбус, а там из полусотни человек от силы двое в масках. Кажется, так бы и дала шваброй, простите.

-15%
-17%
-10%
-10%
-10%
-40%
-10%
-20%
-33%