• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Дарья Клюйко / Фото предоставлены Яной Латушко /

Павел Латушко всегда предпочитал держать свою личную жизнь в тени. Однако после недавних громких событий: увольнения Павла Павловича, массового исхода купаловцев вслед за ним, его вхождения в Координационный совет и допросов в Следственном комитете — внимание к семье Латушко стало еще более пристальным. В том числе и к дочери Яне, которая согласилась дать нам первое большое интервью о жизни за рубежом, собственной гражданской позиции и, конечно, об отце.

— Яна, недавние события в Купаловском взбудоражили страну. А как вы узнали о них и какой была первая реакция?

— О заявлении папы я узнала из интернета. Это были шок и гордость за своего отца. Я даже расплакалась, когда смотрела видео папиного первого заявления. Но, несомненно, мне было тяжело от предположений, что будет дальше… Я очень горжусь своим папой и считаю, что он все делал, делает и будет делать для своей родины. Он меня всегда учил любить свою страну и гордиться ею. И пусть я и живу долгое время за рубежом, ни один человек не сможет меня упрекнуть в том, что я сказала хоть одно плохое слово о Беларуси.

Где бы я ни жила, я всегда вспоминала Беларусь и взахлеб рассказывала о ней своим приятелям. После моих рассказов мы вместе приезжали в Минск на Новый год, на майские праздники. И они оставались довольны.

Я всегда гордилась тем, какие у нас миролюбивые и открытые люди. Очень надеюсь, что совсем скоро в стране наступит согласие.

— Раскройте небольшой секрет: ваш отец на работе и дома — два разных человека?

— Мой папа очень предан своему делу. Работа — это вся его жизнь. Но при этом он всегда находит время на семью. В детстве была ситуация, когда я не могла решить задачу по математике, а у папы в это время был важный рабочий разговор по телефону. На кону стояло разрешение серьезного вопроса в отношениях Беларуси и Польши.

Часов 9 вечера, он озадачен своими вопросами, а тут я рядом с учебником: зареванная, расстроенная, со своими «вселенскими проблемами».

И он после делового разговора с легкостью переключился на школьную программу, потому что семья — превыше всего. (Улыбается.)

Дома мы с ним и шутим, и смеемся, и ругаемся. Как говорит бабушка, у нас одинаковые характеры: ни один не уступит в споре. Папа мне не только родитель, но и близкий друг. Правда, бывает, я боюсь ему что-то рассказывать, чтобы не расстраивать. Во время своей работы дипломатом папа по мере возможности брал меня с собой в Польшу, во Францию, в Испанию. Благодаря этому у меня была возможность познакомиться со многими бизнесменами, государственными чиновниками и посетить множество интересных мест, мероприятий.

— Когда вы думаете о своем детстве, что вспоминается в первую очередь?

— Помню две любимые игрушки, которые купил мне папа: зеленого Левика, которого в 1996-м году он привез из командировки, и мишку Башика, внутри которого вшито сердечко: если его сильно прижать к себе и загадать желание, то оно обязательно сбудется.

Эти две игрушки, кстати, со мной до сих пор. Даже в Польшу мы вместе переехали. Об этих игрушках папа написал для меня трилогию. Первая часть — «Баша Левiка сустрэў». Вторую историю мы уже сочиняли c папой вместе, когда он приехал в командировку в Минск из Варшавы — «Левiк i Башык збіраюцца ў Варшаву». Всю эту трилогию я помню наизусть.

— С девяти лет вы живете только с отцом, не самая стандартная ситуация для Беларуси, где дети после развода обычно остаются с матерью. Вы папина дочка?

— Я свою маму люблю и уважаю, она очень важный в моей жизни человек. Мама мне помогает во многих вопросах, дает советы. Были моменты, когда мы мало общались, но сейчас постоянно созваниваемся, а когда я в Минске, ходим вместе обедать.

Но да, так сложилось, что я решила остаться с папой в Польше, а мама уехала в Минск. От папы я никогда не слышала критики в адрес мамы. Помню, как папа меня собирал в школу на первое сентября в третий класс. Мы приходили в магазин покупать мне одежду, он отдавал меня продавщицам, которые подбирали образы, а папа оценивал, что берем, а что нет. И так до сих пор: мы с папой любим ходить вместе на шопинг, я помогаю ему, а он мне.

Когда мы жили вдвоем в Варшаве, я его назвала «мапа», ведь он совмещал для меня две роли — папы и мамы. Думаю, да, я папина дочка. Он очень многое для меня сделал, я его очень люблю и безумно благодарна.

— Знаю, что вы начинали свою карьеру в консульской службе посольства Беларуси во Франции. Где вы сейчас работаете? Чем занимаетесь в свободное время?

— Уже несколько лет я живу в Белостоке. Все началось с того, что я решила поступить сюда в университет на юридический факультет. И одновременно я училась в БГУ на заочном.

В 2017-м я окончила БГУ, а в 2018-м — юридический и решила попробовать свои силы в магистратуре Высшей школы финансов и управления в Белостоке. В этом году буду защищать дипломную работу, которую уже написала. Работаю в транспортной фирме.

И уже около 10 лет пою в коллективе белорусского меньшинства в Польше — «Прымакi». Конечно, не на все концерты получается ездить, но когда есть такая возможность, обязательно присоединяюсь. В Польше проходит очень много белорусских фестивалей: «Прымацкая бяседа», днi Беларускай культуры, «Купалле». Это так прекрасно, когда тысячи людей собираются в Польше послушать белорусские песни. Тут сохранено столько белорусских традиций!

— Несколько лет подряд в ваших социальных сетях всплывают фото с одним и тем же молодым человеком. Можете рассказать о своем избраннике?

— Да, у меня был молодой человек, но так сложилось, что в начале года наши судьбы разошлись. Но мы остались друзьями. Совсем неожиданно, пару месяцев назад, у меня начались новые отношения. Очень рада, что этот человек сейчас рядом со мной в такой сложный период жизни моей семьи. Он меня поддерживает, понимает, слушает, помогает. Это очень важно.

— Судя по вашему инстаграму, вы, не находясь в стране, поддерживаете мирных протестующих Беларуси. Это так?

— Девятого августа я находилась в Белостоке. Когда мне начали звонить родители и говорить, что у них нет интернета, у меня был шок. Как такое может быть в 21 веке? Находясь в Польше, я видела все, что происходит в моей родной стране, которую я очень люблю. Я не могла остаться равнодушной к тому, как жестоко были избиты люди. Такое не может происходить в центре Европы в 2020 году! Просто не укладывается в голове, как такое возможно?

Я так же, как и многие мои соотечественники, хотела проголосовать на выборах в Белостоке в консульстве 9 августа. Но очередь туда в день голосования была такой большой, что многие, отстояв по 7 часов, все равно не смогли войти.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Yana Latushka (@yanalatushka) 20 Авг 2020 в 11:03 PDT

Не могу сказать, что я постоянно выхожу на мирные акции. Но когда узнала, что такая акция будет в Белостоке, решила поддержать всех. Ведь, несмотря на расстояние, у нас одни цели, одни желания, одна Родина. Мы все белорусы и хотим, чтобы у нас в стране были справедливость, честность, открытость, чтобы нас услышали. Мы же не делаем ничего плохого!

— Ваш отец сейчас одна из самых видных персон Беларуси. Как вы к этому относитесь?

— Папа всегда был в центре внимания. А сейчас особенно. Я в него верю. Каждый день я желаю папе доброго утра и хорошего дня, а еще говорю, что я им очень горжусь. Мне кажется, ему нужна такая поддержка.

По согласованию с папой я помогаю ему вести его инстаграм, вставляю фото/видео, у него на это просто не всегда хватает времени. Очень приятно читать комментарии: как люди за него болеют. Это невероятная поддержка для него, для нашей семьи. Все, что делает белорусский народ, папа и многие другие — не зря, я в это верю. Ведь всегда после черной полосы наступает белая. Может не сегодня, не завтра, но это будет.

Мне очень неприятно слышать, как пытаются оболгать моего папу. Он просто хочет, чтобы в нашей стране была справедливость и не было насилия. Обидно читать высказывания некоторых журналистов и государственных чиновников, которые пытаются сейчас его очернить. Своим примером он хочет показать, что правда важнее всего.

— Недавно ваш отец вынужден был уехать из страны, а до этого кто-то облил его дом краской. Как вы справляетесь с мыслями о том, что отец может быть в опасности?

— Тринадцатого августа я приехала на день рождения бабушки — тогда как раз стали появляться свидетельства трагических событий. Папа сделал заявление, решил войти в Координационный совет. На него началось большое давление, и нам «порекомендовали» срочно уехать из Беларуси. Папа настоял, чтобы мы уехали, но сам уезжать отказался. И мы ночью с бабушкой и моим молодым человеком вынуждены были уехать.

Было страшно, я очень переживала за папу, который один остался в Минске и ночевал каждый день в разных местах…

А через неделю я увидела фотографии дома, измазанного краской… И меня накрыли шок, грусть, страх. Зачем кому-то портить наш дом? Ради чего? Что этим поступком люди хотят доказать?

Ситуация, которая происходит в Беларуси в целом, не только с моим отцом, очень страшная и грустная. Обычные люди, которые имеют свою точку зрения, не могут ей поделиться, высказать ее. Я долгое время живу за границей, но я не могу себе представить, чтобы что-то подобное происходило тут. У каждого есть право на свой голос, и этот голос должен быть услышан! А подвергать насилию беззащитных людей за их мнение, за их позицию — это удел слабых. Но я сохраняю оптимизм и верю в будущее новой Беларуси.

-20%
-50%
-75%
-69%
-30%
-20%
-33%
-5%
-50%
-20%
0071356