• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС

Моя жизнь


Полина Еремеева/ Фото: Юлия Дедкова /

«Словить» Людмилу Васильевну сложно. В свои 64 года женщина настолько активна, что даст фору не одной бизнесвумен: «Ой, я так редко бываю дома, меня на все не хватает. Давайте у дочки моей встретимся, — соглашается на беседу Людмила Васильевна. — Я как раз буду в Минске, смогу найти для вас время».

В проекте LADY.TUT.BY «Моя бабушка говорит…» мы рассказываем про женщин, истории которых заслуживают того, чтобы стать достоянием нового поколения. Если вы хотите, чтобы в следующем материале мы рассказали о вашей бабушке, напишите по адресу eremeeva.poli@gmail.com.

«Люда, тебе нужно рожать каждый год. У тебя такие красивые дети»

— Вы такая молодая и красивая, — обращается ко мне с порога Людмила Васильевна. —  Я так завидую, что у молодых столько возможностей развиваться и заявлять о себе миру!

Аринка, внучка моя, когда бабушка купила себе телефон за 500 рублей и засела играть в «Кошку», угорала со смеху. «Бабка в детство впала», — говорили родные. А мне просто кнопочного аппарата мало стало! Я есть практически во всех соцсетях. Знаю, чем живут мои одноклассники, однокурсники! — улыбается женщина. — Арина, садись вместе с нами чай пить! И четвероногую свою бери. Я всегда говорю: «Лучше родите еще одного ребенка, чем собаку заводите». В молодости мне часто говорили: «Люда, тебе нужно рожать каждый год. У тебя такие красивые дети». А внуки у меня еще краше: семь девочек и один мальчик.

Людмила Рычкова с неподдельной гордостью и вдохновением говорит о своей большой семье.

— У меня пятеро детей: три сына и две дочки. А можно я перечислю, кто кем стал в жизни? — скромно спрашивает Людмила Васильевна — Я быстренько! Сергей у нас техник-механик, Ренат — подполковник, военный врач-хирург. Со всеми семейными вопросами мы обращаемся к нему. Он у нас с детства такой рассудительный. Дальше идет Олеся — долгожданный ребенок. Я очень хотела девочку. Какое-то время просто не могла смотреть на чужих принцесс: мне хотелось самой завязывать бантики, покупать платьица. Олеська — юрист. Вовку мы называем бизнес-мальчиком. Он работать начал в 13 лет, был диджеем. Сейчас вам одну историю расскажу!

Историй, как выяснилось, у Людмилы Васильевны много.

— Поступил Вова в Международный гуманитарно-экономический институт. Не успел начать учиться, как надумал вдруг жениться! Девочку, конечно, красивую выбрал (я ее Барби называю), но холерик холериком. Я была категорически против их отношений. Он же у нас такой уравновешенный, спокойный, а тут она! И вот пришли они ко мне благословения просить, а я Ксении и выдаю: «Ты чего пристала к студенту? Если хочешь мужчину рядом, который будет приносить в семью доход, — дай ему доучиться». Сыну же сказала: «Или институт, или я тебя не знаю». Невестка была на меня очень обижена. Потом оба мне диплом о высшем образовании на хранение принесли. «Нет, — говорю, — сынок, забери — он тебе еще пригодится». Сейчас с невесткой ладим (она оказалась хорошей хозяйкой), а Вова сам на квартиру и автомобиль заработал.

«Не было бы счастья да несчастье помогло?»

— Младшая наша девочка родилась с травмой — обвитие пуповины вокруг шеи плода. У Даши умеренная умственная отсталость. Дочка живет со мной и мужем в Марьиной Горке. Даша вышла замуж, родила девочку Верочку. Как там говорят: не было бы счастья да несчастье помогло? Возможно, если бы не Даша, я бы и не вела такой активный образ жизни. Дети порой на меня ворчат: «Тебе это надо? Работа в такие годы?» Олеся мне сегодня утром «выдала»: «Не знаю, мама, то ли ты себе продлеваешь жизнь, то ли укорачиваешь». Я и сама не знаю, но меня так «прет»! — не скрывает эмоций женщина.

— Все дети уже устроились в жизни, а младшая нуждается в помощи. В государстве пока нет работы для всех, чего скрывать. Наш офис (офис Пуховичской первичной организации ОО «Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам») находится вместе с отделением дневного пребывания для детей-инвалидов. Ребята там общаются, развиваются — это все хорошо. Но когда они вырастают — они хотят зарабатывать, обеспечивать себя. Чтобы было что-то еще кроме «денег инвалида». Сейчас есть возможность помочь заработать Даше трудовую пенсию — вот отсюда и силы, наверное.

Людмила Васильевна в организации с 1998 года и уже около четырех лет является ее председателем.

— Когда наш предыдущий председатель уехал в Россию, возник вопрос, закрывать организацию или нет. Я сказала, что не могу этого допустить. Организация помогла принять инвалидность ребенка. Я долго не мирилась с этим. Не могла даже говорить о том, что у Даши что-то не так. Внешне она девочка очень хорошая, мы ее везде с собой брали, она социально адаптирована. Никогда на первый взгляд не скажешь, что у нее какие-то проблемы. Даша до сих пор не умеет читать, хотя буквы знает, — может сложить только короткие слова. Но она живет! Ходит в банк сама, получает пенсию, в городе ориентируется! Дарье 27 лет.

— Я вот зятем (муж Олеси) своим горжусь! Он у меня добрый и тещу понимает очень хорошо! А я тебя? Да или нет, зятек? — переключается Людмила Васильевна, заглядывая в соседнюю комнату. — Мы с ним больше разговариваем по душам, чем с дочерью! Ей всегда некогда, а мы с Сашей порой пожалимся друг другу — и легче станет, — улыбается женщина.

Многие обо мне крутят у виска: «Как я могла позволить человеку с инвалидностью выйти замуж и родить?!»

— Я ведь не знала, что Даша родится необычным ребенком. В наше время технологии умственных отклонений не показывали, а физических проявлений не было никаких. Потом уже, когда Даша появилась на свет, в больнице сказали, что ребенок будет отставать в развитии. Ну что я тогда понимала в этом? Будет отставать — значит, догоним, разовьем! Даша пошла в общеобразовательную школу. После первого класса она заболела воспалением легких, около трех месяцев мы провалялись в больнице. Я решила, что ребенок просто «проболел» — Даша осталась еще раз в первом классе. Однако спустя полгода никаких результатов, мягко говоря, не было. В реабилитационном центре нам дали направление-рекомендацию на интегрированное обучение в школе. Я вот помню вышла, села на скамейку, через минуту вернулась обратно в центр и говорю: «Вы знаете, меня вот эта бумажка не устраивает. У нас нет никакого прогресса, у нас ничего нет. Нам надо что-то другое». Так мы попали в Ратомскую вспомогательную школу-интернат. Даша там научилась все делать сама! Хотя до восьми лет одевали ее мы. Она привыкла, что весь мир крутится вокруг нее. Запомните, нельзя так сильно опекать детей с инвалидностью. Я сама это поздно поняла, к сожалению. Ведь такие ребята не имеют своего слова и мнения, они ждут, пока за них скажет мама! Родители для людей с умственной отсталостью не авторитет. Они берут пример с чужих людей.

— Ой, сейчас будет история. Можно? — в который раз, смущаясь, спрашивает Людмила Васильевна. — Я же когда принесла направление в Ратомку, у нас с мужем дошло дело до развода. «Все, я с тобой жить не буду. Ты отдаешь нашего ребенка непонятно куда!» — кричал супруг. Он был категорически против интерната! «Я поеду с ней, буду там жить и работать», — не унимался благоверный. Он готов уже был уволиться, чтобы только рядом с Дашей находиться. Я просила его потерпеть, подождать, — вспоминает женщина. — Знаете, с рождением внучки Верочки я вообще перестала думать, что мой ребенок инвалид! Где-то в глубине души я до сих пор этого не принимаю. Мне кажется, это неверно поставленный диагноз (улыбается). Она же развивается! Развивается вместе со своей дочкой. Даша стала абсолютно другим человеком. А какая она красавица на свадьбе была! Многие обо мне крутят у виска: как я могла позволить человеку с инвалидностью выйти замуж и родить! А я, наоборот, хотела, чтобы у Даши был ребенок и он в будущем смог о ней позаботиться. Даша просто дышит Верой! Ну жили же как-то наши прабабушки необразованными! Зато дочка все может делать по дому. У Даши эта болезнь не наследственная, а приобретенная. И я надеюсь, что Верочка будет здоровой. Девочке сейчас шесть лет и, конечно, общение с мамой сказывается: манера разговора, поведения. Но в садике Верочку хвалят, говорят, со всем справляется.

Людмила Васильевна с неподдельной искренностью и необъяснимой легкостью рассказывает о непростых страницах своей жизни. Женщина рассуждает, что свое она уже выплакала: «Чего зря воду разводить?»

«В 42 года с пятью детьми и без денег мы начинали все с нуля»

— Леся часто говорит: «Мама, ты и дома, как начальник! Остынь». А я, если делают неправильно, не могу просто.

— Вся в дедушку, — подхватывает дочь!

— Да, помню посадит отец на стул и два часа нотации читает. Думала: «Дай ты по пятой точке раз да отпусти!» Но нет!

— Вы знаете, жизнь нашей семьи поделена на два периода: до и после переезда в Беларусь, — задумчиво и с ноткой сожаления в голосе продолжает Людмила Васильевна. — В 1992 году мы прибыли сюда из Киргизии, города Токмак. Сама же я родилась в Беларуси, папа был военный: служил в Заслоново. В те времена люди чего-то большего хотели от жизни, искали. Так мои родители уехали на целинные земли в Казахстан. Там я окончила школу. У нас ведь как было: Казахстан, а через речку город Фрунзе (сейчас Бишкек). Ехать в Алматы поступать в университет было дальше, чем во Фрунзе. Так я оказалась в Киргизии. Окончила Фрунзенский политехнический институт, я инженер-механик по образованию.

— В Киргизии легко складывалась карьера, жизнь идеальна была во всех отношениях! А вот когда рухнул Советский Союз и за один день единственным языком сделали киргизский, стало тяжело. Мы могли говорить на нем в обиходе, но делопроизводство мне как руководителю теплосетей завода «Токмакстройматериалы» вести было сложно. Нас сразу всех в замы перевели, потом еще ниже. Начался настоящий национализм, чего скрывать. А как детям в школе на киргизском учиться? Конечно, быстро эту систему сломали. И если бы я знала, что все вернется на круги своя, мы бы, возможно, и не уехали.

— Так, в 42 года с пятью детьми и без денег мы начинали все с нуля. Почему без денег? Мы в августе в Киргизии продали дом, а до ноября наши сбережения превратились ни во что. Инфляция все съела.

«На 8-сантиметровых каблуках и в замшевом пальто болотного цвета я ходила корову выбирать»

— Брат с женой жили в то время в Минске в общежитии. Понятно, что всемером мы не могли долго у них гостевать. Мы усердно искали жилье, а кругом попадались одни развалюхи за 11−12 тысяч долларов. Я мужу сказала тогда так: «Дашка слабенькая — значит едем в деревню». Так мы оказались в Клетном (Пуховичский район), затем в Омельно. Муж пошел скотником, а я — продавцом. Четыре года так и проработали. Коровы, свиньи, гуси, утки — все у нас было. История.

— Мы очень долго ждали контейнер с вещами из Киргизии. В августе его отправили, а получили только в ноябре. И вот мы в чем прибыли в Беларусь, в том, по сути, и ходили. А я «покорять страну» приехала на высоких каблуках, в замшевом пальто болотного цвета, в шляпе и с накрашенными ногтями. В таком виде я пошла корову выбирать. Местные смеялись надо мной, за животы держались. Говорили: «Берите вот эту, берите вот ту». Они же думали, что я не разбираюсь. А у нас на целине хозяйство ого-го какое было. Так знаете, что получилось в итоге? Я когда из деревни уезжала, все соседи переругались, кто же мою корову купит!

«Гадиной любители спиртного меня называли часто»

— Это счастье, когда на жизненном пути попадаются хорошие люди. Нас же сначала тут не принимали. Как ни крути, но в то время в Средней Азии люди жили куда обеспеченнее, чем в Беларуси. Когда мы попали в белорусскую деревню, то подумали: «Ну просто феодальный строй». Автобусы не ходят, асфальта нет. Я мужу говорю: «Иди покупай авто, иначе я тут не останусь». Первая наша машина была ЛуАЗ с тентом таким зеленым. На ней лет шесть проездили.

— А чего не приняли вас? Завидовали?

— Мы были обеспечены: привезли с собой продуктов на полгода, мебель, технику, парники поставили. Вы знаете, я когда пошла искать по соседям, кто поможет разгрузить вещи, была удивлена. Я не видела, чтобы люди так бедно жили. Наверное, была какая-то зависть. Но когда есть маленькие дети, не думаешь, кто и что о тебе сказал! Главное — всех на ноги поставить.

— Когда Вова пошел в первый класс, мы переехали в Марьину Горку. Однако до сих пор в Омельно к друзьям гостить ездим! Рабочая история из жизни в деревушке, можно?

Мне всегда казалось, что «торгашом» нужно родиться. Это очень тяжелый труд. Плюс мне было очень сложно принять пьянство в деревне. Страшно, когда в любое время дня и ночи к тебе домой стучатся и требуют открыть магазин, продать бутылку. Я же порой даже и не заказывала эту отраву. Гадиной любители спиртного меня называли часто, да. Но, думаю, говорите как хотите, но не привезли ваш напиток, и всё! Водка есть, а «чернила» нет! В грудь били клиенты со словами: «Умру, если не похмелюсь!» А я им: «Зато умрешь трезвым».

«Было время, когда мы в электричках продавали пирожки, сладких петушков»

— О, муж родной звонит! — находит в дамской сумочке мобильный телефон Людмила Васильевна. — Вова, я тут занята: интервью даю. Давай быстрее. Все хорошо, да. Ох ты какой умный: приедешь на такси. Я хочу, чтобы меня муж встретил с цветами! Давай-давай, цветы мне и личный автомобиль!

— У нас своя машина есть, но папа не любит на ней ездить, — поясняет женщина. — Вы берите пирожки! Я говорю, а вы мой разговор закусывайте! Кстати, было время, когда мы с Олесей ходили по электричкам и продавали пирожки, сладких петушков (конфеты такие, сами делали). Этим можно и сегодня заниматься — разрешили же ремесленную деятельность, — смеется Людмила Васильевна. — Мне кажется, мы уже сумеем выжить в любых условиях, готовы ко всему.

— А как находили в себе силы идти вперед? — интересуюсь.

— Дети не давали опустить рук. Ой, вы знаете, моим спасителем была корова Красуля. Иду ее доить, наревусь в сарае — выхожу обновленным человеком. Помню, плачу, а Красуля, чтобы я мокроту не разводила, мне хвостом по лицу давала! В чувства приводила быстро!

«К детям ночью всегда вставал муж: пеленал, водичкой поил, кашки давал»

— Говорят, что внуков любят больше, чем детей. Согласны?

— Неправда! Внуков просто больше жалеешь! Знаете, я вот вам как будущей маме хочу сказать: дети не слушают, что ты им говоришь! Дети делают то, что делают родители! Поэтому прежде всего нужно начинать с воспитания самого себя. Да и я сама такая же. У меня вот до сих пор образ мамки стоит перед глазами: мама готовила, убирала, рано вставала. Так и мы с мужем всю жизнь трудились. Мне даже сложно сказать, чего я не умею. А, знаю: я не освоила велосипед! Мечтаю для начала о трехколесном! — смеется Людмила Васильевна.

— Вы умеете проигрывать? Ваше главное поражение?

— У меня всегда на весах стояли карьера-дети, дети-карьера. Перед рождением Даши меня начальником энергоцеха завода всесоюзного значения ставили, а я в очередной раз в декретный отпуск ушла. Наверное, мое поражение — в несостоявшейся карьере. Вот сейчас наверстываю (смеется). Мы как-то с мужем открывали ИП и ездили торговали по деревням. В какой-то момент стал вопрос: либо дети, либо деньги. Мы выбрали малышей и пошли на госпредприятия работать.

— Муж — мой первый помощник и поддержка во всем. К детям ночью всегда вставал он: пеленал, водичкой поил, кашки давал. Я никогда не подхватывалась. Единственное, мог младенца мне под грудь подсунуть, чтобы я его покормила. И это все несмотря на то, что супруг работал.

«Чаще всего женщины принимают любовь, а мужчины любят»

— А как понять, что это тот самый человек, с которым ты проживешь всю жизнь?

— Не в одночасье, точно! Я своего первого мужа любила до безумия и всегда считала его своим человеком. Однако после того, как он со мной поступил (опустим этот момент) … — задумалась. Но до сих пор очень горжусь, что родила двух прекрасных сыновей от любимого мужчины. Люди должны быть открытыми! Наверное, чаще всего женщины принимают любовь, а мужчины любят… Это я поняла, когда второй раз замуж вышла.

«Я три года была невидящим котенком»

— Какой должна быть хозяйка, мать, жена?

— Я своим дочкам, невесткам, подругам всегда говорю: «Девочки, надо любить себя». Я это не сразу поняла. Моя ошибка была в том, что я полностью растворилась в детях. Я жила их жизнью. Когда они создали свои семьи, у меня такая пустота поселилась внутри. Я согнулась, осунулась, ослепла. Три года была невидящим котенком. У меня сейчас оба искусственных хрусталика стоят. Это все на нервной почве. Сегодня понимаю, что мама всегда должна оставаться мамой. Нужно так: вот это моя кружка, вот это моя ложка. Мама любит кофе, мама любит вот эти конфеты, мама легла отдыхать — и тревожить ее не нужно.

— Мама, когда зрение восстановилось, начала вязать половики из мешков из-под молока! — добавляет Олеся. — Такая страсть к жизни проснулась!

— Модно, между прочим! — улыбается женщина.

«Стыдно стоять и просить дать возможность заработать, чтобы в будущем не клянчить у перехода с протянутой рукой»

— Пока у человека есть цель, человек будет жить. Утеплить одну из стен в доме — это тоже цель. И я это сделаю (улыбается). Я детям так говорю: «Пока я могу все сама — вы решайте свои вопросы. Когда маме будет 80 — тогда начнете возиться со мной». Я, например, газ не хочу. Я за печку и солнечные батареи! Солнечные батареи — это моя мечта!

Я не признаю таких слов, как «не умею», «не знаю». Невозможно не уметь того, что даже не пробовал! Знаете, что я талдычу своим невесткам? «Девочки, вы же молодые, будьте активными и веселыми! Не надо этих угрюмых лиц. Улыбайтесь! Учите свекровь жить по-современному. Заряжайте собой». А еще я не понимаю, что такое депрессия! Депрессия — это просто лень! В большинстве случаев так точно.

— Все про мою жизнь выведали? — смеется Людмила Васильевна. — Можно уже о делах организации рассказывать? Наш проект «Няня на час», где маме и папе с инвалидностью профессиональные няньки помогают справляться с их малышом, получил одобрение и поддержку у государства. Меня, конечно, власти Пуховичские не жалуют. Говорят, что развела тут деятельность! Но мы не сдаемся и надеемся на сотрудничество.

— В 2017 году мы реализовывали местную инициативу «Экология для всех» по обучению молодых людей с инвалидностью правильному обращению с отходами. Ребята полгода образовывались, а затем стали «коучить» сами. Они уже провели 15 «занятий» в 5 школах. Все в восторге от идеи! Никто даже и не думал, что это может быть так увлекательно! Ну мусор и мусор! А нет! Олеся вот знает, как я переживала, как боялась, что ничего не выйдет. Об экологии наши волонтеры рассказывают с помощью специальных карточек. Вы не представляете, какого труда им стоило показаться перед аудиторией. Но они совершили этот подвиг! Заработная плата спикеров всего 13 долларов в месяц, однако ребята так счастливы, что могут хоть сколько зарабатывать!

— Во время реализации «Экологии для всех» родилась идея создать швейную мастерскую. Я даже название придумала — «Инклюзивная скарбница». Именно этот проект я и представляла на Social Weekend. Мы решили из вторичных ресурсов делать другие функциональные вещи. Уверена, людям с инвалидностью это под силу. Но на все нужна финансовая помощь, хотя бы первоначальная. Знаете, стыдно это все. Стыдно стоять и просить дать возможность заработать, чтобы в будущем не клянчить у перехода с протянутой рукой. Я сначала думала, что мое участие в Social Weekend — это провал. Почему? Да потому что там такие уверенные и молодые ребята выступают! Все продвинутые и с такими презентациями! Загляденье просто! А я? Я просто бабуля и ее закорючки… А потом я побывала на финале и поняла, что все это огромный опыт. Да, я буду и дальше продвигать идею «Скарбницы». Возможно, даже напишу заявку на участие в 11 сезоне конкурса (улыбается).

«Свой своему поневоле друг, товарищ и брат»

— Нет, все же я счастливая женщина! — после некоторого молчания говорит Людмила Васильевна. — Я состоялась как жена, мама, бабушка, человек! Я учусь жить у детей и своих подопечных! Горжусь тем, что я мама таких порядочных людей! Одна пожилая соседка в Киргизии всегда говорила мне: «Свой своему поневоле друг, товарищ и брат». Вот и я своим детям повторяю: «Какие бы ни были у вас мужья и жены, какие бы в жизни препятствия вы ни встречали, знайте, что вы родные люди, умейте прощать».

Я хочу написать автобиографию. Решила, что буду жить активной жизнью до 70 лет. А там посмотрим, может, остановлюсь! Хотя если ноги будут носить, то вряд ли!

— Мама раньше говорила: «Вот выйду на пенсию — буду вязать и книги читать».

—  Мне некогда читать! Хорошо, что есть гугл! Быстро и доступно! А вязать? Ты видела, сколько у меня пряжи дома? Куда я по-твоему это все дену?! Придется использовать. Вот, так ничего и не поели, — обращается к нам Людмила Васильевна. — О фигуре думаете? Все верно! Я вот тоже собой заняться думаю, а то что-то «распустилась». Удачи вам, молодые и лучезарные леди. Все впереди! Главное — живите в гармонии с собой.

Нужные услуги в нужный момент
0060540