• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  2. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  3. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  4. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  5. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  6. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  7. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  8. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  9. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  10. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  11. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  12. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  13. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  14. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  15. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  16. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  17. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  18. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  19. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  20. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  21. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  22. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  23. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  24. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  25. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  26. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  27. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  28. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  29. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  30. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах


Дарья Клюйко /

Выпустить на рынок новый продукт, заинтересовать важной социальной историей, создать проект в сфере корпоративной социальной ответственности… До недавнего времени наша героиня с легкостью справлялась с этими и другими задачами в сфере маркетинга и связей с общественностью (PR). Но в одночасье она приняла решение оставить любимую работу, уехать из страны, чтобы стать простой рабочей на фабрике и жить в скромном хостеле. По ее словам, из-за ее активной жизненной позиции оставаться в Беларуси ей (и не только) было просто небезопасно.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Anna Novik (@anna.pr.novik) 14 Апр 2018 в 6:30 PDT

— Анна, расскажи о своих любимых проектах.

— В прошлом году занималась продвижением экологического проекта «Тетрис» для инициативы «Цель 99» — информационная кампания о том, как правильно избавляться от старой домашней техники. За его реализацию мы с коллегами получили множество наград в области рекламы. Главным событием стала игра в гигантский «Тетрис», фигурами для которых стали настоящие старые телевизоры, «стиралки» и холодильники: дети жали на кнопки «вправо», «влево» и «перевернуть», а работники мусорного полигона выстраивали в нужном порядке «фигуры». Во время игры мы сняли очень характерный ролик, который благодаря СМИ и социальным сетям стал вирусным. После этой кампании еще больше жителей Беларуси стали правильно утилизировать старое домашнее электрооборудование — значит, все не зря.

Также в 2019-м делала для очень известного белорусского бренда интересную pr-кампанию против неудобного женского белья. Это был важный проект, так как правильно подобранное нижнее белье — это вопрос не только эстетики или комфорта, но и здоровья. В итоге у нас получилась уникальная творческая инсталляция — «Следы…», которая была презентована минчанам и гостям столицы в Ночь музеев. Приглашенный мастер Илья Дударев подготовил экспозицию женских скульптур-манекенов со следами от тесного белья на теле.

Из последнего — занималась промопродвижением фильма «Запретная зона» белорусского режиссера Митрия Семенова-Олейникова. Это было абсолютно новое для меня направление, в котором было очень интересно работать.

— А потом?

— А потом случилась избирательная кампания. Весной Виктор Бабарико заявил о своем желании баллотироваться и стал претендентом в кандидаты в президенты. Он предложил мне посотрудничать. Я с удовольствием согласилась, потому что до этого не раз сталкивалась с ним по рабочим вопросам, знала его как прекрасного человека, мецената и хорошего управленца. Я была куратором членов инициативной группы по сбору подписей Ленинского района. Сразу оговорюсь: все, что я делала для штаба Бабарико, было абсолютно бесплатно. Я свою зарплату получала по основному месту работы, как pr-менеджер проектов. Такая полностью волонтерская история.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Anna Novik (@anna.pr.novik) 4 Июн 2020 в 6:16 PDT

— Тогда зачем ты это делала?

— Было стремление создать страну с большим количеством возможностей. Не только для себя, но и для своих близких, для людей, которые могут и хотят себя проявить. Никаких должностей мы не делили, быть министром по связям с общественностью мне никто не предлагал. (Смеется.)

— Хорошо, но в итоге случилось то, что случилось. Штаб прекратил свою работу, ты ушла, и какие к тебе претензии?

— Поначалу никаких. Правда, как известно, задержали претендента в кандидаты, его ближайших соратников, некоторых значимых членов штаба. И тут, не так давно, один из задержанных, один из моих экс-коллег, Юрий Воскресенский, дает интервью белорусскому каналу. В нем он перечислил целый ряд фамилий различных людей (в том числе и мою), в большей или меньшей степени имевших отношение к работе штаба. Он призывал названных людей «остановиться» и прекратить выводить людей на улицы. Хотя все давно знают, что марши — явление стихийное и никем не управляемое. И тем не менее я поняла, что мой арест — вопрос времени: приходят ко всем. И я решила уехать.

— Испугалась?

— Не за себя. Моя мама — пенсионерка, моя сестра — неработающий инвалид. Без меня им банально будет нечего есть. И я просто не могла позволить себе оказаться за решеткой. Поэтому сейчас я в Польше. Сестру взяла с собой. У меня была рабочая национальная виза, наличие которой меня здорово выручило.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Anna Novik (@anna.pr.novik) 18 Авг 2020 в 4:42 PDT

— Чем ты будешь заниматься?

— Буду работать на фабрике. Мой польский пока на среднем разговорном уровне, поэтому профессия у меня самая простая: буду запаивать в целлофановые пакетики косметику, трудиться на конвейере. Подтяну язык — и тогда смогу рассчитывать на более интересные предложения. Или, возможно, ситуация изменится — и я смогу вернуться в Беларусь. Радует, конечно, что, работая на фабрике здесь, я буду зарабатывать больше, чем штатный пиарщик в Минске. Цены на жилье здесь выше, но продукты и одежда стоят столько же или дешевле. Живем вдвоем с сестрой в скромном хостеле — нам хватит.

Я решила не запрашивать убежища: мне обеспечили бы трехразовое питание и жилье, но при этом запрещалось бы работать. Беженцы (а именно такой статус получат те, кто запрашивает убежище) живут в комнатах-общежитиях по 4−6 человек. В день написания заявления у эмигранта изымается паспорт до принятия решения о статусе, то есть на 3−6 месяцев. А без документов работать и пользоваться социальными благами проблематично: нельзя подключить сим-карту, открыть счет в банке. Закрываются самые основные, базовые потребности: крыша над головой, еда, тепло.

А вообще, конечно, лучше переезжать с небольшим запасом денег, если он есть.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Anna Novik (@anna.pr.novik) 11 Июл 2020 в 4:50 PDT

— Как вас здесь встретили?

— Доброжелательно. В первый же день прибытия в Варшаву мы с сестрой немного растерялись на вокзале: не могли найти, откуда отправляется наш поезд до места, в котором нам предстояло провести двухнедельный карантинный период. С некоторой опаской подошли к местным полицейским — и, о боги, они нам улыбнулись, подошли с нами к табло, во всем вместе разобрались, после чего они проводили нас до платформы. И даже не кинули в автозак! (Смеется.)

Потом мы приехали в лагерь для новоприбывших. Нас бесплатно разместили в старинном замке, в котором, к сожалению, не было предусмотрено ни подогрева воды, ни отопления. В это время года достаточно проблематично оказаться без этих благ. Зато здесь я познакомилась с очень большим количеством талантливых, интересных людей, которым пришлось покинуть страну, кому-то из них уже были предъявлены обвинения, кому-то нет.

Сейчас живем среди поляков. В первые же дни я — человек общительный — познакомилась с польскими актерами, адвокатом, режиссером. Все они очень позитивно настроены по отношению к белорусам.

Но дезинформации по поводу ситуации в нашей стране тут очень много. Так, мой новый польский знакомый — профессиональный адвокат — был уверен, что цель наших огромных протестов не новые выборы, а негативная реакция на присоединение к России. Для него было удивление, что мы просто мечтаем выбрать президента, а Россия — наш хороший партнер, с которым мы хотим продолжать сотрудничество, не входя в ее состав, впрочем, как и в состав любой другой страны.

— Жалеешь о том, что пришла волонтером в предвыборный штаб — и вся твоя интересная и успешная жизнь перевернулась с ног на голову?

— Я не жалею о своем решении участвовать в избирательной кампании. Более того, я жду освобождения нашего претендента в кандидаты, чтобы снова его поддержать, если понадобится. Мне, по большому счету, и до выборов было очевидно, что пришла пора что-то делать. Для меня была очень показательной ситуация с коронавирусом. Когда в экстренной ситуации белорусы самоорганизовались, пошли навстречу друг другу, смогли сплотиться. Я, кстати, тоже чем могла, тем помогала. Была швейная машинка, было какое-то количество ткани и времени — освоила пошив масок. Примерно 500 штук пошила и раздала. Но речь сейчас не об этом, а о том, что в условиях пандемии очень четко стало понятно, что за короткий промежуток белорусы сообща могут добиться перемен к лучшему. И мне очень захотелось, чтобы эта история получила продолжение, чтобы всем нам в итоге стало комфортнее и интереснее жить в своей стране.

-33%
-43%
-50%
-10%
-10%
-50%
-20%
0072142