Дарья Клюйко /

Чувство юмора — прекрасное человеческое качество. А чувство юмора нашего героя — настоящий дар Вселенной, настолько оно было прекрасным. Шутки, написанные им, не устаревают столетие спустя, а сюжет книг неизменно остается источником вдохновения для театральных и кинорежиссеров. В октябре мы празднуем день рождения Ильи Ильфа — легендарного автора-сатирика родом из начала ХХ века, автора дилогии о приключениях Остапа Бендера. Вспоминаем биографию этого неординарного человека.

Начнем с того, что имя Илья Арнольдович Ильф — чистой воды выдумка. Писателя звали Иехиел-Лейб Арьевич Файнзильберг. Он родился в Одессе в 1897 году в семье Арье и Миндль Файнзильбергов. Отец служил в банке и мечтал о такой же карьере для своих сыновей (их было аж четверо). Но что-то пошло не так. Сначала старшенький Саул отучился (весьма недешево для отца) в коммерческом училище, после чего взял псевдоним Сандро Фазини и стал художником-кубистом, а не бухгалтером. Мойше-Арон — второй по старшинству — окончил то же училище (даже с отличием), но карьере экономиста также предпочел работу живописца, назвавшись Ми-Фа.

Пришел черед учить Иехила. Разочарованный в старших детях отец отважился профинансировать его обучение в бюджетном ремесленном училище. Будущий сатирик выучился. И даже за несколько лет прошел трудовой путь от токаря до мастера кукольной мастерской. Потом случилась всеобщая мобилизация в 1919-м году и молодой человек ушел в армию.

«Я знал страх смерти, но молчал, боялся молча и не просил помощи. Я помню себя лежащим в пшенице. Солнце палило в затылок, голову нельзя было повернуть, чтобы не увидеть того, чего так боишься».

После 1919 года Иехил-Илья засел было за бухгалтерию финотдела губернской продкомиссии, но потом плюнул и вступил в одесский «Коллектив поэтов», официально став Ильей Ильфом.

— Однажды появился у нас Ильф. Он пришел с презрительным выражением на лице, но глаза его смеялись, и ясно было, что презрительность эта наигранна. Он как бы говорил нам: я очень уважаю вас, но не думайте, что я пришел к вам не как равный к равным, и вообще, не надо быть слишком высокого мнения о себе — ни вам, ни мне, потому что, какими бы мы ни были замечательными людьми, есть люди гораздо более замечательные, чем мы, неизмеримо более замечательные, и не нужно поэтому заноситься, — вспоминал о его первом появлении член этого же коллектива писатель Юрий Олеша.

Слева направо: Михаил Файнзильберг (старший брат Ильи Ильфа) — художник-график и фотограф; Борис Левин — писатель и журналист, автор повести "Жили два товарища"; Ева Левина-Розенгольц — художник-график; Мария Ильф; Евгений Петров; Илья Ильф; Александр Козачинский — писатель, автор «Зелёного фургона».

Отец новоявленного литератора рвал и метал. Оказалось, парень всегда обожал читать художественную литературу и мечтал сам однажды стать автором. Забегая вперед, нужно сказать, что надежды Файнзильберга-старшего реализует самый младший, который стал топографом. А полученный опыт на последнем месте работы таки пригодится Иехилу-Илье, когда он будет описывать контору «Геркулес», в которой служил подпольный миллионер в «Золотом теленке».

В 1923-м, поняв, что Одесса становится тесноватой для его амбиций, Ильф перебирается в Москву. По протекции уже знаменитого земляка Валентина Катаева он устраивается в газету «Гудок» на обработку писем рабкоров для четвертой полосы. Всего три недели понадобилось Илье Ильфу, чтобы превратить эту непопулярную рубрику во всеми читаемую и цитируемую страницу. Заметки рабкоров с его легкой руки превращались в едкие фельетоны, которые обожала вся Москва.

В «Гудке» он знакомится с Бабелем, Булгаковым, а также со своим знаменитым будущим соавтором — Евгением Катаевым (Петровым — по псевдониму, т. к. не хотел прямых ассоциаций с братом Валентином). И тут как раз-таки Валентин Катаев делает Ильфу и Петрову интересное предложение:

— Я буду Дюма-отцом, а вы будете моими неграми. Я вам буду давать темы, вы будете писать романы, а я их потом буду править. Есть отличная тема — стулья. Представьте себе, в одном из стульев запрятаны деньги. Их надо найти. Чем не авантюрный роман?

Приятели согласились, и работа закипела, вспоминал Евгений Петров:

— После короткого спора было решено, что писать буду я: Ильф убедил меня, что мой почерк лучше.

Я сел за стол. Как же мы начнем? Содержание главы было известно. Была известна фамилия героя — Воробьянинов. Ему уже было решено придать черты моего двоюродного дяди — председателя уездной земской управы. Уже была придумана фамилия для тещи — мадам Петухова и название похоронного бюро — «Милости просим». Не было только первой фразы. Прошел час. Фраза не рождалась. То есть фраз было много, но они не нравились ни Ильфу, ни мне. Затянувшаяся пауза тяготила нас. Вдруг я увидел, что лицо Ильфа сделалось еще более твердым, чем всегда, он остановился (перед этим он ходил по комнате) и сказал:

— Давайте начнем просто и старомодно — «В уездном городе N». В конце концов, не важно, как начать, лишь бы начать.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

Публикация от GV (@galina_0205) 25 Авг 2020 в 10:10 PDT

Когда была готова первая глава, «романисты» поспешили показать ее Дюма-отцу. Рецензия Катаева была ошеломительной:

— Вы знаете, мне понравилось то, что вы написали. По-моему, вы совершенно сложившиеся писатели.

— А как же рука мастера? — спросил Ильф.

— Не прибедняйтесь, Илюша. Обойдетесь и без Дюма-пера. Продолжайте писать сами. Я думаю, книга будет иметь успех.

Слова оказались пророческими. Роман вышел в 1928 году и стал необычайно популярным. Вслед за ним в этом же году вышла сатирическая повесть «Светлая личность», снова написанная в соавторстве. За ней циклы новелл «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» и «1001 день, или Новая Шахерезада». Кроме того, литературно плодовитая парочка регулярно писала для юмористического еженедельника «Чудак» («Гудок» остался в прошлом): совместные рецензии на кинокартины и театральные постановки под псевдонимами «Дон Бузилио» и Ф. Толстоевский. А написанный талантливым дуэтом сценарий лег в основу экранизации Григория Александрова «Цирк» (1936) с Любовью Орловой в главной роли.

Но публика требовала продолжения приключений Остапа Бендера, несмотря на то, что авторы убили того в конце романа. И в 1931 году Илья Ильф и Евгений Петров представляют на суд читателей новый роман о Великом Комбинаторе — «Золотой теленок». Поначалу его опубликовали в журнале «30 дней», а два года спустя появилась и собственно книга.

Был в этом союзе третий нелишний. А точнее, третья. Любимая супруга Ильи Ильфа — Маша, Мария Тарасенко.

Они познакомились давным-давно, еще в Одессе. Маша училась живописи в школе, где преподавал старший брат Ильи, и была по уши влюблена в своего учителя. Но встретив будущего супруга, поняла, что по-настоящему сильные чувства испытывает лишь к нему. После отъезда Ильфа в Москву начался их эпистолярный роман: подобно Чехову и Книппер, они написали друг другу сотни трогательных писем. В один из приездов Маши в Москву они поженились.

— Почему я так мало сплю? — писал Ильф. — Почему я ночью брожу по Москве, прохожу бульвар, где пруд, выхожу к почтамту, который уже вошел в мою жизнь навсегда и навечно? О Вас удобней думать на ходу, ночью, тихо и светло, Театральная площадь пылает огромными фонарями…

Весной 1935 года у Ильи Ильфа родилась дочь, обожаемая Сашенька. А уже осенью он и Петров — уже корреспонденты «Правды» — отправляются в длительное путешествие по США. Их впечатления, очерки и зарисовки стали книгой «Одноэтажная Америка». Правда, в отличие от других своих работ, Ильф и Петров писали ее порознь. Из Штатов Илья вернулся в крайне плохом состоянии — его поразил туберкулез, — писал Евгений Петров.

— Мы прогуливались по знаменитому кладбищу Нового Орлеана, рассматривая странные могилы, расположенные в два или три этажа над землей. Ильф был очень бледен и задумчив. Он часто уходил один в переулочки, образованные скучными рядами кирпичных побеленных могил, и через несколько минут возвращался, еще более печальный и встревоженный.

Вечером, в гостинице, Ильф, морщась, сказал мне:

— Женя, я давно хотел поговорить с вами. Мне очень плохо. Уже дней десять, как у меня болит грудь. Болит непрерывно, днем и ночью. Я никуда не могу уйти от этой боли. А сегодня, когда мы гуляли по кладбищу, я кашлянул и увидел кровь. Потом кровь была весь день. Видите?

Он кашлянул и показал мне платок.

Через год и три месяца, 13 апреля 1937 года, в десять часов тридцать пять минут вечера Ильф умер.

Илья Ильф ушел, оставив невероятное литературное наследие: кроме уже изданных произведений были еще «Записные книжки» — дневник, который автор вел последние 12 лет. Но жена осталась вдовой с двухлетним ребенком на руках. А верный напарник — без друга, коллеги и единственного человека, который бы понимал его с полуслова. К слову, Евгений Петров переживет Ильфа всего на 5 лет и погибнет при весьма загадочных обстоятельствах.

-40%
-65%
-12%
-40%
-15%
-30%
-50%
-10%
-26%
-10%