Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Моя жизнь


Потерять близкого человека просто, а вот вернуть эмоциональную связь или найти такую же прочную новую — задача не самая простая. Возможно, не стоит геройствовать и пробовать самостоятельно разобраться с проблемой, которая кажется вам нерешаемой. Мы предлагаем вам профессиональную помощь от психологов из«Центра успешных отношений». Вы присылаете нам свою историю, а мы публикуем ее с комментариями специалистов. Чтобы мы лучше понимали суть проблемы, пожалуйста, высылайте максимально подробные (разумеется, насколько это уместно лично для вас) рассказы. Ну, а мы сделаем все возможное, чтобы хорошее настроение, гармония и покой вернулись в ваш дом. Анонимность писем гарантирована.

Мы ждём ваших писем по адресу apr@tutby.com. Чтобы ваше письмо не потерялось, пожалуйста, укажите в теме письма «Моя история».

skadschool3.ua

— Я — мама двух очаровательных девочек Кати и Арины. Со старшей дочерью Катей (ей 7 лет), у меня совсем не ладятся отношения. Арина, ей 3 года, — другая, в отношениях с ней все нормально, но между ними всегда конфликты.

Я понимаю, что корень моей проблемы в отношениях со старшей дочерью лежит в моем детстве. У меня были ужасные отношения с отцом. Он пил, кричал, ругался не по делу, а только потому, что ему нужно было на кого-то покричать, и этот кто-то очень часто была я. Он напьется, покричит, ляжет спать, утром стоит на коленях и просит прощения — и так много-много раз, и этому не было конца… Он часто бил маму, я пыталась ее защитить, и сама попадала под удар. Мне было всегда жутко и неприятно идти домой, хотелось подольше побыть в школе на улице, и я благодарна судьбе, что не попала под влияние дурных компаний. У меня была одна лучшая подруга, с которой мы проводили вместе время. Летом на каникулах я «пряталась» у бабушки в деревне, несмотря на то, что там было много работы, мне не хотелось возвращаться домой, почти каждые выходные я ездила в деревню.

В 23 года я вышла замуж за прекрасного любящего мужчину, уехала из родительского дома.

Когда Катя родилась, я подрабатывала на дому. Естественно, были недосып и усталость. Именно эти факторы, как я думаю, с течением времени и сказались негативно на моих отношениях с дочерью. Начали «вылезать» мои глубоко спрятанные в детстве злость, раздражительность, нервозность. Я понимаю, что была неправа, мне нужно было бросить работу и всю себя посвятить воспитанию дочки, потому что, выспавшись и отдохнув, я спокойно и терпеливо отношусь к ее капризам и слезам до самой ночи, но теперь я не знаю, как все исправить.

Поначалу все было просто: малышка много спала, в это время я работала, и я все успевала — и погулять на улице с ней, и поиграть дома. Мне очень помогала свекровь, с которой мы вместе живем.

Когда Катя была еще маленькой, я боялась оставить ее одну в комнате даже на 1 минуту (я была запугана всякими рассказами о детских переломах, проглатывании мелких предметов, сотрясении и т.д.), мы вместе готовили на кухне, вместе ходили в туалет и в ванную, я избаловала ее постоянными присутствием, и в итоге даже в 2 года она не хотела играть одна.

Начались сплошные проблемы. В сад она ходила мало, очень часто и сильно болела. Она отказалась от дневного сна, это отражалось на ее психологическом состоянии. Я могла три часа лежать с ней в кровати, мы перечитывали кучу книг, лежали, я пела песни, и все равно она не засыпала. К вечеру, естественно, она очень сильно уставала, начинались капризы, слезы. Вечером, когда свекровь приходила с работы, она с ней играла, я работала, но невыспавшийся ребенок, естественно, тянулся к маме. И это был замкнутый круг: я не успевала работать ни днем, ни вечером, в итоге я стала часто раздражаться на ее капризы, слезы, часто кричать. Она не слушалась, делала назло и тоже училась от меня крику.

Трехлетний кризис проходил очень остро. Например, мы одеваемся на улицу, я начинаю ей помогать, она злится: «сама». Я стою, жду, у нее не получается, она плачет, я пытаюсь помочь, она отталкивает меня и продолжает плакать и кричать «Я сама». Я объясняла: «Нужно успокоиться, и все у тебя получится». Слезы не прекращались, замок не застегивался, в итоге я начинаю ее подгонять, потому что мы уже опаздываем на завтрак в детский сад. И так с каждым, казалось бы, простым делом — просыпалась она долго, ела она долго, плохо, смотрела по сторонам, отвлекалась, из туалета ее нужно было просить выйти…

Типичная ситуация на улице — мы гуляем 1,5 часа, я вижу, что она устала, зову ее домой, уговариваю, она просит остаться, потому что пришло много детей на площадку, мы остаемся, через полчаса снова зову ее домой — она в слезы.

Часто она плакала оттого, что я делала то, что она хотела сделать сама. Например, мы идем на прогулку, она в подъезде катит велосипед, я прохожу вперед, открываю дверь. Она кричит и плачет: «Я хотела сама первая». Я ее успокаиваю, закрываю дверь, она нажимает сама кнопку, мы выходим. В следующий раз эту ситуацию предотвращаю, но она все равно находит причину, чтобы расплакаться, например, на улице.

Другая ситуация — мы в хорошем настроении пришли в садик, она видит чужой велосипед и начинает плакать: «Я хотела на велосипеде приехать». И я ее не могу успокоить, отвлечь, пока она не выбьется из сил и сама не перестанет плакать.

Вечером забираю ее из сада, идем гулять на площадку, там нет детей, она плачет: «А я хотела погулять с Настей». Я старалась ее успокаивать, спокойно объяснять причину, но все равно она шла домой после прогулки в слезах.

Мой недосып сказывался — если утром и днем (когда она дома была, к примеру, болела) я держала себя в руках, то к концу дня я уже не могла так спокойно терпеть эти слезы, кричала, раздражалась, била по попе.

Типичная ситуация дома: я сажусь за компьютер работать, а она тащит меня играть, я с ней поиграю и ухожу, она снова бежит за мной и стонет, упрашивает быть с ней всегда. Я старалась ей спокойно объяснить: «Маме нужно поработать, а ты поиграй». В итоге я могла поработать только тогда, когда она смотрела мультики (дольше 30 минут я за один раз не разрешаю) и один-два часа, когда свекровь приходила с работы и дочь была еще в хорошем настроении.

После рождения Арины ко всем капризам присоединилась ревность.

Сейчас Кате 7 лет, она ходит в первый класс. Выросли и проблемы.

Дети часто дерутся. Даже два одинаковых стульчика могут не поделить. Катя выступает в роли жертвы Арины. Арина ее бьет, Катя плачет, а мне даже ее утешить не хочется, т.к. я вижу, что она сама вызвала конфликт. Я стараюсь не принимать ничью сторону. Если я не видела ссору, а они бегут ко мне, я выслушиваю обеих и говорю: «Играйте дружно», объясняю каждой, что нужно для спокойного решения проблемы. К примеру, у каждой есть любимая игрушка для сна. Арина не трогает Катиного медвежонка, а вот Катя иногда втихую берет Аринину кошку, Арина у нее отбирает, бьет, Катя плачет. Я объясняю Кате: «Ты вежливо попроси сначала», Арине: «Не бей сестру, поделись». Но конфликты повторяются, повод находится любой и каждый день новый или все тот же.

Я понимаю, что Катя уже самостоятельно может справляться со всеми нужными делами, и жду до последнего, пока она сделает, что нужно. Но время бежит, и мне приходится говорить «сделай уроки», «пойдем покушаем», «иди почисти зубы, умойся», она не делает это, занимается своими играми, я еще несколько раз напоминаю про дела, она рычит, злится, начинает плакать, кричать. Я понимаю ее протест, она хочет сама захотеть и сама сделать, но как это сделать, если она сама не чувствует времени, а домашнее задание нужно успеть сделать сегодня, а уже 8 часов вечера, и скоро пора ложиться спать.

И вот так у Кати вошло в привычку не делать того, что я прошу, что сделать нужно. Все время плакать, капризничать, искать повод для расстройства. А у меня вошло в привычку раздражаться на все ее капризы, я уже не могу спокойно объяснить причину, кричу на нее. Как разорвать этот замкнутый круг? Очень хочется спокойных отношений с дочками и дружных отношений между ними.

Иногда мне кажется, что Катя специально добивается моего крика. Я обращала внимание, что она за день может несколько раз провоцировать меня на крик, я терплю до последнего, объясняю спокойно, а она находит все новый и новый повод покапризничать, и через полчаса после того, как я на нее покричу, она сразу меняется, идет спокойно играть с сестрой, делать нужные и полезные дела по дому. В моменты, когда я на грани крика, я ухожу из комнаты, оставляю кричащую Катю в слезах, захожу в туалет, но она бежит за мной, стучит в дверь. Ситуация из детства клонируется — тогда отец бегал за мной. К примеру, он начинал кричать, я уходила из дома, пряталась в сарае, он бегал, находил меня и снова кричал. А теперь Катя в слезах и капризах бегает за мной, пока я на нее не покричу.

Я очень стараюсь почаще ее обнимать, гладить, говорить, что я ее люблю, уже стараюсь при Кате не хвалить Арину, т.к. она сразу ревнует. Но замкнутый круг разорвать не могу.

Комментарий психолога:

— Давайте начнем распутывать ситуацию с конца.

Вы многое попробовали в воспитании, многое осознаете, видите причины и закономерности ситуации, но не стоит ее воспринимать как замкнутый круг. Такая установка только усиливает ваше отчаяние, притягивая все новые и новые подтверждения безвыходности и отнимает веру в положительное развитие событий. Это чувствует ваш ребенок, понимает ваше недовольство, свое несоответствие вашим ожиданиям, а значит, и непринятие его, естественно, протестует и всеми силами вымогает у вас действия, дающие ему ощущение своей значимости в жизни.

Поверьте, не все, но многие проблемы детства уходят сами, так что предлагаю начать руководствоваться новым видением ситуации: «Моя семья развивается; как и у других в ней случаются сложности, но я верю в себя и своих детей, и это дает мне силы преодолевать трудности сейчас и в будущем».

Несколько представлений о Кате. Скорее всего, ваш ребенок относится к категории детей с повышенными потребностями. Это не диагноз, не вина родителя, а особая группа детей, с которыми родителям нужно искать нестандартные подходы в воспитании и давать больше, чем кому-то другому.

Такой ребенок часто требователен. Он имеет высокую планку и большую силу воли, чтобы добиться того, что ему нужно. Если родитель пропустил то, что нужно ребенку, он не успокоится, а будет требовать дальше. Порой он «вытягивает все силы». Помимо того что эти дети вкладывают во все, что делают, свою энергию, они расходуют также и энергию родителей, чем изматывают родителя. Плачут они громко, и не медлят с протестом.

Поскольку они воспринимают вещи более глубоко, эти дети способны устанавливать глубокие взаимоотношения и страдают, если эти связи разрываются. Из таких детей чаще всего вырастают энергичные личности, они никогда не бывают скучными. Его «не очень-то приласкаешь», дети с особыми потребностями не всегда принимают физический контакт. Они часто просыпаются по ночам и редко награждают родителей продолжительным дневным сном. «Ему все мало, и он совершенно непредсказуемый». Как только вы, наконец, сообразите, что же нужно вашему ребенку, он меняет свои и ваши планы.

Такими трудными детей делает не вредность или избалованность, а чаще всего их повышенная ранимость и чувствительность. А значит, им нужны от взрослого особое внимание, терпение, внутренняя эмоциональная наполненность и стабильность.

Характер некоторых сложных детей коренным образом меняется, когда они становятся старше. Активный, чувствительный, требующий много внимания может стать творческим ребенком, которому не чуждо сострадание, который много отдает другим.

Важно помнить: у каждого ребенка есть определенные потребности, которые необходимо удовлетворять. Забота о ребенке позволяет обеим сторонам (родителям и детям) в своих отношениях раскрыть все лучшее, что у них есть.

Нужно принять как должное, что у детей с повышенными запросами необычный темперамент и они требуют особого внимания. Воспринимайте ситуацию как урок, а дочь — как учителя. Она научит вас быть более сильной и чуткой, той мамой, которой вы мечтали быть. Демонстрируйте своим отношением, что вы внимательны к ее потребностям, что она сама представляет собой ценность, что она окружена теплом и доверием.

Еще один аспект вашей ситуации. У взрослых, которые в детстве испытали жестокое насилие, часто остаются душевные травмы, негативная модель воспитания их родителей и ожидание идеальности от себя как родителя и своего ребенка.

Первое приводит к тому, что они повышенно чувствительны к малейшему дискомфорту своему и своего ребенка. Они болезненно реагируют на непослушание, малейшее сопротивление или протест ребенка, все должно быть по их правилам, быстро начинают раздражаться, сердиться, манипулировать любовью к ребенку, отвергать его или изолироваться самой, а дальше испытывать за это вину.

В отношении ребенка такой родитель имеет крайние позиции воспитания, существующие одновременно: очень боясь обидеть, доставить ребенку боль, так знакомую себе самому, родитель не выставляет должные рамки и правила, а если они есть, то ребенок быстро их раздвигает, поскольку не встречает ограничений неавторитетного родителя.

Жизнь взрослого как будто поглощена ребенком. И одновременно истощенный таким положением дел и испугавшись «что же будет дальше», взрослый начинает закручивать гайки, эмоционально требовать подчинения и понимания ребенка, а ребенок, не понимая и не желая уже получать меньше, чувствует себя отверженным и нелюбимым. И ему ничего не остается как добиваться связи и любви нытьем, капризами, цепляниями, конфликтами и непослушанием, а часто и болезнями.

Здесь очень важно «подлечить своего внутреннего ребенка» и усилить роль «внутреннего родителя», чтобы поведение вашего ребенка не запускало кнопку прошлого.

В спокойном состоянии, полным сил человек может владеть своими эмоциями, но в напряженной, стрессовой ситуации он действует способом, которым запечатлели у значимых близких. И вы понимаете, что частично повторяете родительскую модель. Отсоединитесь от нее, вы — не ваш отец, вы можете поступать по-другому, учитесь новым способам.

Получив травматичный детский опыт, человек часто принимает внутреннее решение «быть совсем другим родителем», все сделать для своего ребенка и иметь идеального малыша.

Столкнувшись с реальной ситуацией и реальным ребенком со своей индивидуальностью, взрослый переживает эти несоответствия желаемым образам себя и ребенка. И вместо того чтобы меняться, гибко подстраиваться под особенности ребенка и не забывать заботиться о себе, взрослый продолжает стремиться к этим идеальным представлениям, изматывая себя и ребенка как требованиями, так и попустительством.

Я думаю, что важно в спокойном состоянии честно записать реальный психологический портрет ребенка, сильные и не очень стороны ее характера, а рядом прописать, что вы будете делать, как реагировать на условно отрицательные моменты и в каких ситуациях опираться на сильные черты.

Здесь еще хочу остановиться на необходимости учитывать возрастные особенности в своих требованиях. Это поможет избавиться от многих конфликтов. Так, ребенок 7 лет очень многое умеет делать сам, но он часто не умеет организовать себя и проконтролировать. Поэтому помогать выстраивать дела, терпеливо напоминать и поддерживать — задача родителя на всю начальную школу.

И немного о детской ревности, такой нередкой в отношениях братьев и сестер. Одним из способов ее сгладить, а порой и преодолеть, является повышение привлекательности роли старшего ребенка, за счет превышения прав над обязанностями как старшего, а также активного авторитета старшего ребенка у самих родителей. Старший первым получает что-то новое, он позже отправляется спать, может выбрать, какой мультик смотрят все, он получает кусок торта чуть больше, с ним советуются взрослые, малышу запрещают мешать старшему в делах и т.п. Эта авторитетность старшего полезна и для вашего младшего ребенка.

И в конце: не забывайте заботиться о себе в физиологическом и психологическом смысле. Отдыхайте, общайтесь с друзьями, посещайте регулярно приятные вам мероприятия, имейте хобби, вдохновляющее и восстанавливающее силы, не забывайте поддерживать романтизм отношений с мужем. Это простые, но очень действенные дела, которые восстанавливают жизненный баланс. Несмотря на обстоятельства, детям важно иметь счастливого родителя.

Людмила Синявская,

психолог Центра успешных отношений.

Детский психолог с опытом работы более 22 лет.

Автор программы «Психологическая витаминка», тренинга уверенности «Я-Окей», психологической программы «Пяти-класс!-ник», тренинга произвольности «Семицветик».