177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  2. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  3. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  4. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  5. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  6. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  7. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  8. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  9. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  10. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  11. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  12. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  13. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  14. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?
  15. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  16. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  17. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  18. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  19. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  20. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  21. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  22. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  23. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  24. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  25. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  26. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  27. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  28. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  29. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  30. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет


Павлина Ракицкая / Фото: из архива героини /

По субботам Евгения Семеновна Ганюк идет в сельскую библиотеку — обучать детей рукоделию. Ее конек — картины из кожи. Саму женщину никто этому не учил: не до того было. Она была самой младшей в семье: всего год исполнился Жене, когда началась война. В сорок третьем умер ее папа, и шестерых детей мама растила в одиночку в землянке. О непростой, но интересной судьбе — в новом материале проекта LADY.TUT.BY и Швейцарского Красного Креста «Третий возраст».

В 1941 году отцу Евгении было уже под 60 — в армию не призывали. Семен оставался с семьей на Витебщине. Там и случилась трагедия.

— Он был хороший портной, помогал партизанам — шил им кожухи и все что надо, — рассказывает Евгения Семеновна. — Кто-то донес, и его забрали в гестапо. Потом заступился кто-то за него, и отпустили. Но избили так сильно, что долго не прожил.

Молодая вдова осталась с шестью детьми. Три мальчика и три девочки.

— Все маленькие, самый старший был с 1930 года, — говорит женщина. — Никто не помогал, мы очень бедно жили. До 49-го года в землянке. Потом ребята наши подросли, односельчане помогли — построили домик. Маленький… Избушка на курьих ножках была.

Трудности сказывались на здоровье. Женя так сильно болела, что в школу пошла на три года позже сверстников. Начальные классы окончила в своей деревне, а в семилетку ходила семь километров пешком. Несмотря ни на что, училась хорошо.

— Потом мама сказала, что пора на свой хлеб переходить. Я очень хотела высшее образование, но как было его получить?

Я приехала в Витебск. Здесь была моя старшая сестра и тетя — к тому времени она уже вернулась из Германии. Они устроили меня в вечернюю школу. В это время я нянчила их детей — двое маленьких было у тети и двое у сестры. И решила: что я, всю жизнь буду в няньках? Мне это надоело, и я поступила в техникум.

Евгения получила профессию ветеринарного фельдшера, по распределению отправилась в Гомельскую область.

— Работала заведующей ветеринарным участком. Образованных людей было мало, поэтому меня в 21 год поставили управлять. Было два человека в подчинении: фельдшер, который окончил только курсы, и санитар. В участке у меня было два колхоза. Все без транспорта, все надо пешком. Редко на машине завезут, а так бегаешь по деревне — то один позовет, то другой. Люди меня очень уважали, — вспоминает Евгения Семеновна. — Почти два года так проработала, потом замуж вышла.

С женихом Анатолием познакомилась на танцах — как все тогда. Молодые попытались вернуться в Витебск, но обосноваться не получилось. Евгения долго не могла устроиться на работу. Ее специальность нашлась только в одной лечебнице, где сотрудников было достаточно.

— Куда ни обращалась, нигде не брали. Потом директор одного из учреждений сказал мне: не ходи и не ищи, есть негласный указ, что с сельскохозяйственным образованием в городе на работу никто не возьмет, в деревнях специалистов не хватает.

Пришлось забыть о дипломе и идти на самую простую работу.

— Я увидела объявление: в школьную столовую нужна посудомойка. Зашла и сказала, что нигде не работала и не училась, вся несчастная — возьмите на работу. Они мне поверили и взяли.

Евгения трудилась старательно и другим помогала. На переменках вместе с буфетчицей продавала булочки, считала сдачу. Однажды, когда дети разбежались на уроки, увидела незнакомого человека. Оказалось, это начальник отдела кадров треста столовых и ресторанов. Всю перемену он наблюдал за бойкой помощницей, а затем подозвал к себе и сказал: нам нужна буфетчица. «Я неграмотная», — сказала Евгения. — «Я видел, как ты работаешь», — ответили ей. График предложили три через три, а в семье было двое маленьких сыновей с разницей год и семь месяцев. Родные жили в Витебске, но на помощь рассчитывать не приходилось. Тогда супруги наняли няню, и Евгения вышла на работу.

Жильем в Витебске не обзавелись, поэтому через несколько лет решили вернуться в Гомельскую область, только уже в райцентр — Хойники. Там Евгения Семеновна заведовала ветаптекой, а затем повторилась витебская история: быструю, ответственную, исполнительную сотрудницу заметили и пригласили на другую работу, на этот раз на машиносчетную станцию — предшественницу вычислительных центров. Начинала с оператора, стала инженером-проектировщиком. Новую профессию получала на трехмесячных курсах в Минске, уже ожидая дочку. Мама приехала смотреть за старшими на это время. Евгения работала сколько могла до родов и потом — уже с тремя маленькими детьми.

После Чернобыля семья решила уехать из Гомельской области. Снова вернулись на Витебщину: сначала в Докшицкий район, потом, уже будучи пенсионерами, не побоялись еще одного переезда и перебрались в агрогородок Новка под Витебском, поближе к дочке. Там и остались, отпраздновали золотую, а затем и изумрудную свадьбу. Супруги без дела сидеть не привыкли и на пенсии стали искать его. Женщина умела вязать: в ее детстве мама держала овец и научила делать варежки и носочки из овечьей шерсти.

— Сначала я вязала, но руки стали болеть. Муж предложил новое занятие: он делает рамки, а я картины из обрезков кожи с фабрики. Выписали журнал по рукоделию, я сделала несколько картин и показала Нине Васильевне — рядом со мной живет. А она говорит: бери картины свои, пошли в клуб.

В клубе нашли помещение для инициативной группы волонтеров Белорусского Красного Креста, которую возглавила деятельная Евгения Семеновна. Собрали шесть человек, придумали название группы — «Дабрабыт». Евгения Ганюк начала вести занятия по рукоделию: сначала для пожилых женщин, а потом участницы группы стали вместе обучать детей.

— Учим в основном зимой, потому что летом разъезжаются. По большей части работаем с бисером и кожей. Раньше в клубе занимались, там оформили нашими работами стену в фойе, и теперь это вроде музея нашего.

Но все работы в музей не поместятся. Пожилые рукодельницы совершенствуют свое мастерство, организуют выставки. Их лидер любит вышивать, прясть, мастерить из сухих цветов — и никогда не скучает.

— Я занята своим делом, и все, — просто говорит Евгения Семеновна.

-20%
-20%
-50%
-20%
-11%
-50%
-17%
-25%
-50%