• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Моя жизнь


/

В детстве я любила только грустные сказки. Больше всего – Х.-К. Андерсена. Помню толстую синюю книгу, в которой "Русалочка", "Пропащая" и "Девочка со спичками". Героини куда более реальные, живые и повседневные, чем распиаренные Золушка и Спящая Красавица. У них-то, конечно, тоже все было не гладко, но заканчивалось хэппи-эндом.

Когда выросла, поняла, что интуитивно была права. Даже при учете тысячи и одного повода улыбаться без хрустальных туфель и малознакомых навязчивых принцев, жизнь по большому счету занимается печалью во всех ее проявлениях гораздо чаще, чем радостью.

И я бы, честное слово, считала, что это аксиома аксиом. Если бы не стала свидетелем самой настоящей сказки, случившейся в реальной жизни.

Я встретила Настю в самый трудный и страшный период ее жизни: у нее тяжело заболела маленькая дочка Катя. Насте тогда было 23 года, а Кате – 5. И на тот момент они уже два года жили вдвоем в маленьком городе Береза.

Настя очень ждала Катю, вопреки всем косым взглядам, которые на нее бросали в женской консультации, куда она пришла в 17 лет. Настя родила свою девочку и начала строить их общий маленький мир.

Катя любила рисовать и танцевать, дружила с девчонками в детском саду и мечтала увидеть море. А потом в один момент не осталось ничего, кроме боли, желания выздороветь и любви мамы.

Сначала у Кати случился паралич нижней части лица. Врачи местной поликлиники поставили очень своеобразный диагноз: "Наверное, девочка просто притворяется! В садик не хочет ходить". Настя продолжала настаивать на полном обследовании ребенка. А доктора просто не знали, сигналом какого заболевания являются такие симптомы. "Паралич лицевого нерва", "последствия перенесенной нейроинфекции", "опухоль головного мозга" – это даже не треть предположений, которые услышала от докторов молодая мама, пока ее дочке становилось все хуже и хуже. Катя, до этого веселая и жизнерадостная, от боли уже не могла стоять на ногах, появились проблемы в речи – девочка стала заикаться… Как объяснить своему ребенку, что с ним происходит? Почему он не может жить так, как другие дети? Так, как жил до сих пор?

Настя металась между медицинскими центрами Бреста, Боровлян, Минска и Москвы. У Кати в течение получаса температура поднималась до 40 градусов и снова падала. Правильный диагноз до сих пор не был поставлен. Правильное лечение не было назначено. За полгода – 5 разных больниц.

Настя рассказывала, что она боится засыпать. Вдруг проснется, а Катя не дышит. Границы между жизнью и смертью стирались. Врачи говорили: "Надейтесь на Бога!"

Спустя три месяца установили: у Кати инфаркт головного мозга. К этому моменту у девочки был основательно подорван иммунитет, нарушены функции ног и рук и по-прежнему продолжали появляться новые симптомы. Ни причин произошедшего, ни того, что делать дальше, врачи не знали. Правда, поделились информацией о том, что каждый второй случай детского инфаркта головного мозга – смертелен. Кате могло помочь только дорогостоящее обследование и лечение в Израильской клинике.

Вместо того чтобы ожидать чуда, Настя попробовала совершить его сама.

Мы познакомились на благотворительном вечере по сбору средств для Кати, который был организован при поддержке фонда "Прикосновение к жизни". Странно, но правильно: в самом пафосном клубе столицы, где мы собирались, было непафосно. Артисты приезжали не за гонорарами, а для того, чтобы помочь хоть чем-то. Мы, журналисты, не бежали со всех ног к фуршетному столу, а разговаривали с Мамой. Мамой, которая впервые за несколько месяцев отошла от своего ребенка.

Передо мной сидела не заплаканный и не неопрятный человек, который замкнулся на личной трагедии и возненавидел весь мир. О своем горе рассказывала красивая молодая женщина, в стильном костюме, с аккуратным макияжем. "Катя должна видеть красивую маму", – Настя даже пыталась улыбаться.

За время болезни дочери эта хрупкая девушка обошла все благотворительные фонды, общественные организации и средства массовой информации. О Кате рассказывали листовки в общественном транспорте, о Кате писали в блогах, о Кате снимали сюжеты.

Настя говорила: "Врачи советуют смириться, но я не поступлю так никогда. Моя девочка лежит на кушетке, прикованная к капельнице, и я не смогу смотреть ей в глаза, если не буду знать, что сделала все возможное и невозможное. А вы можете помочь деньгами или молитвой – я буду одинаково благодарна".

На тот момент я могла помочь вторым, ну и разве что текстом. А потом узнала, что деньги тоже нашлись, и Катя с мамой уехали в Израиль.

Я потеряла этих храбрых девочек из вида на два года.

А потом встретила в торговом центре девушку-волонтера, которая во время болезни Кати была самой близкой подругой для нее и ее мамы.

Настя и Катя приехали в Тель-Авив. Спустя неделю врачи установили точный диагноз: повышенная свертываемость крови. Операция Катюше оказалась не нужна. Только специальные препараты по разжижению крови, которые нужно принимать в течение пяти лет, образ жизни без эмоциональных перегрузок и регулярные обследования.

Спустя некоторое время после начала лечения у Кати ушли судороги, болезненная бледность, появился аппетит и огромное желание жить! Сейчас девочка уже может играть с другими детьми и составить компанию маме в прогулках по городу.

А новым городом Кати и ее мамы стал Тель-Авив. Ведь именно здесь Настя встретила своего любимого человека и будущего мужа Александра. Они познакомились совсем случайно. Насте нужна была помощь, а Александр на тот момент оказался единственным человеком, владеющим русским языком. С этого момента он всегда был рядом, даже находясь на другом конце света.

Когда Настя с Катей улетали в Беларусь, он провожал их в аэропорт. А прилетев домой, Настя сразу получила от него СМС и почувствовала, что оставила в Израиле по-настоящему родного человека. Александр звонил и писал каждый день. А на день рождения Насти, зимой, прислал огромный букет цветов. Новый год Александр и Настя встречали вместе в Беларуси.

Здесь, в Березе, родном городе Насти, они и сыграли свадьбу. Катя помогала маме выбирать платье, торт – и вообще была рада всей этой праздничной суете до невозможности.

Настя любит говорить, что мужа ей послал Бог на святой израильской земле, где сейчас и живет эта удивительная семья.

И если раз и навсегда поверить, что "неисповедимы пути Господни" и в конечном итоге закон наивысшей справедливости окажется главным законом… То когда же, если не сейчас?

Мы дружим с Настей в социальных сетях. Я смотрю на их семейные фото и понимаю, что чудеса случаются. А еще я точно знаю, что каждый стойкий оловянный солдатик однажды станет счастливой принцессой. И это самая лучшая в мире сказка.

Будем рады услышать вашу историю! Ждем ваших писем на адрес oka@tutby.com с пометкой "История". Степень анонимности вы определяете сами. 

Нужные услуги в нужный момент
0056673