• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Моя жизнь


Тема женской груди внезапно оккупировала информационное пространство Беларуси. Волна поднялась, конечно, после сексистского высказывания Евгения Зуева, директора ООО «Сильвано Фешн», эксклюзивного дистрибьютора «Милавица», который среди прочего усомнился, что девушка с размером груди А может красиво рекламировать нижнее бельё. Основные медиа отреагировали детальными объяснениями, что не так с такой постановкой вопроса. Феминистские организации выступили с единым заявлением. Фотограф Евгений Ерчак сделал серию снимков моделей с размером груди А и B в белье белорусских дизайнеров. Следом стартовал проект #такаякакесть375, задумавший привнести в медиапространство образы настоящих женщин, с их реальными телами и историями, связанными с восприятием этих тел. Первые десять историй как раз о женской груди, чаще всего — именно о «маленькой» груди. Это истории о критике, непринятии, комплексах, принятии, об отстаивании права на любовь к своему телу, несмотря на его несоответствие неким «стандартам» и «идеалам».

Но есть и другая сторона, о которой пока говорят меньше. Миф о том, что натуральная большая грудь — это счастье, тоже важно развенчивать. Начнём с вопроса о том, кто именно считает большую грудь привлекательной. Почему женщины до сих пор вообще комплексуют из-за «недостаточно развитых» молочных желез? Почему некоторые даже готовы ложиться под хирургический нож с целью сделать грудь больше? Каково это на самом деле — иметь большую грудь? Так ли это прекрасно, как кажется женщинам, оценивающим женские тела исключительно с мужской точки зрения?

Женщинам пора учиться воспринимать свои тела не через призму мужского сексуального желания/нежелания, а с точки зрения самих женщин. Женщины должны открывать свои тела для себя и для других женщин заново, освободившись от вбитых в женские головы фантазий и оценок.

Откровенно поговорить о своём теле согласилась моя подруга Михалина, обладательница заветного для многих размера груди D. Спойлер: если бы не страх хирургического вмешательства, она, не задумываясь, согласилась бы на операцию по уменьшению груди.

Отчаяние

Венера Виллендорфская

Я уж точно не ждала, когда у меня появится грудь. Я чётко помню: мне лет восемь, мама переодевается, я рассматриваю её тело и понимаю, что оно очень отличается от моего. Я стала её расспрашивать, и она объяснила, что девочки растут, у них появляется грудь и что такое будет и у меня. Мне всё это тогда очень не понравилось. В тот момент я поняла, что есть какая-то программа, которая уже без меня запущена, и я не могу ни на что повлиять. Появилось ощущение рока и безысходности.

Вот только вспомни: дошкольный возраст и младшие классы, чувствуешь себя прекрасно, бегаешь, прыгаешь, по деревьям лазаешь наравне с мальчиками. Но параллельно уже знаешь, что обречена. Хочешь не хочешь, а твоё тело будет меняться, и в нём появится что-то, чего сейчас нет. Меня это всё очень пугало. Страх и отчаяние — вот главные эмоции по этому поводу.

И вот она начала расти, мне лет одиннадцать-двенадцать, и это был ужас. Мне не хотелось носить никаких лифчиков, казалось, что они сдавливали тело, что это какие-то инородные приспособления. Грудь росла и формировалась постепенно, я не особо наблюдала за процессом, просто осознавала, что с моим телом что-то происходит. И это было удивительно: то страшное, о чём меня предупреждали, уже началось. Мне казалось, что это прощание с детством, такой серьёзный переход во взрослую жизнь, где будет очень много проблем. Я, наверное, была этаким Питером Пеном и вообще не хотела взрослеть. Но тело менялось беспощадно.

Мне было неловко: у меня грудь стала расти раньше всех в классе. Я чувствовала себя белой вороной. Наверное, я очень активно вытесняла знание того, что перемены неизбежны. Старалась не думать о том, что скоро придётся носить уже заранее ненавистный бюстгальтер.

И вот момент настал — мне пришлось его надеть. Мой первый бюстгальтер. Это было мерзко, мне было так неудобно, дурацкие шлейки впивались в кожу и натирали. Но отказаться от него было невозможно — грудь была большая, уже было очевидно, что лифчик нужен.

Спорт

Венера Милосская

Уроки физкультуры в школе — это самое ужасное для девочки с большой грудью. Нужно бегать, отжиматься, и грудь всему этому очень мешает.

Я хорошо помню, что в младших классах мне нравилось бегать, особенно на длинные дистанции, но с большой грудью… Представь, ты бежишь — а у тебя всё вываливается во все стороны. Это огромный дискомфорт. Таких классных поддерживающих спортивных топов, как сейчас, тогда просто не было. Бежишь в обычном лифчике, который вообще ни фига не держит, грудь постоянно выпадает, тебе неудобно и очень неловко. Одноклассники, конечно, всё это видят и смеются. Так я перестала любить бег.

Отжимания — это ещё один момент, когда большую грудь хотелось куда-то просто спрятать. Мальчики внимательно смотрели, как я пыталась отжаться и одновременно не потерять грудь где-то в районе подбородка, и дружно хихикали. Из-за этого всего в какой-то момент я решила, что спорт вообще — это не для меня. Одна-единственная часть тела делала занятия спортом невыносимыми.

Боль

«Мадонна Литта», Леонардо да Винчи

Но ладно уж дискомфорт, большая грудь — это ещё и больно. Бегать больно, даже ходить иногда больно. Любой пробег до автобуса — это сильная боль. Всё оттягивается, это дополнительные килограммы, которые носишь с собой. Это вес и нагрузка. Постоянно болит спина, она устаёт это всё носить, ходишь, как будто слегка вперёд выгнувшись.

Я пробовала бинтовать грудь эластичным бинтом, и мне очень нравилось, что она выглядела меньше, а я сама словно становилась пропорциональнее. Из-за большой груди всегда кажешься полнее, чем ты есть. А ещё летний пот, там же всё под грудью скапливается, и приходится прятаться, искать туалеты и протирать эти места. Как бы ты ни была круто одета, чуть-чуть жары — и сразу пятна пота. С этим ничегошеньки не можешь поделать, остаётся только смириться.

На животе спать неудобно, хотя я очень люблю это положение, но приходится спать на спине. Или почитать, лежа на животе — такие обыденные радости жизни тоже не для меня. Больно, это всё очень больно.

Я изучала тему редукционной маммопластики, операции по уменьшению груди. Вроде бы очень привлекательная идея, но и там есть свои опасности. Тем более что я вообще боюсь любых операций.

Как-то я читала о том, что происходит с женским телом после родов, и с ужасом представила, что грудь становится больше во время грудного вскармливания. Куда уже больше? Хотя потом, уже после кормления, у некоторых она даже уменьшается, так что есть шанс. А ещё мне очень страшно, что когда я состарюсь, грудь обвиснет до колен, станет выглядеть совсем не эстетично. И я не понимаю тех, кто хочет увеличить грудь. Мне кажется, что это огромная глупость.

Внимание мужчин

Большая грудь — это гарантированное внимание мужчин, но я так и не поняла, чего же в этом хорошего.

Ещё в школе мальчики отвешивали такие якобы «комплименты» о том, что, мол, пора бы мне уже и лифчик носить. И уже тогда было непонятно, почему они вообще говорят об этой части моего тела, почему они её так внимательно рассматривают? Им, чёрт возьми, какое дело? И в какой-то момент это стало прямо дико важно для всего класса: кто из девочек уже носит лифчик. Была какая-то особая атмосфера, это очень обсуждалось: «Вон смотри, Настя носит, Оля носит, Катя носит…». И вроде как носить лифчик считалось престижно, многие девочки этим гордились. Но мне сразу это всё дико не нравилось, я получала внимание, которого вовсе не ждала.

А дальше становилось только хуже. Лет в четырнадцать, когда я просто гуляла, ко мне начали цепляться взрослые мужики. И это, конечно, было страшно. Ну и что, что у меня грудь большая, это же не делало из меня сразу женщину, взрослого человека! Мужики заигрывали, делали сальные «комплименты», догоняли… Было два случая, когда ко мне вообще какие-то деды за шестьдесят прицепились, звали прогуляться, рассказывали о себе, расспрашивали, сколько мне лет, и убеждали, что на свой возраст я не выглядела… Это всё было, опять же, очень странно: просто из-за того, что у меня уже тогда была такая выдающаяся часть тела, я получала всё это нездоровое внимание. Это очень злило, это было дико и страшно.

Я очень хорошо помню один эпизод. Мне было пятнадцать лет, я шла по набережной вечером, и два таких взрослых мужика говорят: «Какие у тебя сиськи классные!». Я очень разозлилась, обычно-то я молчала и делала вид, что ничего не происходит, но в тот раз сказала: «Отстаньте, мне пятнадцать лет, вы не можете так говорить со мной!». Для меня это было большим поступком — сказать им такое прямо в лицо. А они обиделись, ответили, что это был комплимент! Я не могу представить, в какой вселенной это можно расценивать как комплимент. Если тебе просто говорят, что ты хорошо выглядишь, — это одно, но когда указывают на твою конкретную часть тела, которая очень интимная — это уже очень неприятно. Сейчас я бы уже точно грубила в ответ, но тогда чаще всего я стеснялась, мне было неудобно и страшно.

Помогла ли грудь привлечь внимание интересного мне мужчины? Знаешь, мне кажется, привлекаешь внимание всё же не этим. Ведь главное, чтобы с человеком было интересно. Когда же кто-то мной интересуется только из-за размера груди, я понимаю, что мне с этим человеком и поговорить-то будет не о чем. Как можно хотеть человека просто из-за одной части тела? Это же смешно. Интерес, в том числе сексуальный, возникает на другом уровне.

Одежда

«Рождение Венеры», Боттичелли

К четырнадцати годам у меня была уже большая грудь и совсем невысокий рост. Я выглядела непропорционально, и, конечно, начались проблемы с выбором одежды. В школу нужно было покупать пиджаки, рубашки, всё в рамках официально-делового стиля, а на мою комплекцию выбрать что-то было невозможно. Из-за большой груди мне подходили только большие размеры рубашек, и рукава всегда болтались. Я носила какой-то оверсайз ещё до того, как он вошёл в моду. Я была вся такая непропорциональная, я себе очень не нравилась. Подобрать что-то красивое и модное было очень сложно.

Уже тогда я старалась выбирать одежду, которая не подчёркивает мои объёмы. Вне школы я носила джинсы, какие-то футболки, свитера. Я пыталась сделать фигуру пропорциональнее, замаскировать массивную верхнюю часть тела. Потом я узнала, что бывают лифчики-минимайзеры, и жить стало легче. Вообще, что касается нижнего белья, подобрать что-то и не страшное, и удобное безумно трудно. Почему-то считается, что если тебе нужна чашка D, то ты высокая женщина с большим объёмом вокруг спины. Если вдруг случается чудо и я нахожу неплохую и удобную модель бюстгальтера, то я покупаю два-три сразу, потому что точно знаю, что потом буду очень долго выискивать что-то подходящее.

В летней одежде я избегаю всяких бретелек, потому что мне не нужно лишнее внимание, я не хочу тратить силы на то, чтобы отбиваться от любителей большой груди, считающих нужным сообщить мне о своих предпочтениях. Я очень не люблю раздеваться на пляже, потому что точно знаю, что на меня будут пялиться.

Самое интересно, что если я надену что-то обтягивающее или на бретельках — то я сразу стану провокатором в массовом сознании. Типа, вырядилась, внимание привлекаешь. Вот буду сидеть где-нибудь, никого не трогать, а восприниматься это будет так, слово я пытаюсь кого-то сцепить. Хотя это может быть абсолютно обычная одежда, просто она будет так выглядеть на моём теле. Но ведь это просто моё тело, само по себе оно не несёт никаких призывов и сигналов. Всё в головах людей.

Сексуальность

«Авиньонские девицы», Пабло Пикассо

Мне кажется, что большая грудь и сексуальность напрямую вообще никак не связаны. Размер реально неважен. Важно то, умеешь ли ты пользоваться своим телом, чувствовать его, как что-то сексуальное. Я вот не умею. Никогда не было такого, чтобы большая грудь помогла мне, например, сдать экзамен. Я не уверена, что кому-либо вообще такое может помочь. Хотя, может быть, и бывают такие преподаватели, которые за это ставят оценки, но я такого не встречала.

Существует огромный разрыв между мужской фантазией о женщине с большой грудью и реальностью того, что такое эта большая грудь. Для мужчин это образ такой искусительницы, всегда возбуждённой, всей такой плодовитой, просто чистый секс во плоти, а на самом деле это тупо больно, это неуютно, небезопасно, и, главное, женщина же сама этого не выбирает. Грудь просто вырастает вот такая, и делай с ней что хочешь.

Самое нелепое, что некоторые женщины с размером груди меньше уверены, что я большая счастливица. Вот упаси боже кому-то пожаловаться на то, что тебе это не нравится, что это дискомфорт, что это неэстетично — ты услышишь, что ты больная, да любая баба бы душу продала за размер побольше, это ведь так нравится мужчинам, это ведь так прекрасно. Это абсолютно дурацкая постановка вопроса. Что именно прекрасно? Боль и дискомфорт? А разве повышенное внимание непонятных мужчин стоит того, чтобы терпеть постоянные боль и дискомфорт?

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-99%
-22%
-13%
-10%
-50%
0058044