/

По данным за 19 октября, в Беларуси зарегистрированы 88 290 человек с положительным тестом на COVID-19. С того момента как вирус пришел в Беларусь, врачи обращали особое внимание: пожилые люди, у которых есть проблемы с сердцем, болеют особенно тяжело. Однако есть счастливые исключения: сегодня делимся историей 90-летней Ирины Голубевой, которая не только перенесла болезнь практически бессимптомно, но и быстро победила коронавирус благодаря внимательности семьи и своевременной сдаче теста.

Фото из личного архива Ирины Павловны

— Я бы и не знала, что у меня коронавирус, если б дети не начали волноваться. И если бы у меня не взяли мазки, конечно, — пожимает плечами Ирина Павловна. — Можно сказать, что перенесла болезнь на ногах.

Ирина Павловна подчеркивает: к пандемии она с самого начала отнеслась серьезно. Соблюдала все меры предосторожности, из дома не выходила — «да и тяжело мне гулять в этом возрасте» — разве что пару раз выезжала на природу с близкими. Продукты и лекарства родные привозили ей домой — при этом были в маске и в перчатках, соблюдали дистанцию. «Даже не обнимут никогда», — в шутку обижается Ирина Павловна.

Поэтому женщина уверена: она заразилась COVID-19, когда лежала в третьей больнице:

— Стало плохо с сердцем, забрала скорая. Ну и положили в третью, сказали, что это необходимо. Я, с одной стороны, не хочу жаловаться, потому что врачи там хорошие… Но, с другой, условия ведь просто ужасные: шесть человек в палате, из них — две женщины в полном неадеквате, никакой дезинфекции. Нет, может, по инструкции они ее и проводят, но это совершенно никак не чувствуется, — возмущается Ирина Павловна. — Я из больницы вышла морально убитой и больной. Перед выпиской мне прослушали легкие, сказали, что какие-то хрипы есть, но особого внимания на это не обратили.

Тревогу забила семья: слабость и покашливания Ирины Павловны родным не понравились.

— Заметили, что бабушка приехала из больницы не та, как будто подменили, — делится женщина. — Говорят: «Что-то с тобой не в порядке». А я и правда очень слабая была. И обоняние потеряла. Дочка давала мне духи нюхать, кофе (я этот запах очень люблю), а я не чувствую ничего.

Близкие вызвали на дом врача из частного медицинского центра. Ирина Павловна вспоминает доктора с благодарностью:

— Очень она мне понравилась. Послушала меня внимательно, сказала, что есть подозрение на пневмонию, и дала мне направление во вторую больницу. На следующий день, в субботу, мы поехали туда — и я прошла все кабинеты без очереди. Сделала КТ, сдала анализ крови и мазок на коронавирус.

Впоследствии и пневмония (поражение 10% легких), и коронавирус подтвердились.

— Я же читаю и слушаю новости, знаю, сколько людей от этого умирает… Просто ужас, — говорит Ирина Павловна. — Но когда мне этот диагноз поставили, я, если честно, не очень сильно испугалась. Потому что я чувствовала, что точно не умираю. (Смеется.)

Фото из личного архива Ирины Павловны

В домашних стенах по сравнению с тем, как я чувствовала себя в больнице, мне уже стало лучше. От температуры не лихорадило. Немного кашляла, но не задыхалась. И лечение помогло: та врач из медицинского центра назначила мне два антибиотика.

Побочка была тяжелой, организм трудно эти препараты принимал, но зато сразу был результат. Буквально через неделю я пошла на поправку.

Встать на ноги Ирине Павловне помогала дочка: вместе с мамой она просидела на карантине 14 дней.

— А потом пришли, как их теперь называют, «космонавты» и взяли у нас мазки, — говорит Ирина Павловна. — Результат — отрицательный. И у меня, и у дочки. Еще врач приходила, прослушала мои легкие и надела что-то на палец (пульсоксиметр, — Прим. редакции), проверила уровень кислорода. Сказала, что всё со мной в порядке. Главное, внучка наконец ко мне приехала! И говорит: «Теперь, бабулечка, я тебя могу обнять».

Ирина Павловна в кругу семьи / Фото из личного архива

Ирина Павловна говорит, что радость от выздоровления заглушают только переживания за события в стране, и просит передать слова поддержки белорусам:

— Ох, не радуют меня новости, — вздыхает она. —  Участвовать в марше пенсионеров не могу, но всей душой — там. И с этими людьми, и с детьми нашими.

Сколько лет мы слышали, что «пенсионеры его выбрали». Я так обижалась! Какого черта, какие пенсионеры? Неужели мне сказать хотят, что это я — его электорат? Никогда такого не было, все 26 лет я была против.

-15%
-20%
-10%
-10%
-15%
-25%
-50%
-10%
-20%
-12%