• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Дарья Клюйко /

Вот уже скоро 15 лет, как из-под пера Анны Политковской не выходит ни одной заметки или репортажа. Ее не смогли запугать, сломать, но убить — смогли. Она навсегда останется в истории как обладательница множества профессиональных наград, автор нескольких книг-бестселлеров и, прежде всего, как бесстрашная женщина, готовая в поисках правды рисковать собственной жизнью.

Ее имя по-прежнему остается одним из самых ярких в мире журналистики, а ее личность — примером для подражания других корреспондентов, репортеров и фотографов, правдиво освещающих происходящие события. Сегодня, в день рождения Анны Политковской, вспоминаем ее биографию.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Оля (@olya_lvena) 23 Мар 2020 в 2:58 PDT

Анна Мазепа (девичья фамилия журналистки) появилась на свет 30 августа 1958 года в США, в Нью-Йорке. Папа малышки, Степан Федорович Мазепа, был сотрудником дипмиссии Украинской ССР при Организации Объединенных Наций.

Но школу Анна оканчивала уже в Москве. Общительная, прирожденный гуманитарий, она ни секунды не сомневалась в выборе будущей профессии и поступила на факультет журналистики Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Работала в «Известиях», «Воздушном транспорте», «Мегаполис Экспрессе». Так прошли первые 10 лет ее карьеры. В 1994-м Анну (уже Политковскую, во время учебы в вузе она вышла замуж за коллегу по профессии Александра Политковского) приглашают на работу в «Общую газету» на должность редактора отдела чрезвычайных происшествий. А через несколько лет она начинает сотрудничать с «Новой газетой» в качестве обозревателя и специального корреспондента.

В Чечне идут боевые действия, и, выполняя редакционное задание, Анна неоднократно выезжает туда, оказываясь в самом центре горячих событий. Результатом поездок становится серия репортажей, за которую ей присуждают премию «Золотое перо России» в 2000-м году. Также Политковская пишет свою первую книгу о событиях в Чечне: «Путешествие в ад. Чеченский дневник» (2000). Ее продолжениями станут «Вторая чеченская» (2002), «Чечня: позор России» (2002). Все они были переведены на несколько иностранных языков и стали бестселлерами не только на родине, но и за рубежом.

— Геноцид чеченцев нынешнего периода очевиден. И проводится он силами части военных и самих чеченцев. Я много раз сама для себя пыталась объяснять многие факты, которым была свидетелем, как досадный случай или глупость исполнителя, но всякий раз терпела поражение: по отношению к чеченцам в России все-таки действует система по их истреблению. Ничем другим происходящее просто невозможно объяснить. Увы.

Анна Политковская неоднократно сталкивалась с тем, что ей мешали выполнять профессиональные обязанности. В феврале 2001-го ее высылают из чеченского поселка Хоттуни за пребывание без аккредитации в зоне проведения антитеррористической операции.

Однако, по мнению самой Политковской, дело было в том, что она обнаружила факты о похищениях людей и вымогательствах. И, что самое страшное, обнаружила фильтрационный лагерь для чеченцев в расположении одного из полков, где практиковались пытки. Тогда военные опровергли все обвинения. Но после того как осенью того же года в своей публикации «Люди исчезающие» Анна обвинила сотрудников милиции в убийствах мирных жителей Чечни, делу наконец дали ход — и в итоге одного из «героев» публикации осудили на 11 лет.

— Люди звонят в редакцию, люди пишут письма и очень часто спрашивают одно и то же: «А зачем вы все это пишете? Зачем нас пугаете? Зачем это нам?». Уверена, так надо. По одной простой причине: мы — современники этой войны, и все равно нам отвечать за нее… И тогда не отговоришься классическим советским: мол, не был, не состоял, не участвовал… Так знайте же. И вы будете свободны от цинизма. И от расизма, в вязкий омут которого все более скатывается наше общество. И от скоропалительных и страшных личных решений — о том, кто есть кто на Кавказе и есть ли там сегодня вообще герои…

В профессиональном сообществе не в восторге от работ Политковской был, наверное, только ее супруг. Популярный во времена перестройки Александр Политковский растерял свою востребованность в 90-е. Тогда как карьера жены шла вверх.

— Это уже не журналистика, а какое-то писательство, — так отзывался он о ее материалах и расследованиях.

Помимо военной тематики, Анна много писала о существующей в России власти и критиковала ее. В ее книгах Putin's Russia («Путинская Россия») и «Россия без Путина», опубликованных в Великобритании, до сих пор действующему главе государства досталось немало.

— За что я невзлюбила Путина? Вот за это и невзлюбила. За простоту, которая хуже воровства. За цинизм. За расизм. За бесконечную войну. За ложь. За газ в «Норд-Осте». За трупы невинно убиенных, сопровождающие весь его первый срок. Трупы, которых могло и не быть.

Помимо журналистики Политковская активно занималась и правозащитной деятельностью. Она расследовала эпизоды коррупции в Министерстве обороны.

— Не надо иметь соответствующего образования, опыта, знаний — востребовано лишь кумовство. И если уж тебя протолкнули на должность, ты обязан делиться тем, что плывет в руки. Обеденными столами, постелями, одеялами…

Помогала она также солдатским матерям, которые отстаивали свои права в судах. Политковская стала одной из участниц событий октября 2002-го, когда террористы захватили актеров и зрителей мюзикла «Норд-Ост». Анна участвовала в переговорах и носила заложникам воду.

Она также должна была приехать в Беслан, когда в 2004-м году в местной школе взяли в заложников множество детей. Но во время полета она выпивает чай и оказывается в больнице с тяжелейшим отравлением «неизвестными токсинами». Это была очень странная ситуация, многие детали которой до сих пор остаются невыясненными. Все анализы, взятые у журналистки сразу после госпитализации, таинственным образом пропадают. А здоровье Анны серьезным образом подорвано: у нее серьезно повреждены печень, почки, эндокринная система. Последствия отравления будут мучить ее до конца жизни. Сама Политковская обвинит во всем ФСБ:

— Меня просто устранили из поля, чтобы не дать осуществить мой план урегулирования ситуации.

Наступает 2006-й. Анна Политковская как никогда активно работает над новыми расследованиями. В следующем году — парламентские выборы, на результаты которых ее публикации могут косвенно или прямо повлиять. Ее последняя статья в «Новой газете» называлась «Карательный сговор», где она рассказывала о чеченских отрядах, воюющих на стороне федералов, а также проанонсировала свою следующую публикацию о пытках в Чечне. Но она так и не вышла в свет: 7 октября Политковскую застрелили в подъезде собственного дома. Это не было разбойным нападением: три выстрела плюс один контрольный — в голову. Главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов рассказал, что именно в этот день Анна должна была передать в редакцию все материалы по своему последнему расследованию, но не успела. Текст и фото из квартиры журналистки исчезли.

Реакция властей на убийство последовала незамедлительно:

— Это убийство само по себе наносит действующей власти и в России, и в Чеченской Республике, которой она занималась профессионально в последнее время, гораздо больший урон и ущерб, чем ее публикации, — заявил президент России Владимир Путин.

— Хочу подчеркнуть, что несмотря на то, что материалы Политковской о Чечне не всегда носили объективный характер, мне искренне и по-человечески жаль журналистку. Посягать на жизнь журналиста — это значит препятствовать свободе слова, что в демократическом обществе недопустимо. Случившееся — серьезный повод задуматься и сделать выводы, — высказался председатель правительства Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

Убийцу отыщут очень быстро, как и заказчика — известного чеченского криминального авторитета и бизнесмена Лом-Али Гайтукаева. Им присудят пожизненное заключение. В тюрьму также попадут наводчики и пособники. Однако это, конечно, не вернет к жизни талантливого человека, которому никогда не было все равно.

— Всю отмеренную дорогу каждый из нас бегает от суетного по направлению к настоящей жизни. Вон она — там, кажется, за поворотом. Ах, нет, опять не повезло, и то был мираж. И ты сознаешь: копайся внутри, обретешь… Но суета есть суета, и опять — бегом по кругу, за новыми, более острыми, ощущениями, впечатлениями. И снова — поражение.

-10%
-40%
-50%
-16%
-30%
0071356