/

Наталье Херше 20 октября исполнился 51 год, из них уже 12 лет она живет в Швейцарии. Там же живут ее взрослые дети и партнер, или, по-нашему, гражданский муж, Роберт. В Беларуси Наталья оказалась, потому что сорвалась их с Робертом поездка в теплые страны. Тогда женщина решила приехать в отпуск в родную страну на 10 дней. «Застряла» она здесь на более долгий срок. Сначала ее наказали 15 сутками ареста за участие в женском марше, а затем — пребыванием под стражей в связи с уголовным делом. TUT.BY рассказывает историю со слов брата.

Фото из Facebook
Наталья Херше. Фото из личного архива

«Наташу на видео сразу не узнал»

Все началось 19 сентября утром. В тот день активистке Елене Лазарчук, у которой на два дня забирали в социально-педагогический центр сына Артема, вернули ребенка. Наталья решила пойти поддержать женщину и отправилась к СПЦ Фрунзенского района на Бирюзова. Там все обошлось без происшествий.

— Это было около 12 дня. Наташа мне позвонила, наполненная положительными эмоциями. Говорила, что нельзя не порадоваться за женщину, что благодаря народу мальчик снова с матерью, — вспоминает Геннадий, брат Натальи. — Она была искренне рада и воодушевлена. Я запомнил ее фразу: «Видишь, Гена, когда столько людей приходит, можно многого добиться». После этого она сказала: «Я иду на марш к двум часам на Комаровку». Я ответил: «Ну хорошо, Наташ». Сестра у меня активная.

Именно в тот день и произошли массовые задержания в районе ТЦ «Айсберг». За ходом марша Геннадий следил из своей квартиры в Молодечно, в Минске его не было. Сначала мужчина нашел видео колонны, где увидел сестру: она шла с БЧБ-флагом. «Красивая, эффектная, в белых джинсах», — так описывает ее брат.

— Потом уже смотрю: корреспонденты начали писать, что начались задержания. Ваши там, кстати, тоже были — снимали видео. Но на роликах задержаний я не обратил внимание на женщину, которая срывала балаклаву с силовика. Набрал Наташе позже, в трубке услышал голос какой-то другой женщины: «За что нас задержали, в чем мы виноваты?» Я спросил: «Что, Наташа, задержали?» — она ответила: «Да».

В видео, где Геннадий заметил Наталью, она в самом начале: держит флаг над собой, на лице — солнцезащитные очки.

В тот момент Геннадий еще не знал никаких подробностей. Успел только сказать сестре, чтобы не волновалась: мол, просто завезут в РУВД, составят протокол и вообще, может быть, отпустят. Так получилось с 385 из 430 задержанных по стране. Но не с нашей героиней.

— После этого связь с Наташей прервалась. Мы с подругой сестры Леной, у которой она остановилась в Минске, начали звонить по РУВД. Ни один телефон не отвечал, все время шли короткие гудки, — говорит собеседник. — В ИВС, ЦИП на Окрестина то же самое. Короче, в таком неведении мы пробыли до глубокой ночи.

Поздно вечером в субботу дети Геннадия нашли Наталью в списке задержанных, который опубликовал лишенный регистрации правозащитный центр «Вясна». Там было написано, что женщина доставлена на Окрестина.

— В понедельник, 21 сентября, со мной связался представитель Минской городской коллегии адвокатов, она была 19 числа дежурным адвокатом, которую вызвал следователь в ИВС на Окрестина. Пользуясь случаем, скажу: Галина Мельниченок проделала титаническую работу и нашла мой номер телефона через свои связи. Передаю большую благодарность, — делает акцент Геннадий. — Адвокат сказала, что административный процесс уже состоялся без нее: Наташе дали 15 суток по статье 23.34 КоАП. Галину вызвали по уголовному делу. Я опешил: «Как?» Мне озвучили статью — ч. 2 ст. 363 УК РБ.

Статья 363. Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющим общественный порядок

1. Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же действие, сопряженное с применением насилия или с угрозой его применения, либо принуждение этих лиц путем применения насилия или угрозы его применения к выполнению явно незаконных действий — наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

«Посол Швейцарии просил передать: здоровье у Наташи хорошее»

Геннадий отмечает: как только они узнали, что на «сутках» все не кончится, очень расстроились. Но надо было действовать дальше. Сперва брат Натальи сообщил в посольство Швейцарии о ситуации. Затем нашел адвоката из Минской областной коллегии адвокатов, заключил договор и стал узнавать о судьбе сестры.

— Через пару дней адвокат встретился со следователем, но после этого ничего, кроме предъявленного обвинения по статье, я не узнал, так как адвокат дала подписку о неразглашении, — говорит Геннадий. — Я поехал домой и всю дорогу недоумевал: что такое могла совершить Наташа, что ей предъявили обвинение по уголовной статье? Еще раз сел просматривать хроники женского марша — тогда я и нашел это видео (см. ниже. — Прим. TUT.BY). Увидел сотрудника со снятой балаклавой, и меня осенило: вот почему уголовное дело — за срыв головного убора. Но за это — до пяти лет лишения свободы? Даже 15 суток административного ареста — уже слишком жестокое наказание за такое действие. Какое же это насилие? Если в это время люди в камуфляжной форме тебя задерживают без опознавательных знаков, без жетонов, без представления. Считаю, срыв балаклавы — способ личного протеста против насилия над свободной личностью.

Основную часть 15 суток по «административке» Наталья провела в ЦИП. После этого еще трое суток она была в ИВС, где услышала обвинительное заключение и узнала, что теперь она задержана по уголовной статье. Сейчас женщина в жодинской тюрьме.

— Я отправил ей два письма. Представлял, как тяжело было сестре на Окрестина. Зная жуткую историю этого места, написал ей письмо со словами поддержки. Не удержался, чтобы не переписать от руки стихотворение из интернета «Вот потому я еду в автозаке», — признается Геннадий. — Хотел, чтобы это подняло сестре настроение и оправдало ее нахождение ее в ЦИП: с моей точки зрения, героиня этого стихотворения — сама Наташа. Мне от нее пока ничего не приходило. Думаю, письма не прошли цензуру.

Как только Наталью перевезли в Жодино, брат отправил ей второе письмо:

— В нем рассказал, какую большую поддержку оказывает ей белорусское сообщество в Швейцарии. На это ответа тоже не пришло: предполагаю, что и второй конверт не прошел. Зато пару дней назад ее подруге Лене пришло письмо — коротенькое, там ничего такого. Мол, со мной все нормально, я держусь, не волнуйтесь. Условия содержания она не описывала: может, тоже нельзя? Не знаю.

Тем временем посольство Швейцарской Конфедерации в Республике Беларусь тоже старается помочь женщине: у нее есть и швейцарский паспорт. 20 октября посол Клод Альтерматт посетил Наталью в Жодино. Разрешение от МИД на эту встречу было получено только 19 октября — ждать пришлось почти месяц.

Сегодня посол Швейцарии Клод Альтерматт посетил в тюрьме в г. Жодино гражданку Швейцарии с белорусскими корнями Натали Херше, задержанную за участие в демонстрации месяц назад.

Опубликовано Посольство Швейцарской Конфедерации в Республике Беларусь Вторник, 20 октября 2020 г.

— Дело уже международного уровня. По результатам встречи мне позвонила секретарь посольства. Посол просил передать мне, как брату, что здоровье у Наташи, по ее словам, хорошее и что она очень здорово держится. Посла поразила ее стойкость почему-то, она все-таки верит, что всё это когда-нибудь должно закончиться благополучно. То есть Наташа не депрессует, не унывает, — пересказывает Геннадий.

Правда, передачу посла не приняли. Близкие Натальи уже превысили лимит на 30 килограммов. Причем получилось обидно: из этого веса восемь килограммов составляли яблоки, помидоры и огурцы. Геннадия не предупредили, что овощи и фрукты можно не включать в вес, а он привез их, потому что переживал: за 18 суток на Окрестина сестра точно не получала витаминов. На остальные «кг» женщине передавали в основном только теплые вещи.

— Конечно, Наташа хотела участвовать в мирных маршах протеста. Еще раз — в мирных, — подчеркивает брат женщины. — Наташа приехала из экономически развитой страны с демократическими ценностями. Она верила, что всё будет хорошо, так как не собиралась нарушать законы. Она собиралась лишь реализовать свое право на мирный протест, в этом я ее полностью поддерживаю, как и поддерживает множество простых белорусов.

Как история Натальи стала известна за пределами Беларуси

Кроме посла Швейцарии в Беларуси Наталью поддержала лично Светлана Тихановская.

Все получилось благодаря белорусской диаспоре в Швейцарии, которая сейчас принимает очень активное участие в освещении проблемы Натальи во многих СМИ. По словам ее близких, коренные швейцарцы не могут понять, как за мирный протест, гарантированный конституцией, могут привлекать к уголовной ответственности. Белорусы связались со Светланой Тихановской, она узнала о ситуации Натальи перед встречей с представителем швейцарского парламента 19 октября. На ней Тихановская упомянула фамилию Натальи Херше.

20 октября выяснилось, что депутат парламента Швейцарии Барбара Гизи берет шефство по делу Натальи. А еще стартовала петиция-обращение к министру иностранных дел Швейцарии Иньяцио Кассису с требованием предпринимать более активные шаги по вопросу Натальи, в том числе использовать личные контакты. Напомним, в феврале Кассис приезжал в Беларусь, встречался и с Макеем, и с Лукашенко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Иньяцио Кассис и Владимир Макей. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Швейцарец Роберт Штэхели — партнер Натальи — тоже активно поддерживает ее у себя на родине. В нескольких местных газетах вышли статьи о белоруске, а один из самых известных в Швейцарии русскоговорящих корреспондентов даже звонил Геннадию в Беларусь.

-15%
-10%
-14%
-23%
-30%
-10%
-20%
-10%
-11%
-33%