Дарья Клюйко / /

Фото ее задержания взбудоражило весь байнет и стало новым мемом: «Ты задерживаешь меня, но делаешь это без должного уважения». Героиней снимка, которую тут же прозвали «крестной матерью», оказалась 29-летняя минчанка Яна. Мы поговорили с девушкой и записали ее монолог.

Я выходила на мирный протест

— После событий, произошедших в начале августа, стало сложно оставаться аполитичной и не замечать очевидных вещей. Оставаться безразличной и безучастной было просто нельзя. В какой-то момент я почувствовала себя заложником в своей собственной стране. Наша страна и наш город — наш общий дом. И вдруг в этом доме начинается ничем не прикрытое насилие. Тогда я решила выйти на мирный марш. Именно на мирный, хотя пойти по пути насилия гораздо проще, а чтобы добиться перемен мирным путем, придется очень постараться, проявить креатив, изобретательность.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Не можешь предотвратить — возглавь»

Так я подумала, когда поняла, что меня задерживают и ведут в автозак. С двух сторон держали под руки, а третий, видимо, сзади прикрывал. «Молодцы, — говорю, — особо опасную задержали». Силовики мне не хамили, не оскорбляли. Правда, я сказала, что пойду сама, тянуть меня не надо, вдруг я споткнусь, упаду и разобью колено. «Ничего, — отвечают, — если вы упадете, мы вас понесем».

Место заключения похоже на странный пионерский лагерь. Нас отпустили не сразу: сначала отвезли в Советское РОВД, а оттуда — в Жодино. Там мы переночевали, а ближе к вечеру следующего дня всех девушек освободили. Нескольких моих сокамерниц, по их словам, схватили на улице просто так. Они пошли на шопинг и переходили из магазина в магазин. Молоденькие совсем девочки, максимум лет по 20. Почти всем дали штрафы по 5 базовых. Мне — тоже. Считайте, легко отделалась. Содержание всех протоколов было как под копирку: «Кричала лозунги». Ага, шла одна и, набирая полные легкие дыма, что-то выкрикивала (смеется). Люблю, знаете ли, пройтись по улице, покурить и покричать в одиночестве.

В суде я не была знаменитостью — той самой девушкой с фото. Меня не узнали. А вот пока стояла у стены в РОВД, ко мне несколько раз подходили местные сотрудники и сравнивали мое лицо с некими изображениями на фото. Но фото в их руках я разглядеть не могла, поэтому точно не знаю, то самое это было или нет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Крестная мать

Моя самая любимая подпись под фото: «Ты задерживаешь меня, но делаешь это без должного уважения». Лучшая из тех, что придумали белорусы. И уж точно я — не «Мать драконов» (еще одна популярная подпись под фото. — Прим. ред.). Я смотрела «Игру престолов». Дейнерис, конечно, молодец, но не самый мой любимый персонаж. Она — лидер, символ. Меня всегда больше занимали серые кардиналы. Люди в тени, чье маленькое слово превращалось в конкретные действия, меняющие судьбы людей. Я бы скорее хотела быть Варисом или Мизинцем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Гервяты, никогда не была в Гервятах. Надо сгонять!»

Вот какие планы я раньше строила, просыпаясь в субботу утром. Лежишь и размышляешь: сначала еду в Гервяты, а на обратном пути можно еще заглянуть в ту церковь, на посещение которой всё как-то не хватало времени. Слово за слово, а длина маршрута уже под 800 км.

Домой после таких поездок возвращаешься разбитая, но счастливая. Путешествия по Беларуси на мотоцикле — огромная часть моей жизни. Обожаю забираться в самую глушь, приезжать в культовые места: Гольшанский, Кревский замок. Непередаваемые ощущения, когда ты бродишь среди этих разрушенных стен, понимаешь сколько им лет, какие события здесь происходили, сколько легенд об этом сложено.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Круг людей, мнение которых для меня важно, очень узок

И если человек из этого круга вдруг скажет: «Яна, вари борщи», — то я обязательно задумаюсь, почему я варю их так мало. Или почему я варю одни борщи? И где в конце концов грибной суп? (Улыбается.) Буду искать решение этой проблемы.

Но если кто-то со стороны просто начинает проецировать свой неудачный опыт и комплексы на окружающих, мерить всех по своей мерке, цеплять ярлыки и советовать (опять же!) варить борщи — так пускай сам идет и варит их. Точно так же с советами в области устройства личного счастья: вопросы сексуальной жизни девушек, которые ходят на митинги, — личное дело этих самых девушек. И не надо к ним лезть.

Нельзя оставаться безучастным к человеку, который в беде

Уверена, что абсолютно все наши действия измеряются законом бумеранга: «накосячил» — тебе «прилетело», подложил другу свинью — готовься, возмездие не за горами. Нужно жить так, чтобы тебе перед самим собой не было стыдно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Свалившаяся на меня известность, узнаваемость — палка о двух концах

Мой голос приобрел маленький, но вес — это отличная новость. Но вместе с тем на моей груди как будто появилась мишень. Я не могу сказать, что чего-то конкретного боюсь после этих воскресных событий. Но меня постоянно не покидает ощущение, что я теперь под наблюдением.

Рядом со мной постоянно находятся близкие люди. Я предупреждаю их о своих планах, отзваниваюсь. Все-таки слава хороша немного при других обстоятельствах. Справляться с напряжением очень помогает спорт. Я постоянно тренируюсь, но в последнее время отказалась от силовых упражнений: чем больше мышц, тем тяжелее бегать. Так что пока в приоритете кардио. И очень много пешей ходьбы.

Ну а еще у меня есть главный защитник — моя Алиса. Алиса — это кошка. Она меня греет и громко мурчит.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Розовой или голубой мечты у меня нет

Зато будет новая татуировка. Пока не подбирала конкретных эскизов, но она в любом случае будет связана с историей нашей страны.

-26%
-20%
-50%
-20%
-20%
-11%
-20%
-15%