• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Валерий и Анна Болт (а также той-терьеры Болтик и Волька) — очень необычная семья. Режим жизни, который они сами называют так: «полгода кочуем, потом зимуем», позволяет им все время идти вперед и открывать для себя мир. Но в этот раз из-за пандемии коронавируса ребята надолго застряли в одной точке — и это им совсем не нравится.

— Мы: Аня (гражданка России) и Валера (гражданин Беларуси) состоим в официальном браке, живем в Беларуси, — так они обратились к своим подписчикам. — В конце прошлого года уехали на велосипедах в Узбекистан. Должны были здесь переждать холода и отправиться дальше путешествовать. Но из-за пандемии «ковид» границы закрылись, а мы оказались в ловушке.

Посольства России и Беларуси предлагают нам вариант только с разъединением семьи. Чтобы посольство РБ Валеру эвакуировало в Беларусь, а меня как гражданку РФ оставили на карантине в России.

При этом посольства сообщают, что разъединять семьи они не имеют права, но как отработать конкретно нашу ситуацию — не понимают. Итого: 2,5 месяца наших усилий, а воз и ныне там, мы не сдвинулись с места.

Пара подчеркнула, что эвакуироваться раньше они не могли еще и потому, что им не разрешали взять с собой собак:

— Изначально нам сообщили, что с собаками на борт не принимают, по сути, предлагали их бросить.

Но пару недель назад с нами связался атташе консульства РФ в Узбекистане и сообщил, что нас грубо дезинформировали, пассажиры эвакуируются с животными и с багажом. Препятствий для этого нет. Но, тем не менее, посольства РФ и РБ не берутся организовать нам дорогу до дома полным составом. И эта круговерть бесконечных разговоров ни к чему не приводит.

Мы до сих пор сидим закрытые в Бухаре, температура воздуха прогрелась до +50ºС, карантин в стране продолжается. Когда откроются границы, посольства ответ не дают, не знают сами.

Мы не просим денег, мы хотим вернуться полным составом к себе домой, в Минск.

Когда мы брали интервью у ребят, выходила история об уравнении, которое не имеет решения.

Но всего за сутки ситуация поменялась: и сегодня можно с уверенностью сказать, что история эта о силе социальных сетей и общественного влияния, которое за несколько часов может сделать то, что не получалось за месяцы.

Но сначала предыстория — в случае с Аней и Валерой она того стоит: о них даже фильм собираются снять.

Как Аня и Валера встретились на сотый день путешествия и поехали вместе

Ребята начали движение к новой жизни (как оказалось — друг к другу) три года назад. Аня вместе с любимой таксой Капой выехала на велосипеде из Набережных Челнов в Магадан — там живет ее мама. Валера выехал из Постав… в Малайзию.

На сотый день путешествия они встретились на дороге — и оба не доехали до пунктов назначения, потому что решили: дальше по жизни они поедут вместе.

— Идея все поменять и предпринять такое путешествие зрела у меня давно, — делится Аня. — У меня была, что называется, успешная жизнь. С хорошей зарплатой, с работой в крупном рекламном агентстве. Но чем выше я поднималась по этой лестнице, тем очевиднее становилось, что это не моя дорожка. Приходя домой, я не чувствовала себя счастливой.

Пришлось честно ответить себе на вопросы: а что я на самом деле люблю? Стало ясно, что по-настоящему я люблю свою таксу Капу, путешествия и велосипед.

Так и появилась формула: надо сесть на велосипед, взять с собой Капу и уехать. На тот момент я уже работала удаленно, поэтому с этим проблем не возникло. Другое дело, что у Капы, больной раком, по мнению врачей оставалось всего несколько месяцев. Но я подумала, что рядом со мной, на природе, она проживет их более счастливо, чем в стенах квартиры. И я угадала: в пути Капе стало настолько лучше, что она прожила со мной еще два года.

Девушка вспоминает, что в начале пути было много тревог. Дальнобойщик, который материл ее из открытого окошка и «щемил» с трассы, угрозы в социальных сетях от неадекватных людей, которые следили за ее путешествием, ночевки в лесу — Капа оказалась той еще защитницей.

Когда пара Аня + Капа превратилась в трио, с любыми трудностями стало справляться проще. Даже со встречей с волками:

— Во время путешествия по Таджикистану я повредила сухожилие и не могла нести груз. Поэтому мы купили помощника-ослика: для него наши рюкзаки были легкой поклажей и он нас здорово выручил.

Но оказалось, что запах ослика очень манкий для волков: как пояснили местные, ослик — это такой волчий десерт. И во время ночевки в лесу двое волков пришли к палатке. Мы с Валерой проснулись и начали звенеть котелками: нас предупреждали, что волки боятся лязганья металла. Хищники ушли, но успели нанести ослику несколько ран. Мы довели его до ближайшей деревни, нашли ветеринара и вылечили. А в конце пути отдали в добрые руки.

Если вам кажется, что история эта очень кинематографична, вы не одиноки:

— Когда мы закончили первое наше путешествие и приехали на зимовку в Беларусь, я написала книгу о нас, — рассказывает Аня. — Через некоторое время на связь вышла московская кинокомпания и купила права на ее экранизацию. Сейчас из-за пандемии съемки приостановлены, но мы, конечно, очень ждем этого фильма — будет настоящая художественная лента, которую покажут в кинотеатрах. (Улыбается.)

Как мы живем теперь? Определяем интересный для нас маршрут, берем с собой собак, садимся на велосипеды — и отправляемся в путь. А если наступают холода или мы сильно устаем, делаем привал, снимаем квартиру.

У нас свое небольшое дело: мы шьем на заказ слинги-переноски для собак. Работа позволяет нам в любом месте закупить материалы, швейную машинку (за последние два года мы их купили четыре), отшить заказы, отправить их клиентам — и обеспечить себя необходимым. Это наш основной источник дохода, и до пандемии дела шли совсем неплохо.

Конечно, речь не идет о больших деньгах, но мы в них раньше и не нуждались (теперь ребятам нужно заплатить за перелет в общей сумме около 1200 долларов. — Прим. ред.).

Я, отказываясь от работы в агентстве, понимала, что уровень комфорта в моей жизни сильно снизится. Но я буду свободной — и это важнее.

Валера смотрит на жизнь так же. У него тоже был выбор — работа или путешествия. И он, как и я, выбрал второе.

Поездки на велосипеде нравятся нам из-за нашей обоюдной любви к свободе. В пути ты видишь каждый сантиметр дороги и заглядываешь в каждый кишлак — происходит полное погружение в культуру страны и ментальность ее жителей. За эти три года мы встретили множество интересных, самобытных и гостеприимных людей, которые нас просто очаровали.

И все это время наших героев сопровождают собаки. Сначала та самая Капа, с которой все начиналось, а потом Болтик и Волька, оставить которых в Узбекистане было совершенно невозможно:

— Когда Капушке стало совсем плохо, я сказала Валере, что мне нужен кто-то, кто поможет заполнить пустоту, когда ее не станет. Так в нашей жизни и появился Болтик. А потом и компания для него — девочка Волька. У нас не было цели завести таких малышей, но с ними путешествовать проще всего. Болтик и Волька отлично переносят дорогу, любят знакомиться с местной живностью и путешествовать в сумках и прицепе. При внешней хрупкости они очень выносливы: Болтик прошел по Ликийской тропе не на руках, а собственными лапами. И это больше 500 км. Эти маленькие собаки для нас большие друзья.

Анна признается, что даже ситуация, в которую они попали сейчас, не отбила охоту путешествовать. И просит не делать ее в статье жертвой:

— Здесь в Бухаре гораздо меньше возможностей, чем в Минске, да и отношение к животным очень своеобразное. Женщина — как мне пояснили, религиозный фанатик — пыталась забросать собак камнями, потому что это «нечистые животные». Впрочем, как говорят сами узбеки: «На руке пять пальцев. Рука одна, а все пальцы — разные». Это они про самих себя: национальность одна, а все люди — разные.

И все-таки я пресытилась Азией и очень хочу домой. В цивилизацию, от которой когда-то бежала.

Костяк наших подписчиков, который сформировался давно, любит нас и предлагает материальную помощь. Но я против: мы два здоровых лба, которые сделали осознанный выбор и должны сами справляться с его последствиями.

Нам нужны не деньги, а возвращение домой. А помочь с этим может только государство.

Решили остаться с собаками в Узбекистане, но не думали, что это растянется на месяцы

Анна и Валерий говорят, что просили помощи и у посольства России, и у посольства Беларуси в Узбекистане:

— На следующий же день после того, как Узбекистан закрыл границы, мы позвонили в российское посольство. Когда они узнали, что муж белорус, сразу отказали: сказали, что могут забрать меня, а муж пусть решает вопрос с посольством своей страны.

Второй звонок мы сделали в посольство Беларуси. С нами разговаривал консул Сергей Викторович Хизов. Как только мы упомянули о собаках, он сказал, что сейчас в приоритете люди, поэтому собак не возьмут точно — их нужно оставить здесь. Этот вариант сразу отпал.

На тот момент деньги у нас были, поэтому мы решили, что лучше остаться в Узбекистане и переждать карантин.

Но карантин растянулся: заказов и доходов не стало. Нам повезло с арендодателями: они сказали — живите так, потом оплатите. Но, сами понимаете, ситуация шаткая — долго так продолжаться не может.

И мы снова начали звонить в посольства. На этот раз собак взять с собой разрешили, но прилететь всем вместе в Минск — нет. В московском аэропорту (через который сейчас идут все вывозные рейсы белорусов из Узбекистана) Валеру должны были забрать в Беларусь, а меня отправить на карантин по месту прописки — в Татарстан, где живет моя пожилая бабушка. Это 2,5 тысячи километров от Беларуси, транспортное сообщение между российскими регионами ограничено. То есть когда и как я смогу попасть в Минск, к Валере, непонятно.

На момент публикации поста и подготовки нашего интервью Аня и Валера были в полной растерянности. Но ситуация стала меняться на глазах:

— Увидев информацию о нас в Сети, с нами на связь вышла директор департамента информации и печати МИДа России Мария Захарова, — рассказывает Аня. — Мы с ней до ночи переписывались и созванивались — она вникала в нашу ситуацию. Поступило предложение транспортировать нас всей компанией в питерский регион. Там нас поместят в обсервацию — вместе с собаками. А после мы будем искать способ добраться до границы — в любом случае, сделать это будет проще, чем из Татарстана.

Аня надеется, что при поддержке Марии Захаровой серьезных проблем при прохождении границы не возникнет.

Вышло на связь с новым предложением и посольство Беларуси в Узбекистане — правда, не обошлось без нюансов.

— Пришли бумаги о том, что нам неоднократно предлагали улететь всей семьей, но мы всякий раз отказывались. Это неправда, ситуацию перевернули с ног на голову.

Да, было несколько предложений, но, во-первых, каждое из них предполагало то, о чем я говорила выше: мужа заберут в Беларусь, я останусь в России.

Во-вторых, мы физически не могли этими предложениями воспользоваться. О рейсе нам сообщали за 10 часов — при том, что мы живем в 600 км от столицы и нам нужно получить актуальные справки о состоянии здоровья животных (такие справки получают в госветстанциях и сделать их заранее нельзя — они действуют только в течение нескольких дней. — Прим. ред.). Кроме того, по всему Узбекистану стоят блокпосты. В ответ на наш вопрос, сможет ли Сергей Викторович выдать нам какие-то разрешения, чтобы мы могли их пересечь, услышали отказ.

А теперь пытаются выставить нас истериками и дураками: мол, простите, ребята, мы сделали для вас все возможное, но вы сами отказались от нашей помощи.

Сейчас происходит то же самое: прислали уведомление о том, что, возможно, в первых числах июня будет коммерческий рейс по маршруту Ташкент — Минск. Ура!

Но в бумаге написано вот что (Анна предоставила нам документ для ознакомления, и эта формулировка действительно имела место):

«Для допуска на борт потребуются справки об отсутствии коронавируса у Вас и Вашей супруги, а также принадлежащих вам животных».

Мы сразу позвонили в санэпидемстанцию и госветстанцию — конечно, тестов на коронавирус они собакам не делают. Авиакомпания, которая осуществляет рейс, тоже про такую справку слышит впервые.

Тупик. А потом нам опять скажут: мы же предлагали вам улететь, а вы отказались.

Чтобы разобраться в ситуации, мы связались с пресс-секретарем МИДа Беларуси Анатолием Глазом

— Анатолий, по какой причине Валерию и Анне изначально отказали в эвакуации вместе с собаками?

— Загранучреждения у нас занимаются эвакуацией людей, а не животных. Если эвакуационный рейс был переполнен, логично, что он не возьмет на борт собаку.

(Собаки весовой категории той-терьера летят в специальных переносках и размещаются под креслом впереди сидящего пассажира, узбекская авиакомпания допускает до двух питомцев в салоне самолета на один рейс. — Прим. ред.)

— Герои публикации говорят о том, что им не предлагали вариантов без разъединения семьи. Так ли это?

— Им предлагалась эвакуация при поддержке российских коллег в апреле чартерным рейсом компании «Аэрофлот». А также эвакуация в мае — чартерным рейсом уральских авиалиний. Ни о каком разъединении речи не идет: другое дело, что в московском аэропорту гражданина Беларуси в Россию не впустят. Но это уже не наша вина.

МИДом принимаются и будут приниматься все меры по возвращению граждан. Посольство Узбекистана находится с Анной и Валерием в постоянном контакте — в частности, им звонили сегодня. Посольством достигнута договоренность взять их на борт коммерческого чартерного рейса, который вылетает в Минск в начале июня. В порядке исключения.

— Может быть, прояснился вопрос, как они могут получить справку об отсутствии коронавируса у собак?

— Организатор рейса требует справку об отсутствии коронавируса у людей, а по собакам — ветеринарный сертификат (он у героев есть. — Прим. ред.).

— Но в документе, который прислало посольство, другая формулировка: «справка об отсутствии коронавируса у принадлежащих вам животных».

— Вероятно, была допущена ошибка.

Мы снова созвонились с Аней и Валерой, чтобы узнать, какое решение они приняли

— Нам действительно звонил Сергей Викторович, — улыбается Аня. — Кажется, несмотря на наше прошлое напряженное общение, он стал готов к диалогу. И даже помогает нам с оформлением документов.

С кем мы полетим, пока не знаем. Конечно, хотим в Минск, но Беларусь пока не подтвердила, что рейс гарантированно состоится. В эти же даты рейс в Санкт-Петербург. Если мы вовремя получим информацию по рейсу в Беларусь, конечно, полетим в Минск. Если нет — в Питер. Мы боимся упустить и этот шанс.

-30%
-5%
-20%
-50%
-50%
-12%
-15%
0071926