Александра Савинич / Фото: Сергей Гапон /

16-летняя Диана была спокойным ребенком. Но в 13 лет у девушки начался, как она сама говорит, «острый период». Тогда же ее класс начал делиться на группки: «хулиганы» и «отличники». О том, что значит быть «трудным подростком» и можно ли выйти из «плохой компании», читайте в этом материале.

Фото: Сергей Гапон

«Единственная не выпивала и не курила, но меня там полюбили»

— Я попала не в лучшую компанию, — вспоминает Диана. — Тогда казалось, что могу все: прийти в час ночи, не ночевать дома и дружить с кем угодно. Поначалу компания мне не нравилась, но постепенно появляются душевные связи. Я была белой вороной — единственная не выпивала и не курила, но меня там полюбили.

Из спокойной девушки Диана превратилась, как она сама рассказывает, в агрессивную: изменился стиль в одежде, язык общения с родителями и учителями. Школьница бросала всем вызов.

— Это был настоящий день сурка: утром школа, потом домашние задания дома, а вечером мы шли гулять с ребятами. И гуляли где хотели и сколько хотели — могли даже до 23.00.

Иногда убегали от милиции — мне же было 13 лет. А ребята были постарше, примерно как я сейчас, им было по 16. Постоянно сидели на каких-то лавочках, дым сигарет, колонка с музыкой. В какой-то момент это надоело, я захотела уйти. Но в одной книге встретила фразу: «В каждом есть что-то хорошее». И решила найти в этих ребятах хорошее.

Фото: Сергей Гапон

«Только от компании отвязалась, какие еще наркотики?»

Родители Дианы не знали о друзьях дочери. Они думали, что все это время девушка проводит на тренировках. На самом деле школьница вместо 6 часов на стадионе проводила всего 2 или 3.

— Знаю, с моей стороны это было некрасиво, ведь я пользовалась доверием мамы. Сейчас мне стыдно за это, — смущаясь, признается Диана. — Постепенно я стала терять силу и власть в компании, которая у меня была. Например, раньше при мне не курили и извинялись за маты. А еще начали «играть гормоны» — ребята стали приставать. Не было ничего серьезного, просто пробовали поцеловать, но мне ужасно не нравилось.

В тот период я случайно наткнулась на другую фразу, которая меня зацепила: «Зачем искать в минусах плюсы?»

После ухода из компании девушка чувствовала себя разбитой, будто в депрессии. В этот момент друг Кирилл рассказал ей об организации «Матери против наркотиков» и позвал на мастер-класс.

Фото: Сергей Гапон

— Первая мысль была: «Только от компании отвязалась, какие еще наркотики?», — уже со смехом вспоминает девушка. — Мы поболтали с Кириллом, он мне все рассказал, но я никуда не пошла. Через время он снова позвал, я долго думала, но уже согласилась — все равно заняться было нечем.

Шла с большой опаской, потому что ничего не понимала: какие-то матери, какие-то наркотики и еще мастер-классы — мне все это неинтересно, думала я тогда. А когда пришла, все оказалось наоборот. Девочки встретили меня с теплотой: обнимались, пытались познакомиться. Мне предложили чай и печеньки — это было приятно.

Диана была уверена, что сходит один раз и больше не вернется, но не тут-то было — осталась на 4 года. Она стала ходить на мастер-классы по декупажу и другим техникам. Ее работы стали отправлять на выставки.

— Кроме мастер-классов у нас были задушевные разговоры и лекции о женственности и принятии себя. Для меня это была одна из самых интересных тем. Если бы вы встретили меня 4 года назад, вряд ли бы узнали. Да и я вряд ли бы стала той, кем являюсь сейчас.

Фото: Сергей Гапон

— Останься я в той компании, рано или поздно я бы начала курить и выпивать. У нас даже не один раз были споры на этот счет, мне так и говорили: «Не будь белой вороной», — вспоминает Диана. — Сегодня я по-настоящему чувствую себя комфортно. У меня пропали страх и тревога, я достигла умиротворения.

Но с темой алкоголизма Диана знакома с детства — ее папа пил все время, сколько его помнит девушка. Раньше у них были напряженные отношения, сейчас лучше: возможно, потому, что они живут раздельно.

— В детстве мне очень хотелось внимания от папы: волейбол, футбол, сходить в кафе. Я злилась, обижалась. Думаю, подростки в принципе начинают агрессивно себя вести и идут на конфликт, чтобы привлечь внимание, — считает Диана. — Им не хватает обратной связи от родителей или они хотят заглушить боль от непонимания.

Почти каждый парень из той компании рассказывал мне, что начал курить из-за плохих отношений с родителями. Они мне так и говорили: «Сигареты заглушают боль». Некоторым это сложно понять, но так оно и есть. Я рада, что в моей жизни вместо той компании появилась другая.

Материал подготовлен для UNDP in Belarus. Инициатива реализована в рамках проекта БЕЛМЕД при финансовой поддержке European Union in Belarus и в партнерстве с Министерством здравоохранения Республики Беларусь.

-10%
-40%
-20%
-50%
-30%
-10%
-5%