Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  2. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  3. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  4. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  5. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  6. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  7. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  8. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  9. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  10. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  11. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  12. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  13. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  14. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  15. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  16. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  17. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  18. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  19. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  20. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  21. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  22. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  23. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  24. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  25. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  26. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  27. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  28. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  29. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  30. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд


В Украине более 500 женщин отбывают наказание по статье «Умышленное убийство». Многие из них получили реальные сроки, защищаясь от домашнего насилия. Журналист «Настоящего времени» Татьяна Яромщук собрала истории украинок, которым пришлось пройти через это.

Иллюстации: Настоящее время
Иллюстрации: "Настоящее время"

«Буду бить, пока она не сдохнет»

«Отчим говорит: „Давай я тебя в попу“. Я отвечаю: „Нет“. Он замахивается на меня тарелкой, а потом бросает ее об пол. Через пару секунд опять говорит: „Нет, в натуре, давай я тебя с мамой по кругу пущу“. Я отвечаю, что не буду с ним спать, после чего он разбил еще тарелку». Так 17-летняя Лиза вспоминает день, когда она, защищаясь, убила отчима.

Это произошло в августе 2020 года в Херсонской области. По факту убийства возбуждено уголовное дело по статье 115 УК Украины «Умышленное убийство», которая предусматривает от семи до пятнадцати лет лишения свободы. В начале сентября суд избрал для Лизы меру пресечения в виде личного обязательства, что позволило ей продолжить учебу (она учится в лицее на художника по дереву). Сейчас ведется досудебное расследование.

Больше года Лиза терпела приставания и избиения отчима. Это, говорит она, началось практически сразу после того, как он сошелся с ее матерью.

«Было много таких случаев, когда он меня заставлял пить алкоголь и курить траву, — рассказывает девушка. — Он говорил, что если я не буду этого делать, то он будет бить маму до тех пор, пока она не сдохнет. Я постоянно отказывалась, после чего он меня избивал. У него рос кустик конопли, который он поливал и ухаживал за ним. Мне все это надоело, я сорвала его и сожгла. За это он меня и за волосы таскал, и по ногам бил, и по рукам бил. Постепенно он начал ко мне приставать, лапать, говорить неприятные вещи. Как-то в апреле, когда мама была в роддоме, он напился и начал ко мне приставать. Я выбежала из дома, он начал меня хватать за руки и говорить: „А в попку тебе можно? Никто не узнает“. Я убежала».

Лиза рассказывает, что отчим постоянно избивал ее мать: «Как-то он затащил маму в котельную и пытался задушить. Ей удалось вырваться. После этого она вызвала полицию. Они приехали, поговорили с ним и уехали. Мама три дня не ночевала дома, потому что боялась. Он продолжал избивать ее, когда она была беременна. Она постоянно ходила на работу в синяках. Я рассказала об этом дяде, потому что поняла, что в полицию жаловаться нет смысла. Он пару раз приезжал, давал ему по морде. Но ничего не помогало. Он на время успокоится — а потом опять начинает. Он угрожал, что если я кому-то расскажу, то получу еще больше. Когда я жаловалась дяде или когда мама заявляла в полицию, он говорил, что, мол, они приедут и уедут, а вы останетесь со мной».

В тот день, вспоминает Лиза, отчим напился. Сначала начал приставать к ней, а потом — издеваться над матерью: «Пытался ей спичку вставить в нос, за волосы таскал. Я вышла на улицу, все, что там происходило, я видела в окно. Я пыталась контролировать ситуацию, потому что в голове крутились его слова, что он будет бить маму, „пока она не сдохнет“. У нее в руках была четырехмесячная дочка. Она ее то положит, то опять возьмет. Потом он начал ее уже конкретно бить по лицу».

«У меня что-то в голове переключилось. Я вбежала в дом, взяла нож, зашла к ним в комнату, — продолжает Лиза. — После этого он переключился на меня. Мама с ребенком в этот момент выбежала из комнаты. Я даже не поняла, что произошло. Открыла глаза и осознала, что я уже летаю по комнате, бьюсь головой об стены — он меня избивал. Я отбивалась ножом, он не останавливался и продолжал меня бить. Потом он упал. Мама вбежала в комнату и начала кричать: „Что ты наделала!“ Я бросила нож на кровать и взяла телефон. Потом я спрятала нож под плитку. Я его не хотела прятать, просто не хотела это видеть, настолько это было противно. Я вышла на улицу и позвонила в полицию. Я прокручивала себе в голове, что бы сделал он, если бы я этого не сделала. Вспоминала ситуации, когда он избивал меня и маму. А потом начала представлять, как он убивает нас».

«Наследие советской системы»

Адвокат девушки Максим Магда считает, что это было не умышленное убийство, как его сейчас расследуют, а самооборона. (Статья 36 Уголовного кодекса Украины говорит, что каждый человек имеет право на необходимую оборону, это не считается уголовным преступлением.)

«Насколько я понимаю, будет проведена судебно-психиатрическая экспертиза, чтобы установить, было ли состояние аффекта. Если состояние аффекта будет установлено, то статью могут переквалифицировать на 116 — „Убийство в состоянии сильного душевного волнения“. В лучшем случае они могут переквалифицировать на „Убийство при превышении необходимой обороны“. Но у меня есть сомнения, что это произойдет. В суде — возможно. В полиции — сомневаюсь», — говорит Магда.

«Прокуратура и судебные органы — это наследие советской системы, которая в этом контексте вообще не поменялась. Если человек, защищая себя, убивает насильника, то за это он должен сесть в тюрьму. Выбирай: умрешь или будешь жить, но сидеть в тюрьме», — продолжает адвокат.

Сейчас в Украине более 500 женщин отбывают наказание по статье «Умышленное убийство». Однако нет статистики, в каких отношениях эти женщины были с убитыми, были ли они сами жертвами насилия со стороны погибших. При этом правозащитники отмечают, что историй, похожих на Лизину, в Украине множество.

«У меня был опыт работы в Комиссии по вопросам помилования при президенте Украины. Я встречалась с огромным количеством женщин, осужденных по статье „Умышленное убийство“, которые просили о помиловании. Помню ситуацию в Одессе, когда мать троих детей, которая страдала от домашнего насилия, защищаясь, убила мужа. Ей дали шесть лет тюрьмы, несмотря на троих детей и на то, что были факты, что муж применял насилие», — рассказывает правительственная уполномоченная по вопросам гендерной политики Екатерина Левченко, которая много лет занимается правозащитой.

«Я знаю, что у них не было умысла убивать. Это была защита. Но обычно суды квалифицировали их действия как умышленное убийство. Почему я говорю, что не было умысла? Потому что они сразу же вызывали скорую, очень часто сами вызывали полицию. Они не хотели убивать, они хотели защититься от насилия», — отмечает Левченко.

Иллюстации: Настоящее время
Иллюстрации: Настоящее время

«Не должна была подпадать под криминал»

Светлану осудили по статье «Умышленное убийство» в начале 2000-х. Сейчас ей 49 лет. Она — юристка, возглавляет общественную организацию, которая помогает женщинам, которые столкнулись с законом.

«Я тогда употребляла наркотики. Один мой знакомый, тоже наркозависимый, хотел, чтобы я с ним поделилась дозой. Я не захотела. После чего он ночью пришел ко мне домой, выбил дверь, избил меня и мою семью — маму и бабушку», — вспоминает Светлана.

Защищаясь, она ударила его ножом: «Я его ранила в ногу. Было видно, что я случайно попала в артерию. Он сам ушел, но недалеко от моего дома упал и истек кровью».

Суд приговорил Светлану к семи годам и двум месяцам колонии строгого режима. «Не было принято во внимание то, что он меня бил, что он проник в мой дом, что у меня были телесные повреждения, что у него в крови было пять промилле алкоголя, — рассказывает женщина. — В ту ночь у нас ночевала еще одна женщина, которая была реальной свидетельницей, что была выбита дверь. Но ничего из этого не было учтено. Говорилось лишь о том, что я использовала оружие».

После апелляции статью Светлане переквалифицировали на «Умышленное телесное повреждение».

«С первых дней [после случившегося] я начала интересоваться юриспруденцией, изучать кодексы. Я сама писала апелляции, сама доказывала в суде, что это не было умышленным убийством. В результате статью переквалифицировали, но не изменили срок. Единственное, что я вышла по УДО не по трем четвертям срока, как было бы по 115-й, а по двум третям. Я отсидела четыре года и восемь месяцев вместо семи лет».

Светлана освободилась в 2008 году, после этого окончила юридический и получила диплом. «Согласно законодательству, я вообще не должна была подпадать под криминал. Это была стопроцентная самооборона. Статья 36 УК „Необходимая оборона“ гласит, что когда происходит проникновение в жилище или другое помещение, человек имеет право на самооборону независимо от последствий. Эта практика существует во всем мире. Если проникли в дом — у тебя есть право защищаться».

Светлана отмечает, что сейчас ситуация немного улучшается, но проблемы остаются: «Мы проводили опрос, который показал, что у 80% женщин, которые сидят за преступления, связанные с насилием, — это самооборона или длительные акты насилия со стороны мужчин. Но это судами не берется во внимание».

«Насилие имеет значение»

Наталью также осудили по статье «Умышленное убийство», несмотря на то, что убийство произошло в момент попытки изнасилования. Она получила девять лет колонии, хотя у нее был новорожденный ребенок.

В 2013 году Наталья снимала комнату в Виннице. Хозяин квартиры начал к ней приставать, после чего она решила съехать. Когда Наталья пришла за вещами, мужчина начал уговаривать ее остаться, после чего стал обнимать, схватил за руку и потащил к себе в комнату. Наталья стала вырываться, однако он начал выкручивать ей руки.

После этого женщина схватила бутылку от шампанского и ударила мужчину по голове. Он упал и начал кричать. Наталья испугалась и убежала. В тот момент он был еще жив.

Кроме девяти лет тюрьмы суд также обязал Наталью выплатить родственникам погибшего 150 тысяч гривен ($ 5,4 тысячи) компенсации.

В июле 2020 года Верховный суд Украины смягчил наказание женщине из Днепропетровской области, которая ранила мужа топором, защищаясь от насилия. Суды первой и второй инстанции признали ее виновной в покушении на убийство и приговорили к семи годам лишения свободы. Согласно решению Верховного суда, вместо семи лет заключения женщине ограничат свободу на год и шесть месяцев.

«Это очень важное решение, — говорит глава Ассоциации женщин-юристок Украины „ЮрФем“ Кристина Кит. — Дела о домашнем насилии, в первую очередь когда женщина убивала обидчика, до этого времени не рассматривались как связанные с домашним насилием. Например, жена убила мужа, и это рассматривалось как умышленное убийство. Никто не углублялся, почему это произошло, было ли в этой семье до этого домашнее насилие, были ли обращения по поводу насилия против женщины. Это нужно для того, чтобы можно было оценить убийство, которое она совершила. Раньше суды не углублялись в это. Более того, даже адвокаты, которые защищали женщин, убивших насильников, не всегда обращали на это внимание. Решение Верховного суда показало юридической общественности, что это имеет значение».

Исследование ОБСЕ показало, что 67% украинок в возрасте 15 лет и старше испытывали психологическое, физическое или сексуальное насилие со стороны партнера или другого лица. 47% женщин называют себя малоосведомленными или вообще не знают, что делать в подобных ситуациях.

(Имена героинь изменены по их просьбе)

-40%
-10%
-50%
-20%
-26%
-10%
-10%
-10%
-49%
-10%
-25%