Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Моя жизнь


Любовь Касперович / фото: Анна Гринкевич,

«Наверное, главное, чему научили меня родители, — жертвовать собой ради других», — задумываясь, говорит Виталий Бабич. 17 лет назад он стал главным маяком в жизни незрячей Светланы. Просто пришел на интервью и заинтересовался ее увлеченностью музыкой. А спустя время понял, сколько света нашел в той, которая провела жизнь в темноте. История семьи Виталия и Светланы Бабичей — в материале LADY.TUT.BY.

Даже в выходные в квартире Светланы и Виталия нет покоя: только что прошел важный телеконкурс, где выступали их дети — 15-летний Богдан и 11-летняя Марианна. Об этом не дают забыть еще не спрятанные в шкаф концертный костюм и платье.

— Результаты хорошие, но по условиям конкурса мы ничего сказать не можем, — улыбаясь, говорит Светлана.

Своих детей она с детства погрузила в музыку. У самой когда-то были незаурядные музыкальные способности, но развивать их у родителей не было ни сил, ни возможностей. Поэтому теперь, став мамой, Светлана делает все возможное, чтобы у сына и дочери было гораздо больше шансов.

Марианна поет, играет на скрипке и флейте, Богдан аккомпанирует сестре и выступает как сольный исполнитель. Об их успехах лучше родителей говорят полки с десятками наград, а также увешанные сертификатами стены.

И звуки, которые начинают завораживать, когда Богдан прикасается к клавишам фортепиано, а Марианна берет в руки флейту. Под эти звуки Светлана и Виталий рассказывают о своей истории любви.

Познакомил их случай. Был 1999-й год. Виталий пришел в общежитие на интервью к Светлане, которая в тот момент была единственной незрячей студенткой Академии управления при Президенте.

— Услышал, как она поет вживую, и это меня поразило. Захотел продолжить общение, ведь у меня были авторские песни, которые я сам сочинял и играл на гитаре.

Для Светланы музыка была главным с самого детства. По-другому в ее семье быть не могло: отец играл на баяне, фортепиано, гитаре.

— Но папа умер рано, и мама растила нас одна. Сначала она преподавала шрифт Брайля в школе, потом ушла на завод. Маме все время приходилось тратить на зарабатывание денег, поэтому на нас времени оставалось мало. Как это часто бывает, за мальчиками смотрят больше, чтобы из них что-то хорошее получилось. Ну, а девочки — все сами: они ведь и так разумные. Училась я в школе-интернате для детей с нарушением зрения в России. Сначала в Санкт-Петербурге, потом в Москве. Домой ездила на поезде одна — узнавала жизнь самостоятельно. Сначала играла на баяне, но не любила его. Потом мама подарила мне пианино. Теперь на этом инструменте занимаются мои дети.

О первой встрече и впечатлениях друг о друге Виталий и Светлана вспоминают так, будто это было всего пару дней назад.

— Когда я узнала, что он играет на гитаре и пишет стихи, подумала: интересно было бы поработать вместе, чтобы не просто перепевать чужие песни, а делать свое. Как сейчас бы сказали, «креативный проект». Даже так: инклюзивный креативный проект, — улыбается Светлана. — Виталий привлек меня своим нестандартным подходом. Его музыка непредсказуемая: слушаешь — и не можешь предположить, что будет дальше.

Так у Светланы и Виталия появился творческий дуэт. Трижды в неделю они репетировали, вместе выступали и просто проводили время. Спустя несколько месяцев дуэт стал парой:

— Почему-то запомнилась дата — 13 ноября. Моя подруга послушала аудиопередачу, которую Виталик сделал обо мне для радиожурнала, и сказала: «Да он же тебе в любви признается!». Да, Виталик мне нравился, но я не подавала вида. Убеждала себя, что у нас только творческие отношения. Очень боялась их разрушить.

Первый шаг сделал Виталий. На очередной репетиции просто признался, что нашел в Светлане то, чего не встречал в других девушках все 30 лет своей жизни.

— В тот вечер, когда я предложил ей быть спутницей жизни… Даже не знаю, как это верно описать. Перед этим у меня были отношения… Но, во-первых, не было общей цели, общей любви к творчеству, во-вторых, не хватало искренности в отношениях, открытости. Все строилось на какой-то взаимной выгоде. Светлана покорила меня своей мощной энергетикой и одновременно с этим легкостью отношения к жизни.

То, что они оба — люди глубоко творческие, нисколько не мешало, говорят Светлана и Виталий. Наоборот, это их склеило и продолжает объединять до сих пор. В частности, с музыкой отмечались главные вехи их семейной жизни: первая встреча, признание в любви, свадьба, воспитание детей.

— С бывшими кавалерами на свиданиях скучала, уставала… На следующий день даже не хотелось видеться снова. А с Виталием могла общаться 24 часа в сутки. Мне было с ним хорошо и комфортно. Такое ощущение, будто тебе с появлением этого человека дали кислородную подушку.

Очень скоро пара решила пожениться. Семья Виталия восприняла эту новость в штыки.

— Мама была против. Говорила: «Она же слепая». Мол, девушка не из Минска и просто хочет здесь остаться, — вспоминать о том времени Виталию не очень приятно. — Она не знала Свету как человека. Да, у нее сработал стереотип. Но потом, когда мы поженились и я пошел жить к Светлане в общежитие, мама увидела, как меня поддерживала жена. И поняла, что это всерьез.

— Еще мама Виталика боялась, что у наших детей будет плохое зрение. Я ее понимала и не осуждала, — продолжает Светлана. — Однажды и у него самого закралось сомнение. Меня, конечно, это очень задело. Но я подумала, что если сейчас расплачусь, то получится, что давлю на жалость. Я должна была дать ему время подумать, сказала: «А вдруг мама права?».

Хотя сама очень переживала, что могу потерять его. Но Виталий пришел на следующий день и твердо сказал: «Спасибо, что ты так сделала. Я решил: мы будем вместе».

Первый год Светлана и Виталий жили, как они говорят, «для себя», полностью растворяясь в творчестве и друг друге. Вместе они основали клуб бардовской песни — позже он стал кружком для учебы игре на гитаре.

— Нас не волновало, какой мы купим ковер или что будем есть на ужин, — говорит Светлана. — Никогда не планировали, кем будут наши дети. Нам просто было хорошо вместе. Ни на какие предрассудки мы не обращали внимания.

Спустя год у супругов родился Богдан. Несмотря на плохое зрение, заботы о ребенке с самого начала были на Светлане. Очень быстро она приспособила все процессы под себя: как менять подгузники, стирать пеленки и т.д. Даже сейчас не сразу можно распознать, что у нее что-то не так со зрением: настолько хорошо Светлана ориентируется в своем личном (и не только) пространстве.

— Помню, во время беременности слушала книгу «От колыбели до школы», конспектировала. Какая глупость! (Улыбается.)

Конечно, меня пугало, что ребенок может родиться незрячим: очень не хотелось повторения моей судьбы. Но я на 100 процентов была уверена, что с ним все будет хорошо. Даже сон приснился, в котором по лесу бежит красивый здоровый мальчик. Правда, когда Богдан родился, врачи долго не могли сказать, что с его глазами. Он их будто не открывал, щурился. «Просто у вас такая патология, имейте в виду…» — намекали доктора.

Но в первый раз все обошлось. Марьяна же родилась с плохим зрением.

Для меня это было ударом, хотя внутренне я готовила себя к такой возможности. Патология, похоже, передается по женской линии… Поначалу смирилась, но потом появилась надежда, что дочка будет видеть лучше, чем я. Мы сделали операцию. Да и муж очень подбадривал, говорил: «Посмотри, какая хорошая девочка!». Он ее очень любит и балует.

Сегодня все свои силы родители отдают детям — о собственной творческой карьере они слегка позабыли. Правда, надеются, что когда-нибудь из их семьи получится отличный музыкальный ансамбль. Ради этого Виталий забросил свое писательское дело, а Светлана отказалась от возможности быть управленцем — сейчас она работает педагогом в школе для детей с нарушениями зрения. Но эти жертвы и усилия приносят свои результаты.

Второй год подряд Богдан становится стипендиатом Президентского фонда по поддержке талантливой молодежи. Вместе с сестрой он также получил поддержку фонда имени Юрия Розума. Сам Богдан говорит, что мечтает стать известным пианистом. И добавляет: «Чтобы открыть свою кинокомпанию — снимать фильмы или сериалы».

— Это потому, что раньше он хотел стать ютьюбером, — объясняет Виталий. — А я ему говорю: «Ютьюберов много, чем ты будешь выделяться?». Лучше стать известным исполнителем, заработать денег и открыть свою собственную компанию.

— Вас не настораживает, что в Беларуси профессия музыканта не очень финансово стабильна?

— В современном мире можно без проблем работать и за рубежом, — говорит Светлана. — Я вижу способности детей, и я должна их развивать. Воспитывать — это не только детей картошкой с селедкой кормить, но и питать их изнутри…

— …Поэтому самое сложное — привить детям любовь к чему-то более высокому, к поэзии, музыке, книгам — ко всему, что требует не просто пассивного потребления, а работы над собой.

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-50%
-20%
-50%
-20%
-20%
-30%
-20%