Поддержать TUT.BY
62 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


Дарья Клюйко /

Ее приняли в Московское императорское театральное училище, чтобы через короткое время отчислить: освобождали место для чьей-то родственницы. Могло бы и не случиться прекрасной актрисы и педагога Ольги Книппер-Чеховой, но от судьбы не уйдешь. А суждено ей было блистать на сцене рядом с незабвенным Константином Станиславским и стать музой бессмертного писателя Антона Чехова. Более полувека она провела на сцене и оставила огромное наследие в виде ролей, учеников и того искусства, которое называют вечным. Сегодня, в день ее рождения, вспоминаем великолепную Ольгу Книппер-Чехову.

Ольга Книппер появилась на свет 21 сентября 1868 года в городе Глазове Вятской губернии в семье обрусевшего эльзасского немца Леонарда Книппера и Анны Ивановны Зальц. Мама прекрасно играла на фортепиано и пела, постоянно привлекала всех троих детей к организации домашних музыкальных праздников: с декорациями, костюмами и настоящими выступлениями.

Отец же видел в дочери будущую художницу и поэтому оплачивал ей бесконечные занятия живописью. Кроме того, Ольга прекрасно владела тремя иностранными языками: английским, французским и немецким. О том, чтобы идти на работу, речи не шло. После окончания гимназии ей предстояло «жить барышней» и ждать жениха.

Только вот после смерти отца в 1894-м году планы стремительно изменились. Семья больше не могла вести тот образ жизни, который позволяли заработки почившего главы семейства. Мама стала давать частные уроки музыки, а через некоторое время стала профессором пения при школе Филармонического училища. Пришлось искать себя и Ольге. Она давно мечтала о карьере актрисы, и вот наконец момент настал.

— Это было время большой внутренней переработки, из «барышни» я превращалась в свободного, зарабатывающего на свою жизнь человека, впервые увидавшего эту жизнь во всей ее пестроте.

Девушка пробует поступить в студию педагога Александра Ленского, но тот отказывает ей. Но в 1895-м году ее с радостью принимают в драматическую школу-студию Императорского малого театра. Однако уже после первого несданного экзамена отчислили. Позже выяснится: на экзамене ее завалили намеренно, освобождая место для, как сказали бы сегодня, «блатной» кандидатки.

Для Ольги это был невероятный удар. Но она собирает всю волю в кулак и в этом же году поступает в драматическую школу при Московском филармоническом училище (современный ГИТИС). Среди ее сокурсников — гений Всеволод Мейерхольд, а преподаванием занимается знаменитый Владимир Немирович-Данченко.

Ольга была любимицей педагога, поэтому неудивительно, что после выпуска он пригласил ее в собственноручно собранную труппу Московского художественного театра. Первая роль была сразу главной: в пьесе Алексея Толстого «Царь Федор Иоаннович» она сыграла царицу Ирину. Успех пришел к ней сразу же, прозябания в массовке были точно не про эту актрису.

«Ирина, по-моему, великолепна. Голос, благородство, задушевность — так хорошо, что даже в горле чешется… лучше всех Ирина. Если бы я остался в Москве, то влюбился бы в эту Ирину», — писал Антон Чехов.

Он и влюбился. Труппа стала репетировать его пьесу — «Чайку». Ольге снова досталась главная роль — Аркадиной. Треплева сыграл Мейерхольд, а Тригорина — Станиславский. Звездный состав обеспечил сокрушительный успех спектаклю. Зрители рукоплескали стоя, а «Чайка» с тех пор — визитная карточка МХТ.

— Я не умею идти к роли от каких-то внешних черт, от внешней харaктерности, создавать роль с помощью одной техники… Пока в душе у меня что-то не родится, теплота какая-то человеческая не появится, — играть не могу. Это я называю «тайным браком» с образом.

Сам драматург на премьере не присутствовал, о триумфе узнал из письма (в то время уже больной писатель жил в Ялте и бывал в Москве лишь наездами). И все-таки они познакомились. Он приехал посмотреть спектакль, а потом побывал в гостях у актрисы Книппер. Она отдала визит вежливости, заехав в гости в имение писателя в Мелихове. Завязалась переписка, которая от письма к письму становилась все более интимной. И в какой-то момент Антон Павлович сделал ей предложение. Правда с условием: "Никакой пышной свадьбы я не хочу — а то придется стоять с бокалами в руках и постными лицами". Ольга Леонардовна согласилась, и пара обвенчалась в 1901 году.

Но жить продолжили на два дома: она — в Москве, рядом со своим театром, а он — в Ялте, в тепле, которое так требовалось его измученному организму. По иронии судьбы Ольга была занята во всех знаменитых чеховских пьесах: играла Машу в «Трех сестрах», Раневскую в «Вишневом саде», Елену Андреевну в «Дяде Ване». Тяжело переживая разлуку, Ольга почти каждый день писала мужу письма, полные любви и страданий, но мудрый супруг успокаивал:

— Ты рассуди как следует: если бы ты жила со мной в Ялте всю зиму, то жизнь твоя была бы испорченной, и я чувствовал бы угрызения совести, что едва ли лучше. Я ведь знал, что женюсь на актрисе, то есть когда женился, ясно сознавал, что зимами ты будешь жить в Москве.

За неполных три года брака эти двое написали друг другу четыре сотни писем. А окружающие все злословили, приписывая Ольге Книппер роман за романом.

— Если мы теперь не вместе, то виноваты в этом не я и не ты, а бес, вложивший в меня бацилл, а в тебя любовь к искусству. Мне нужна такая жена, которая бы, как луна, на его небосклоне являлась не каждый день, — писал супруге Чехов.

Антон Чехов умер в 1904 году. Смерть настигла его на немецком курорте Баденвайлер. Супруга неотлучно была рядом с ним. Чтобы дать возможность близким и друзьям проститься с Антоном Павловичем, она повезла его на родину в вагоне-холодильнике для перевозки устриц.

Благодаря этому окружающие, что обвиняли Книппер в многочисленных изменах, нашли еще один повод для осуждения. Даже Максим Горький едко написал:

— Антон Павлович, которого коробило все пошлое и вульгарное, был привезен в вагоне «для перевозки свежих устриц». В этом вагоне — именно та пошлость русской жизни, та некультурность ее, которая всегда так возмущала покойного.

Ольга сохраняла спокойствие, хотя кто знает, чего ей это стоило. Больше она никогда не выйдет замуж, храня верность обожаемому супругу.

— Да, эти шесть лет, что я его знала, были мучительны, полны надрыва из-за сложившейся так жизни. И все же эти годы были полны такого интереса, такого значения, такой насыщенности, что казались красотой жизни. Ведь я не девочкой шла за него, это не был для меня мужчина, — я была поражена им как необыкновенным человеком, всей его личностью, его внутренним миром — ох, трудно писать все это… Эти мучительные шесть лет остались для меня светом и правдой и красотой жизни.

Она возьмет небольшую паузу, после чего вернется в театр и с головой уйдет в работу. Публика продолжала любить ее всей душой, а критики хвалили:

— Видеть и слышать это было гораздо больше, чем театральное впечатление, — это было прозрение, озарение, счастье от возможности проникнуть в чужую душу. Это, конечно, не было актерским искусством, это было чем-то неизмеримо большим… Она даже физически менялась — ее сущность входила, вмещалась в плоть другого человека, — писал театральный мемуарист Вадим Шверубович.

Ее репертуар пополнился новыми ролями в «Горе от ума», «Ревизоре», «Мнимом больном» и многих других замечательных постановках. Революция не смогла остановить работу театров: они отправились на гастроли. Сперва в Киев, потом все дальше на юг и в результате оказались в Европе. Знаменитая фамилия Чехова в имени актрисы на афише гипнотизировала зрителей и собирала полные залы.

И все же в 1924 году Ольга Книппер-Чехова вернулась в Москву. Она была уже не так молода, чтобы играть роли примадонны, но с удовольствием берется за исполнение характерных и сатирических персонажей. Они обеспечивают ей еще 10 лет блестящей карьеры, но в 1935-м Ольга Книппер-Чехова понимает, что нужно вовремя уйти со сцены. Она периодически поднимается на подмостки, но, увидев возобновленную Немировичем-Данченко постановку «Три сестры» (1940) с новой актрисой в роли Маши, разрыдалась: «Все прошло».

Здоровье постепенно ухудшалось, актриса теряла зрение. В 1950-м она играет в своем последнем спектакле «Воскресенье» и удаляется на покой. 22 марта 1959 года Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой не стало. Свой последний приют народная артистка нашла на Новодевичьем кладбище в Москве. Рядом с мужем.

-25%
-10%
-23%
-10%
-30%
-30%
-10%
-10%
-33%
-30%
-20%