• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Полина Еремеева / Фото: Алесь Пилецкий /

— Мы с мамой редко секретничали как подружки. Большую часть жизни там просто не с кем было разговаривать: мама беспробудно пила. Я давно не была на ее могиле. Постоянно придумываю себе оправдания, — вздыхает 25-летняя Света Акимова. — Схожу.

Фото: Алесь Пилецкий

В проекте «Советы адвоката» мы публикуем истории читателей и читательниц, которые нуждаются в юридической консультации. Напоминаем, что вы также можете рассказать нам о своей проблеме и получить консультацию адвоката в режиме онлайн. Для этого максимально подробно расскажите о том, что с вами случилось, и отправьте письмо в редакцию по адресу lina@tutby.com

«Не факт, что ты моя дочь»

Света — швея, работает на частном предприятии. После 9-го класса поступила в Витебский лицей № 4 легкой промышленности. В школе девушка не хотела оставаться. Еще у нее есть образование парикмахера, но, по ее словам, «в чужих волосах копаться ей не нравится».

Родилась и выросла в Витебске. Родного отца не знала, потому что в жизни семьи он участия не принимал. Сразу после окончания лицея Света ушла в декрет. В браке с мужем Антоном уже 7 лет. Столько же их дочери Злате.

— Не знаю, как бы сложилась моя судьба без супруга. Мы с ним одно целое, — рассказывает девушка.

— Я встречалась с папой, когда мне было лет 15. Пришла к нему домой, открыла жена. У нее глаза на лоб: насколько мы с отцом похожи. Я, наверное, глупо поступила, что свалилась как снег на голову. Но у меня не было его номера телефона, только адрес.

Мы посидели в кафе, поговорили. Он сразу дал понять: «Не факт, что ты моя дочь».

Второй раз Света увидела отца, когда Злате было месяца два. Она показала ему фото внучки.

— Папа предложил провести между мной и ним анализ ДНК. Я согласилась, если он все оплатит. На этом наше общение закончилось.

Удочерил меня еще младенцем новый избранник матери. Он периодически приходил. Я помню его лицо, его маму, которая приносила сладости и игрушки. Когда мне было лет восемь, отчим повесился. Жалею, что так и не узнала, где он похоронен. Все-таки у меня его отчество.

Фото: Алесь Пилецкий

«Любила ли я маму? Я не знаю, что такое мама. Человек и человек»

Маму Светы лишили родительских прав после смерти отчима. Она много пила. Опеку над девочкой взяла бабушка.

— Я подрастала и верила, что мама поменяется. Надеялась, мне удастся вырвать ее из плохой компании. Не получилось. В 2016 году она умерла от пневмонии. У мамы несколько дней держалась температура, никакие таблетки не помогали. Ее забрали в больницу. Там она уже не ходила, — вспоминает Света. — Я ни разу не навестила маму в больнице. Все откладывала, откладывала и не успела. Наверное, не очень и хотела… Зато бабушка приговаривала: «Доченька, как так?» Хотя сама открестилась от нее, когда та забеременела мной. Мама родила в 16 лет.

Бабушка свою вину не признает, принимает все в штыки. На днях звучала фраза: «Все мои мужики были ее мужиками». В голове не укладывается! Это же не соперница, а ребенок твой! От этого и все скандалы у нас с бабушкой. Она любит повторять: «Где твои родители, которые должны были тебе квартиру оставить?» А я отвечаю: «Так где мои родители?»

Света рассказывает, что бабушка часто не пускала маму в квартиру. Она выходила в школу, видела, что та спит в подъезде. Женщина почти не работала.

— Последний раз то ли санитаркой, то ли дворником в больницу устроилась. Получила зарплату в 200 рублей, сказала, что мало, и ушла. Запила. Не знаю, лечилась ли она, кодировалась, — вспоминает девушка. —  Помню, в 2016 году бабушка договорилась положить маму в клинику. Условие — привезти пациента трезвым. Однако «клиент» с самого утра уже был навеселе.

На похоронах мамы я не плакала. Не люблю показывать слабость на людях. У меня и Злата почти никогда не плачет. В подушку могу порыдать, но это большая редкость. Жизнь закалила.

Фото: Алесь Пилецкий

«Бабушка — человек не сахар. Но спасибо, что в детский дом не сдала»

— Бабушка — человек не сахар. Но спасибо, что в детский дом не сдала. Телефон, компьютер, одежда — у меня было все, — рассказывает Света.

Она вспоминает, что личная жизнь у бабушки не сложилась. С дедушкой они разошлись, а потом его посадили.

— К ней захаживали какие-то ухажеры, устраивали застолья. Я часто «летала» из зала в коридор, если совалась не в ту комнату. Бывало, возвращалась с учебы домой, а дверь закрыта. Бабушка знает, что я на лестнице стою, но не открывает. У меня в детстве была подруга. Мы живем на третьем этаже, а ее бабушка на первом. Я могла спокойно приходить к ним, меня всегда накормят, спать уложат.

Как-то нас с бабушкой вызвали в райисполком. Я уже тогда училась в лицее. Меня спросили: «Бабушка пьет?». Ну, а я что? Я — ребенок. Сказала, как есть: «Да». Тогда ее лишили опеки. Бабушка ругалась: «Вот теперь мучайся».

Автоматически моим опекуном стал директор лицея. Ближайших родственников не нашлось. Прописали в общежитии.

Фото: Алесь Пилецкий

«Месяц живем нормально, потом скандал»

По окончании лицея и наступлении совершеннолетия Свете вручили документы о том, что за ней закреплена квартира бабушки. В 2014 году она с мужем пришла становиться на очередь на жилье как молодая семья.

— У меня был с собой пакет документов, подтверждающий, что я сирота. Но никто на это не обратил внимания. А сама я юридически не подкована, всех законов не знаю, — говорит девушка. — Позже я обратилась в «Одно окно» узнать, почему меня не поставили в «сиротскую очередь». Мне указали на дверь. Мол, после 23 лет ни на что не могу претендовать. Но я же приходила раньше! Получается, меня вернули туда, откуда уже забрали.

В сентябре Света с мужем и ребенком переехала к бабушке в трехкомнатную (одна комната проходная) квартиру около 50 кв. м.

— Я и Злата там прописаны. До этого больше года снимали жилье, но не потянули по деньгам, — объясняет она. — Антон раньше работал таксистом, сейчас — дальнобойщик. У меня доход нестабильный. Оклада нет, получаю от сделки. В среднем зарабатываю 500 рублей. Супруг примерно так же. Мы брали кредит на машину и съемное жилье. Всего по двум кредитам осталось выплатить около трех тысяч белорусских рублей.

С родителями и сестрой Антона у Светы хорошие отношения. Но они втроем ютятся в малосемейке на 18 кв. м.

Фото: Алесь Пилецкий

— Месяц мы с бабушкой живем нормально, потом скандал. Нет гарантий, что сейчас я вернусь и дверь не будет закрыта изнутри, ключ — в замке. Бабушка любит выпить. И если загуляет, то слышит весь дом. Я милицию два раза вызывала. Школьные социальные педагоги посоветовали не делать этого, иначе будет плохо ребенку. Опека заинтересуется. Сейчас, если назревает скандал, я собираюсь и ухожу на улицу.

Кажется, бабушка ненавидит всех мужчин. Это касается и Антона. Злату, говорит, любит. Правда, по имени ее почему-то не называет. Девочка, ребенок, как угодно, но не Злата. Дочка занимается гимнастикой, как и я когда-то, в школе играет на цимбалах.

От безысходности я написала в Администрацию президента. Получила ответ. Что с ним делать дальше и куда податься, не понимаю. Везде разводят руками, говорят: поезд ушел. Кроме того, после обращения в Администрацию президента к нам пришли с проверкой. Посмотреть, в каких условиях живет ребенок. Хотя мы ни на каких учетах как неблагополучная семья не стоим! — удивляется героиня материала.

Помогите разобраться, на какое жилье я имею или не имею право претендовать.

Комментарий адвоката:

Татьяна Семешко, адвокат Минской областной коллегии адвокатов, управляющий партнер адвокатского бюро «Ваш ЧАСТНЫЙ АДВОКАТ» +375 (33) 688 6636, +375 (29) 388 6636, +375 (25) 688 6636

— Гарантии со стороны государства для лиц с таким же, особым, статусом, как у Светланы, предусмотрены Законом Республики Беларусь от 21.12.2005 года № 73-З «О гарантиях по социальной защите детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее — Закон).

Само название правового акта уже вводит ряд терминов, без понимания которых разобраться в сложившейся ситуации будет непросто. Поэтому начнем с определения соответствующих понятий.

Справочно:

  • дети-сироты — лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель;
  • дети, оставшиеся без попечения родителей, — лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей вследствие лишения родителей родительских прав, отобрания их у родителей без лишения родительских прав, признания родителей недееспособными, ограниченно дееспособными, безвестно отсутствующими, объявления их умершими, нахождения родителей в розыске, в местах содержания под стражей, наличия у родителей заболевания, состояния, препятствующих выполнению родителями обязанностей по воспитанию и содержанию детей, отбывания родителями наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде ареста, ограничения свободы, лишения свободы, оставления их родителями в организациях здравоохранения, согласия родителей на усыновление (удочерение) детей при отказе родителей от детей и их раздельном проживании с детьми, а также которые обнаружены брошенными, и в других случаях отсутствия попечения родителей;
  • лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — лица в возрасте от 18 до 23 лет, имевшие к моменту достижения ими возраста 18 лет статус детей-сирот или статус детей, оставшихся без попечения родителей, либо основания для его приобретения и впоследствии не утратившие эти основания.

Всем трем категориям граждан в соответствии с ч.1 п. 1 ст.12 Закона гарантируется право на получение:

  • жилых помещений социального пользования государственного жилищного фонда;
  • льготных кредитов, одноразовых субсидий и иных форм государственной поддержки для строительства (реконструкции) или приобретения жилого помещения в соответствии с законодательством.

Кроме того, до реализации указанных прав детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, в отношении которых принято решение об эмансипации или которые вступили в брак, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предоставляются жилые помещения в общежитиях в порядке, установленном законодательством (ч.3 п. 1 ст.12 Закона).

Однако, предоставление гарантий возможно только при условии того, что вышеуказанные лица являются нуждающимися в улучшении жилищных условий по основаниям, предусмотренным законодательными актами.

Исходя из смысла п. 12 Положения о порядке учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, предоставления жилых помещений государственного жилищного фонда, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 29.11.2005 года № 565 «О некоторых мерах по регулированию жилищных отношений» (далее — Положение), заявление о принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подается указанными лицами в местный исполнительный и распорядительный орган по месту первоначального приобретения статуса детей-сирот или статуса детей, оставшихся без попечения родителей, либо в местный исполнительный и распорядительный орган по месту работы, предоставленному при распределении, направлении на работу.

Из нормы, а также из сути Закона и Положения, следует, что обратиться для постановки на соответствующий учет Светлана могла вплоть до 23 лет, то есть до тех пор, пока на нее распространялся статус лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей.

На сегодняшний день данный статус она утратила. Однако, в 2014 году, то есть находясь в нужном возрасте — до 23 лет, героиня стала на учет нуждающихся. Но не как лицо из числа детей, оставшихся без попечения родителей, а на общих основаниях вместе со своим супругом — как впервые вступившие в брак и не имеющие при этом отдельной квартиры граждане.

При этом, в результате ознакомления с полученными Светланой ответами, в частности — ответом главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Администрации Президента Республики Беларусь и ответом управления жилищно-коммунального хозяйства Витебского облисполкома, очевидно, что возможность мирного разрешения возникшей спорной ситуации не утрачена.

Так, управлением жилищно-коммунального хозяйства Витебского облисполкома Светлане рекомендовано обратиться в службу «Одно окно» Витебского горисполкома с заявлением о переоформлении очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий на свое имя и включении ее в отдельный список граждан, имеющих право на внеочередное получение жилого помещения социального пользования, как лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей

Со своей стороны, я советую Светлане воспользоваться такой рекомендацией. Это возможный кратчайший путь для решения ее жилищного вопроса.

В то же время, безусловно, обращаться в службу Светлане необходимо исключительно в официальном порядке. Не как в прошлый раз, когда она подошла, просто поговорила, и ей, как она отмечает в своем рассказе, вместо ответа указали на дверь. А именно и только путем подачи письменного заявления, с тем, чтобы ее обращение было рассмотрено в установленном законом порядке. Это позволит в лучшем случае добиться поставленной цели и перейти в нужную очередь, а в худшем случае — получить письменный аргументированный отказ и уже исходя из изложенных в нем мотивов строить дальнейшую позицию Светланы и определяться с порядком ее действий по достижению желаемого результата.

-10%
-20%
-25%
-10%
-30%
-50%
-44%
-21%
-25%
-20%
0069165