Юлия Макаревич / Фото из источников, указанных в материале /

Сегодня под словосочетанием «жертва моды» мы подразумеваем человека, который без разбора следует всем современным тенденциям, тратит неимоверные суммы денег на обновки и готов с вечера занимать очередь у магазина, чтобы первым купить новенький айфон.

А некоторое время назад все было намного прагматичнее: fashion-потерпевшим имел право называться тот, кто приобрел серьезные увечья или вовсе лишился жизни. О самых популярных видах смертельного увлечения модой наш новый материал.

Обувь, которая калечит

В XIX веке нормой считалось шить прямые туфли, конструкция которых совершенно не учитывала зеркальную симметричность стоп.

Фото: pinterest.com

То, что левая и правая туфельки были одинаковыми, экономило сапожникам время — им требовалась лишь одна мерка, чтобы изготовить пару, но она деформировала стопы.

Стремясь соответствовать идеалу красоты, который требовал изящности и миниатюрности женской ножки, некоторые утягивали пальцы ног повязками — почти что корсетами для ног. Все это сказывалось на походке, а соответственно, и на позвоночнике.

Справедливости ради отметим: и сегодня обувь несет определенную опасность жизни модниц. В 1999 году в результате перелома черепной коробки скончалась воспитательница из Японии, которая несколькими часами ранее упала с туфель на высокой пробковой подошве.

Зараженные юбки

Мода на юбки со шлейфом в 19 веке способствовала развитию инфекционных заболеваний. Женщины подметали ими улицы и приносили в дом разного рода бактерии. В это время тротуары были покрыты экскрементами собак и лошадей, плевками, мокротой и прочей гадостью.

Медики были категорически против юбок, «от которых разит навозом, уриной и патогенными микробами». В качестве рекомендации они призывали женщин выбирать юбки покороче. Однако моралисты были категорически против: короткие юбки приличная девушка носить не станет.

Юбки с микробным шлейфом. Журнал Puck 1900

В 1900 году американский юмористический журнал Puck опубликовал рисунок, где горничная чистит шлейф своей хозяйки, вернувшейся с променада. Она брезгливо отворачивается от шлейфа, ведь чистить его совсем небезопасно. В воздух поднимаются густые облака инфекционной пыли, усеянные подписями: «бактерии, микробы», «тифозная лихорадка», «чахотка» и «инфлюэнца». Сама Смерть нависает над прислугой и детьми.

Ядовитые технологии

В конце 19 века каждый уважающий себя модник был обязан иметь несколько шляп. Их количество и модель заботили фэшиониста того времени больше, нежели процесс их изготовления. Для того чтобы сделать шляпу, сперва необходимо было жесткую низкосортную кроличью или заячью шерсть превратить в податливый фетр. В этом могла помочь ртуть. Уже тогда знали, что использовать ее вредно для здоровья, но это было экономически выгодно.

В отличие от проходящих шляпных тенденций, ртуть устойчива. Попав один раз в организм шляпника, материал или в почву, ртуть оставалась там навсегда. Дошедшие до наших дней головные уборы из пухового фетра все еще представляют угрозу здоровью.

В дерматологическом музее при больнице Сен-Луи в Париже вниманию посетителей представлены натуралистичные восковые слепки кожных заболеваний. Так, слепок № 1096 показывает как выглядела кисть двадцатипятилетнего шляпника с профессиональным заболеванием 19 века — «изменение ногтей, вызванное раствором ртути в азотной кислоте».

Слепок 1096: Профессиональный дерматоз. 1885 год, Париж

Кроме того, ртуть влияла и на психику.

Фото: pinterest.com

Образ Безумного шляпника из сказки Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес» совсем не случаен. В медицинской литературе этот недуг назывался «ртутный эретизм», что проявлялось в следующих симптомах: «Больного легко расстроить и смутить, он теряет радость жизни и живет в постоянном страхе потерять работу. В присутствии посторонних он теряет самообладание».

Ядовитые пигменты

В конце 18 века в Европе в моду вошел зеленый цвет, однако сделать идеальный зеленый краситель было довольно сложно: оттенок каждый раз получался разным. В 1770 году немецко-шведский ученый Карл Вильгельм Шееле добился красивейшего благородного зеленого цвета, смешав в растворе медного купороса калий и белый мышьяк. Позже за свой удивительный цвет полученный краситель стал называться «Парижский зеленый» и являлся своего рода символом богатства и роскоши.

Платье из коллекции Гленнис Мерфи, окрашенное мышьяковым зеленым. Около 1860−1865 годов

«Парижский зеленый» стали использовать буквально везде: для покраски одежды, украшения блюд, рисунков на детских игрушках. Особо богатые люди даже красили им стены. Правда, потом их начинали мучить частые головные боли, тошнота, головокружение, а кожу покрывали язвы и струпья. Причиной всему — ядовитый краситель, к которому современный человек и близко не подойдет.

Хромолитография, демонстрирующая воздействие мышьяка на руки работников мастерских по изготовлению искусственных цветов. 1859 год

Столетием позже, когда люди осознали весь вред мышьяка, были взяты пробы с диадем, украшенных живыми цветами, вымоченными в растворе мышьяка. Парижские модницы очень любили надевать такие украшения во время выходов в свет. Оказалось, что одна диадема содержит количество яда, способное убить 20 человек.

Мышьяковые венки от модного дома Тильман. Иллюстрация из журнала Les modes parisiennes. 1863 год

И если вы думаете, что история с ядами — тема давно минувших дней, то к большому сожалению, вы ошибаетесь. Еще в первой половине 20 века люди теряли зрение и даже жизнь из-за окрашивания волос и ресниц. Некоторые из опасных компонентов до сих пор используются при изготовлении красок для волос.

Фотографии миссис Браун, сделанные до и после несчастного случая: ее ослепила краска для ресниц и бровей. 1933 год

Законодательство того времени не могло запретить использование вредного красильного вещества, так как его производитель не давал никаких ложных обещаний по лечебному действию. Из-за этого «едко щелочное средство для красоты» стояло на витринах США вплоть до 1936 года.

Опасный крой

Одна из самых известных модных смертей постигла американскую танцовщицу Айседору Дункан. В 1927 году она села на пассажирское сиденье спортивного автомобиля, изящно перекинув длинный шелковый шарф со свойственной ей театральностью, и воскликнула: «Прощайте, друзья, я отправляюсь к славе!». Машина тронулась, свободный конец шарфа запутался в колесе, через мгновение Айседора была мертва.

Обложка журнала Vogue с закручивающимся шарфом, опубликованная через шесть месяцев после смерти Айседоры Дункан. Жорж Лепап, 1928 год

Но это был далеко не первый и не единственный случай, когда предмет гардероба способствовал нанесению увечий или влек за собой смерть.

Один из ярких примеров опасной моды — «хромая юбка». В медицинских статьях 19 века шла речь о вреде от ношения тесных корсетов и узкой обуви, а вот советов, как беречь ноги, никто не давал. Поэтому тренд на юбки, которые из-за своего кроя вынуждали владелицу семенить, пришелся дамам по вкусу.

Предтечей такой моды стала госпожа Берг, которая была первой женщиной — пассажиром аэроплана. Она провела в воздухе чуть более двух минут и в целях безопасности перевязала подол своей юбки бечевкой. Ее хромающая походка после приземления по легенде вдохновила парижского модельера на создание новой мучительницы женщин — «хромой юбки».

Миссис Эдит О. Берг летит на аэроплане как первая женщина-пассажир. Сентябрь, 1908 год

Пик популярности таких юбок пришелся на 1910−1914 годы, именно тогда и зафиксированы трагические случаи их ношения. В сентябре 1910 г. на ипподроме Шантильи недалеко от Парижа нестреноженная лошадь понесла и врезалась в толпу зрителей. Все успели убежать, кроме женщины, одетой в "хромую" юбку. Она упала, волосы запутались в подкове и лошадь протащила ее за собой несколько метров. В результате женщина скончалась от множественных переломов костей черепа.

Через год восемнадцатилетняя Ида Гойетт шла через канал Эри по мосту, при очередном шаге она запнулась о юбку и, не сумев удержать равновесие, перевалилась через низкие перила. Она утонула, прежде чем подоспела подмога.

Иллюстрация Франсиско Хавьер Гозе Вечерний наряд с «хромой юбкой» Журнал Gazette du Bon Ton 1914 год

Появление общественного транспорта также подлило масло в огонь. Девушки пытались догнать заветный трамвай, падали, ломали руки и ноги. Вопрос стоял настолько остро, что производители трамваев были вынуждены выпустить новую модель для обладательниц узких юбок. В них двери находились по центру и отсутствовали ступеньки.

Женщина пытается забраться на подножку трамвайного вагона высотой 48 см на Бродвее. 1911 год.

Огнеопасные ткани

Платье из струящегося белого хлопка и пышные кринолины были настоящей мечтой всех женщин, живших в конце 18 — начале 19 века.

Пожар: ужасы кринолина и уничтожение человеческой жизни. Раскрашенная вручную литография. Лондон

Но подвох в том, что эти «принцессные» платья имели удивительную горючесть и вспыхивали пламенем буквально от одной искры. Учитывая пышность одежды той эпохи и свечное освещение, было лишь вопросом времени, когда кто-то из гостей, находящихся в тесном зале, загорится.

Особенно шокировал Европу случай, когда в 1844 году британская балерина Клара Вебстер, выступая на сцене перед огромным зрительским залом, слишком близко подошла к освещавшим сцену огням. Пламя сразу же перекинулось на платье. Спасти Клару Вебстер не удалось.

Не меньше пожаров происходило и в жилых домах. В книге М. де Пурвиля «О пожарах и средствах их предотвращения» целая глава отводится «пожиранию одежды огнем». В ней поименно перечислены знаменитые жертвы кринолинов. Один из самых трагичных случаев описан так: «Юная бунтарка, восемнадцатилетняя эрцгерцогиня Матильда, одетая в легкое платье, неспешно курила, когда в комнату зашел строгий отец. Матильда спрятала за спиной неподобающую девушке сигарету и сгорела на глазах у всей семьи».

Конечно, оглядываясь в прошлое, носить на себе всю таблицу Менделеева и подвергать себя смертельной опасности из-за кроя одежды кажется несусветной глупостью. Но единственное, что остается: надеяться, что современные тенденции не станут для наших потомков предметом для аналогичной статьи.

Материал подготовлен с использованием следующих источников:

  • «Жертвы моды. Опасная одежда прошлого и наших дней», Э.М. Дейвид
  • «Жертвы моды», Г. Эрнер
-20%
-15%
-10%
-15%
-10%
-20%
-10%
-25%
-10%
-60%
-20%
-15%