/ /

Зима близко, и это очень тяжелое время для бездомных людей. Редакция TUT.BY отправилась на раздачу одежды вместе с проектом «Банановый фургон» — это социальный сервис, который собирает ненужные вещи горожан и передает их тем, кому они действительно могут помочь. Мы провели день в пункте выдачи, в общественной организации «Отклик», чтобы сделать портреты бездомных в их новой одежде и поговорить о том, как они готовятся к холодам.

Вадим, 54 года, из Молдовы

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Вадим говорит, что сейчас живет на вокзале. Он родился в Молдове, в Бендерах. После отсоединения Приднестровья решил переехать в Беларусь — не смог принять происходящее в стране. Минск выбрал, потому что учился здесь в университете.

— Работал в троллейбусном парке, все вроде бы наладилось, даже появились кое-какие сбережения в банке, но я их потерял. Потом умерла супруга, и мы с детьми уехали в Россию, там я ушел в монастырь в городе Благовещенске. Куда отправились дети — не знаю. В Беларусь вернулся по личным делам, уже второй месяц здесь. Очень хочу найти сына, его фамилия Швецов, и вернуться обратно в Молдову.

Зимы не боюсь: отношусь со смирением, буду молиться. Может, Господь мне поможет зиму пережить. Сюда пришел в поисках обуви 41−42 размера и куртки. Еще было бы здорово найти утепляющий пояс для спины. Большую часть дня провожу на улице — спина страдает в первую очередь, ну и ноги — теплые носки и обувь очень нужны.

Елена, два года жила на улице

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Пришла за курткой и джинсами. Найти нужное Елене сложно: сегодня в выборке вещей в основном маленькие модели, а она ищет куртку 52-го размера.

— Наверное, в основном молодежь сдает одежду, им важно менять вещи. А люди в возрасте донашивают вещи до последнего. Такая же ситуация в гуманитарке в Чижовке: маленьких курток полно, а вот на мой рост и объем нет.

Елена жила на улице почти два года, хотя раньше у нее было свое жилье в Минске.

—  Я развелась с мужем и воспитывала дочь одна. Потом познакомилась с мужчиной из деревни. В отношениях все складывалось хорошо, и я переехала к нему, прожила в деревне 10 лет. Квартиру переписала на дочку, она вышла замуж, родила, сейчас внук подрастает. И не думала возвращаться в Минск, мы жили душа в душу, но мой мужчина заболел и умер, а дом перешел по наследству. Сыну дом был не нужен, он его продал. Я вернулась в Минск. Квартира уже не моя, и места в ней мне не нашлось. Что делать? Пошла на улицу… Это страшно. Ночевала и в подвалах, и в подъездах, и на улице. Да, людям не нравится, что кто-то спит в их подъезде, и я их понимаю. Часто вызывают милицию, гоняют, но ладно милиционеры, они просто попросят уйти, но так жильцы могут и навредить. Однажды спала в подъезде — разбили мне голову. Специально. Спящему человеку. Я не видела, как и кто это сделал, очнулась в больнице. Зачем так поступать?

Зимой часто спускалась в подвалы. Ночью с другими бездомными включали музыку, но не потому что скучно, а чтобы крыс отогнать: одному мужику отгрызли ухо, пока он спал. Но самое неприятное зимой — негде сушить вещи. Летом, конечно, проще. Постирал, разложил на травке и ждешь. Тем, кто на улице живет, в первую очередь нужны нижнее белье, обувь и носки. Обувь рвется моментально, даже качественная, потому что ноги всегда мокрые. Конечно, можно в подъезде за батарею подсунуть, но она быстро приходит в негодность.

К холодам я готовлюсь морально, но на время нашла место, где можно пожить: пустил человек, но если он захочет — выгонит, не захочет — нет. Но, слава Богу, пока живу.

Александр, 56 лет

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Александр родился в Минске, учился в Санкт-Петербурге, работал геодезистом. Пришел за теплыми вещами: курткой и шапкой.

— 14 лет назад случился инсульт — левую сторону тела парализовало. С тех пор я бомж. Меня выгнал отец, он жив, но я ему не нужен такой. Прямо из больницы я пошел ночевать в подвал своего бывшего дома.

Помню первую зиму на улице: спал в разрушенном частном доме среди новостроек в Минске. Все остальные дома снесли, а этот почему-то нет. Он был старый, полуразрушенный, без окон, без дверей, но там прежние жильцы оставили диван. Нашел одеяло, завернулся в него и заснул. А когда утром открыл глаза, то увидел, что вся комната белая от снега. Замело даже диван и меня. Тогда я не простудился, но та зима и сейчас дает о себе знать: я переболел туберкулезом, а сейчас у меня хроническая болезнь легких, врачи говорят, что не лечится. Чуть простыну — всё.

Юлия, 33 года

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я пришла за зимней курточкой и обувью. Живу, где придется, по знакомым, по ночлежкам, чердакам. В Минск приехала давно, я из Барановичей, дома жить было невозможно, потому что брат сделал из дома притон. Каждый день пьянки-гулянки. Надоело это, я поехала за другой жизнью. Потом родила. Оказалась на улице. С ребенком жила на чердаках, мне ребята помогали деньгами, покупали вещи, еду и даже детское питание разогревали и приносили. Было такое. Теперь мама забрала попечительство над ребенком, он живет с ней в Барановичах, я езжу к нему, общаемся. Это младший сын, у меня есть еще дети.

Сейчас помогаю организации «Отклик». Убираю здесь после того, как еду раздадут.

Руслан, болеет эпилепсией

Руслан родился в Кобрине, когда он был маленьким, мать отдала его в интернат. Потом он оказался в интернате в Минске, а после его отправили в училище в Могилев. Говорит, что учился плотничать и делать бетон.

— Началась эпилепсия из-за пьянства, у меня теперь нерабочая группа. Сделали несколько операций, и память стала совсем плохая. Жил на улице одно время, не мог снимать ничего. Зимой ночевал в подъездах, чаще всего в Малиновке. Попасть в подъезд несложно, находил незапертые, а еще у меня магнитка была, ей мог открыть. Еще пускали на Ваупшасова (Дом временного пребывания), там можно найти ночлег, но все туда не попадают. У меня есть квартира, получил, потому что я один. Очень дорого стоит коммуналка, а еще отопление, будет половина пенсии туда уходить.

Родных нет, никого. Была жена, но мы развелись.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Алла, 58 лет

Алла — минчанка, училась на повара. Сюда пришла, чтобы найти юбку, платья, куртку и шапку на зиму. У нее есть сын, но вот отношения с ним не сложились: в один день женщина оказалась на улице в чем была. Говорит, что выгнал.

— Жила вместе с сыном, и он постоянно требовал деньги. Дай, дай! У меня больное сердце, есть инвалидность, сколько той пенсии? Мы сильно поругались, была неприятная ситуация, и я оказалась на улице. Но я сразу пошла в церковь, там помогли, подсказали, куда обратиться, где найти одежду и все необходимое. Снимаю комнату на улице Чижевских, она, конечно, не очень хорошая, там холодно, света нет, сплю в свитере. Но это лучше, чем на улице, правда?

С сыном помириться не могу, в нашей ситуации невозможно наладить отношения.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Анастасия Шейбак, руководитель проекта «Банановый фургон»

— Мы работаем не только с «Откликом», но и с другими организациями. Например, собирали канцелярию для «Радиславы», передавали вещи Красному Кресту, одежду, детские игрушки для многодетных семей из Минска и регионов. Теплую одежду собрать несложно. Люди очень отзывчивые, но есть проблема: часто у них нет времени привозить вещи в конкретные организации, а мы можем приехать, забрать все прямо из дома, завезти на склад, отсортировать и развезти нуждающимся в них. Но у нас сейчас нет машины.

Вот сегодня, чтобы привезти вещи со склада, нам с Валерием Еренкевичем, лидером организации «Отклик», пришлось просить знакомых помочь с грузоперевозкой. Изначально машина была: ездили на Tesla X, которую нам временно дал известный айтишный бизнесмен Юрий Мельничек. Потом на полгода мы добились поддержки сервиса аренды автомобилей, но потом она закончилась. Теперь собираем на фургон на краудфандинговой площадке.

Проекту «Банановый фургон» — год, мы стартовали на конкурсе социальных проектов Social weekend. Изначально кроме передачи одежды, мебели, техники мы планировали открыть благотворительный магазин, часть прибыли которого перечисляли бы благотворительным проектам. Но пока проект не может найти подходящее по цене и размеру помещение. В ближайшее время планируем запустить его на нашем сайте.

-20%
-10%
-10%
-20%
-75%
-50%
-50%
-30%
-10%
-20%
-18%