/

Наш колумнист Александр Зантович сильно впечатлился акцией протеста минского художника. Позволить себе подобное сотрудник банка не может, а вот высказаться на LADY об искусстве и эпатаже — это пожалуйста.

Художника приглашают выставлять свои работы. Художник соглашается. Художник сталкивается с цензурой. Художник раздевается, выпивает виагру и вешает на причинное место табличку «Министерство культуры». Все обижаются на Художника. Потому что мало кому нравится, когда его табличка на чем-то таком висит. Художника даже назвали клоуном. Сказали, он жаждал дешевой популярности. И отчасти правы, потому что популярность действительно пришла.

Сюжет отчасти напоминает историю инстаграм-модели Кинси Волански, которая выбежала в купальнике на поле во время финала Лиги чемпионов по футболу. После этого смелого и экстравагантного поступка число ее подписчиков выросло в разы. Сказала, побежит еще.

Так вот. Про Художника.

Это было как минимум смело. Особенно для наших северных широт, где живут в целом очень спокойные люди. И уж точно не самое плохое, что когда-либо делали Художники.

Прежде чем давать какие-то оценки, мол, хам или, наоборот, молодец, или посмотрите, в какой отличной форме этот интересный мужчина, давайте рассмотрим вектор развития западной культуры вообще.

Я не эксперт, конечно. Но что мешает высказаться? Это же интернет!

Так вот, с моей дилетантской колокольни глядя, где-то мы повернули не туда.

Когда-то давно мы начинали с наскальной живописи, сказок про жирных оленей и примитивных плясок с целью вызвать дождь. Дальше искусство усложнялось, совершенствовалось и оттачивалось. Со временем люди научились очень многому. Ваять из мрамора так, что не отличить от живой плоти. Передавать на полотнах светотени, морщинки и эмоции. Создали божественные увертюры, сонеты и концерты для фортепиано с оркестром. Написали гениальные книги и пьесы, что не стареют по триста лет.

А потом что-то пошло не так.

Сложно сказать, когда это случилось. То ли когда Казимир Малевич закрасил холст черной краской, продекларировав тем самым торжество творчества над природой. То ли когда Энди Уорхолл увековечил банку с томатным супом. То ли когда Эйзенштейн создал свой броненосец, ставший первой весточкой артхауса.

Как бы то ни было, дальше, как говорила Алиса, все становилось только чудесатее и чудесатее.

В мае 1961-го года некий Мандзони уложил продукты своей жизнедеятельности в консервные банки, снабдив каждую правдивой надписью на четырех языках: «100%-ное де… о художника». Текущая цена 30 граммов этого произведения искусства составляет более 30 тысяч евро.

К той же категории относится инсталляция пластикового Иисуса в банке с мочой Андреса Серрано. Творение «Писающий Иисус» было продано за 15 тысяч долларов. Справедливости ради отметим, что художник неоднократно получал угрозы, а банку пытались уничтожить возмущенные верующие.

Некий Джастин Чиньяк, чтобы доказать важность упаковки для продвижения товара, однажды взял да и сложил мусор с улиц Нью-Йорка в красивые прозрачные коробочки. Сначала продавал по 10 долларов за штуку. Потом за 25. Когда цена перевалила за 100, люди задумались, уж не искусство ли это.

Вообще, чем больше человек платит за произведение, тем ближе оно к чему-то великому.

Переходя в лигу тяжеловесов, можно вспомнить Дэмиена Херста с его акулой в формальдегиде за 12 миллионов долларов, картину «Без названия» Сая Твомбли стоимостью в 23 миллиона или, скажем, достаточно скучную фотографию Рейна, проданную на аукционе Christie’s за 4,3 млн долларов США.

Фото: wikipedia.org / Это вот эта фотография стоит 4,3 млн долларов

Но иногда даже важнее цены — мысль художника.

Трэйси Эмин, скажем, сделала скульптурой (или как это правильно назвать) свою кровать. Творение так и называется «Моя кровать». Мятую кровать (а что же еще?) дополняют сигаретные пачки, бутылки водки, грязное белье и прочий мусор. Так она увековечила свои самые грустные дни.

Питерский художник-акционист Петр Павленский прибил мошонку гвоздем к Красной площади в качестве метафоры апатии и политического фатализма современного российского общества. Он же, кстати, зашивал себе рот и обматывался колючей проволокой. Медицинская экспертиза, между прочим, признала его вменяемым.

Но особую симпатию вызывает у меня картина «Синий дурак» Кристофера Вула. На картине синими буквами написано «дурак». И мне сдается, что художник пытается этим самым что-то сказать людям, готовым заплатить за это пять миллионов.

Фото: pinterest.com

Видите? Искусство изменилось до неузнаваемости. В музеях выставляются писсуары и фигуры из какашек. В театрах голые люди плюют друг другу в лица. Певцы едят летучих мышей сырыми. Коллекционеры собирают у себя в хранилищах безумно дорогие каляки-маляки.

Все современное искусство нацелено на то, чтобы пробудить в нас эмоции. Причем совершенно неважно какие. Восхищение, удивление, наслаждение? Нет, не обязательно. Отвращение, злоба, возмущение — вполне подходит. Все сгодится!

Искусство должно быть нешаблонным, вызывающим, кричащим. Иначе его просто никто не заметит.

Кадр из фильма «1 +1» носит иллюстративный характер и взят с сайта kinopoisk.ru

И если рассматривать акцию нашего Художника в этой канве, получается, что все правильно, современно и актуально. Просто в наших местечковых масштабах видится чем-то из ряда вон. А на фоне маститых художников, инсталляторов, скульпторов и режиссеров он просто ребенок. Безобидный и милый…

Иногда мы возвращаемся с супругой с какого-нибудь модного фильма или спектакля с претензией на гениальность и много думаем. В основном думаем о том, что, наверное, для этого искусства мы недостаточно хороши. Видимо, мы мало читали книжек. Не понимаем каких-то отсылок, метафор и глубоких смыслов.

Из-за этой нашей дремучести не можем оценить замысла творца. Все хочется нам прекрасного. Свежести пейзажей Айвазовского и глубины цвета Куинджи. Стройности мыслей Достоевского и лаконичности Чехова. Живых скульптур Бернини. Умных, продуманных сюжетов в кино. Глубоких диалогов и добротной театральной драмы. Просветления и катарсиса.

Какие же мы все-таки несовременные…

История циклична. Искусство — тоже. Во всех цивилизациях были эти этапы. Когда вместо изящных статуй мускулистых юношей и прекрасных дев ваяли из мрамора сатиров с огромными фаллосами. Поэты вместо од писали похабные матерные стишки. Народ требовал хлеба и зрелищ и не интересовался иными вопросами. Тогда же расцветали буйным цветом и все прочие виды извращений. По нелепому совпадению вскоре после этого цивилизация приходила в упадок. И в богатые города, расталкивая располневших изнеженных жителей, врывались орды варваров. Сильных, здоровых, голодных.

И, конечно, гораздо менее культурных.

Грустно, конечно. Но мы вряд ли в силах развернуть историческую логику.

А парень, конечно, отважный. Снимаю шляпу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-50%
-40%
-20%
-30%
-35%
-30%
-10%
-50%