• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Дарья Клюйко /

В минувшую среду мама пятерых детей Алена Волкович собиралась в роддом. Заканчивалась 40-я неделя беременности, и вечером женщина почувствовала: наверное, пора, совсем скоро встречусь с нашей младшей — Настюшей. Муж, очень кстати, уже вернулся с работы. Пока Алена укладывала детей спать и заполняла холодильник кулинарными заготовками на несколько дней вперед, Игорь помогал с другими домашними делами. Взялся за глажку пеленок, как вдруг ему то ли кто-то позвонил, то ли написал в домашний чат — Алена толком не поняла. Мужчина сказал: «Я на пару минут выскочу!». И ушел как был: в шортах, футболке, без денег и документов — ненадолго же. Даже утюг не выключил.

Игорь не вернулся ни через пару минут, ни через час, ни на следующий день. Вскоре стало известно, что мужчину задержали. Потом он снова пропал: на этот раз из списков задержанных. LADY поговорили с Аленой и узнали, что же случилось в ту злополучную ночь со среды на четверг.

— О плохом же сразу не думаешь, поэтому я сначала не волновалась. Когда через пару минут не вернулся, почему-то подумала, что кто-то из соседей попросил помочь поднести что-нибудь. Мы в августе, когда переезжали, до ночи перетаскивали вещи. Ребята, живущие по соседству, нам помогали. Без них и до утра не управились бы.

Вот я и думаю: наверное, много вещей, а раз уже взялся — так неловко отказываться. Полчаса нету, час. Включаю интернет, захожу в чат нашей улицы, а там пишут, что в наш двор приехали люди в балаклавах на спецтранспорте и задержали двух ребят и одну девушку. Прямо возле дома схватили. Потом сосед рассказал, что одного парня, скорее всего, били. Как я поняла из описания — моего мужа. Описываемый соседом человек начал кричать: «Не бейте по спине, я потом не встану». А я же знаю, что у него там грыжи…

— Возможно его задержали, потому что ваш муж до этого засветился на несанкционированном массовом мероприятии?

— Муж работает все выходные, на марши не ходит. Проверить легко: на работе пропускная система. Отмечается все: когда пришел, когда ушел. Я не буду скрывать: муж очень не одобрял то, что происходит в последнее время в Беларуси. У него альтернативная от государственной точка зрения. Но у нас 5 детей и ждем шестого, поэтому постоянно нужно крутиться и зарабатывать. Игорь на двух работах трудился: бригадир, слесарь-сантехник плюс индивидуальный предприниматель — в свободные от основной службы время брал частные заказы. Я понять не могу, в чем причина, за что, почему его задержали? Что он сделал?

В пятницу я с помощью волонтеров нашла Игоря в списках задержанных на Окрестина. Над теми двумя (с кем его взяли силовики) в тот же день был суд, а у мужа — нет.

Человек как будто пропал. Мы звонили на Окрестина — сказали, что такого там нет. У меня просто истерика началась. И в тот момент я подумала, что, возможно, моего Игоря уже нет в живых. Начала обзванивать больницы. Там тоже пусто. Сейчас появилась информация, что его то ли перевели, то ли в понедельник переведут в Жодино. Статья — хулиганство. Но какой же он хулиган? Нашу семью — ее очень многие знают. Мы с супругом — волонтеры в детских домах, стали лучшей молодой семьей на конкурсе многодетных семей Фрунзенского района в 2019-м.

— Дети знают о том, где их папа?

— Я ничего от них не скрывала. Не считаю это правильным. Да и как скроешь: вот на вешалке в коридоре папины вещи, он точно ушел не на работу. А мама постоянно плачет.

Я на 40-й неделе беременности, 41-я пошла, но продолжаю работать. Я детский и семейный фотограф. Закинула обменную карту в рюкзак и поехала. Конечно, предупреждаю клиентов, что роды могут начаться в любой момент. Но выбора особенного нет, тем более сейчас: неизвестно, когда наш папа появится дома. А у нас несколько кредитов — на ремонт квартиры брали — их надо оплачивать. И, как назло, пришли плохие новости с работы мужа. На одной ему не продлевают контракт с 1-го декабря. На второй — основной, где он безупречно проработал последние 19 лет, — ему также грозит увольнение. Я звонила начальству, просила, уговаривала… Но даже не знаю, решит ли руководство вопрос в нашу пользу. Если сейчас его уволят, я просто не представляю, как дальше жить. Хотя за что увольнять? Муж — не преступник, не хулиган. В прошлом — офицер. Служил по контракту, сотня солдат была в подчинении. Мы познакомились как раз в Марьиной Горке, где находилась его часть.

— Любовь с первого взгляда?

— Да нет. Подумала: военный себе и военный. (Смеется.) Три года встречались. Ради меня он оставил службу в армии, чтобы мы могли больше времени проводить вместе. В 2000-м расписались. И я, и он всегда хотели большую семью. У его родителей — трое детей, у моих — тоже. В 2007-м родилась старшая — Эвелина. Потом Дарья — ей сейчас 8 лет, Маргарита — ей уже 6.

Все это время мы были волонтерами: приезжали вдвоем в детские дома, привозили туда необходимые вещи, играли с детьми. Я была постоянным гостем в детских больницах, в тех отделениях, где лежат отказники. Приходила туда каждый день как няня: переодевала, мыла попы, укачивала, играла с малышами. А в это время муж с дочками гулял возле больницы, ждал меня. Часто вечером после этих поездок лежала дома в кровати и не могла сдержать слез: почему в мире такая несправедливость, почему эти дети оказались не нужны никому? И мы с мужем приняли такое решение: мы не в состоянии помочь всем, даже если будем волонтерить круглыми сутками. Но точно сможем взять к себе одного малыша из детского дома: вытащить его из этой системы, дать семью, любовь и родительскую ласку. Так в нашей семье появился четвертый — сын Никита.

— Как поняли, что именно он — ваш сын?

— Когда мне дали направление на знакомство с ребенком, оказалось, что это тот самый мальчик, которого я навещала последние несколько месяцев в больнице. Тогда ему было полгодика — сейчас 4. Честно признаюсь, когда мы усыновляли Никиту, нас врачи отговаривали. У Никиты была очень тяжелая форма астмы и куча сопутствующих диагнозов. Мальчику требовались лечение и реабилитация: «Можно и получше ребенка взять», — говорили медики. Но нам не нужен был лучший. И как только у нас с супругом оказалось на руках решение суда об усыновлении, мы немедленно принялись за восстановление здоровья Никиты. Много раз вывозили его на море, чтобы отдышался. Все это отнимало, конечно, много сил и средств, но оно того стоило. Мальчик, который постоянно задыхался у нас на руках, теперь самый здоровый в своей группе в детском саду.

После Никиты родилась Ириша, а сейчас очень ждем нашу Настюшу. Игорь целый план придумал по встрече из роддома. Договорился, чтобы взять настоящий городской автобус, украсить его. Пригласил наших друзей — другие многодетные семьи. Но теперь у нас вряд ли что-то из этого выйдет.

— Какой у вас сейчас план?

— Держаться. Наверное, я до сих пор в состоянии шока. Моего мужа изъяли из собственного дома без каких-либо на то причин. Отпустят ли его в скором времени — совершенно непонятно. Мне страшно. Я просто хочу, чтобы Игорь вернулся домой.

-25%
-40%
-20%
-20%
-20%
-25%
-20%
-40%
-30%
-15%
-17%
0071926