Алена Щербинская / Фото предоставлены героями статьи /

— Теперь я могу сказать всем горе-отцам: вы можете не помогать своим детям, не платить алименты — и вам за это ничего не будет! — написала Кристина К. в фейсбуке после отказа суда лишить ее бывшего мужа родительских прав.

— Я не хочу устраивать из этого дела шоу: как потом жить моим детям с такой репутацией? Практически все, что говорит обо мне эта женщина, — вранье! — Армен К. уверен: попытки Кристины рассказывать в соцсетях и СМИ о семейных делах вредят в первую очередь его детям.

По статистике в 2018 году 2856 родителей лишились родительских прав, восстановлено в правах только 146. После развода бывшие муж и жена часто делят неделимое — детей, поэтому ситуация Армена и Кристины не уникальна, но показывает: в такой войне победителей нет.

От двадцатилетнего брака Кристины и Армена сегодня осталось не так много: взаимная неприязнь, стопка судебных документов и шестеро детей: из них трое несовершеннолетних. У каждого родителя, как это часто бывает после громкого развода, своя правда, разделились и мнения детей. На сегодня суд не поддержал иск о лишении Армена родительских прав и установил расписание его встреч с детьми. Кристина с таким решением не согласна.

— Как такое возможно? Теперь я сомневаюсь в наших законах! — в доказательство своей правоты Кристина раскладывает справки, характеристики, ведомости. Все эти документы утверждают: Армен состоит на учете у нарколога, он несколько раз совершал административные правонарушения в нетрезвом виде, в школах и саду у детей не появлялся ни разу, алименты не платил. В характеристике из детского сада, напротив, — похвала Кристины, написано: с обязанностями матери она справляется отлично.

«Он опасен для детей»

В ведомости по алиментам нулями заполнена каждая графа, кроме той, где указана задолженность. За три года Армен задолжал своим детям 10 тысяч рублей, ни одной официальной выплаты после развода не было.

— На суде он плакал и говорил, что после развода не мог нам помогать из-за переживаний и болезни. А я, получается, каменная? Я не могу позволить себе болеть по больницам, потому что у меня дома шестеро детей, я не могу надеяться ни на кого, кроме себя. Кормить, одевать, оплачивать другие расходы — все это уже три года только мои обязанности.

По словам Кристины, последние семь лет брака стали для нее катастрофой. Избивал, издевался, злоупотреблял спиртным, запугивал детей — список претензий к бывшему мужу.

— Я много лет жила в страхе, а последней каплей стала попытка старших сыновей защитить меня от побоев. Тогда между Арменом Сергеевичем и детьми начались «бойни», старший сын стал хранить под подушкой перочинный ножик. И я подумала: «В моей семье обязательно кто-то кого-то убьет, если я ничего не изменю».

Основной причиной развода, говорит Кристина, было именно домашнее насилие и то, что Армен стал опасен для всех членов семьи. Развели Кристину и Армена достаточно быстро, несмотря на наличие на тот момент пятерых несовершеннолетних детей.

— Но он все равно не оставил нас в покое. В первый год после развода приходил и угрожал, однажды пришел за ребенком в детский сад пьяным, воспитатели испугались и сына ему не отдали.

Видеться с детьми регулярно он не пытался, встречи проходили раз в три месяца и не отличались особой насыщенностью. Порисовать у него дома, поесть и сходить на ближайший пруд покормить уточек — вот и все развлечения. Он никогда не водил сыновей в зоопарк, театр или кафе. Но хуже всего, что после этих встреч дети менялись в худшую сторону, и только через неделю я могла вернуть их в обычное состояние. Но я все равно не препятствовала встречам, если знала, что он трезвый.

Из иска Кристины К:

«После встреч с отцом дети становятся нервными, плохо спят, проявляют повышенную возбудимость, склонность к агрессии. В их лексиконе появляются нецензурные слова. В отношении меня они начинают высказывать негативные реплики: «Ты выгнала папу из дома! Ты разрушила нашу семью!».

— Получается, можно не воспитывать детей, не содержать их, а суд все равно встанет на сторону горе-отца? Бывший муж ничего не знает о детях, ни номера школы, где они учатся, ни размера их обуви. Он запугивал меня и детей много лет, а суд отказывает мне в иске о лишении его родительских прав и устанавливает расписание встреч, которым я не должна препятствовать. Я обязана спокойно отпустить своих сыновей к этому человеку?

«Он кричал так, что я боялся»

По мнению восемнадцатилетнего сына Кристины и Армена Матфея, встречи с отцом не пойдут на пользу младшим братьям.

— Встречи проходят по-разному. Иногда отец ведет себя нормально, а иногда он агрессивный. Особенно если его не слушают после трех замечаний, он не понимает, что иногда ребенку и десять раз нужно сказать. Мне лично неудобно с ним, я хочу от него отстраниться. Я помню, как делал с ним уроки. Если что-то не понимал, он объяснял три раза, рисовал там что-то, чтобы было понятнее, а потом начинал кричать. Кричал так, что я боялся, чтобы в меня ничего не прилетело.

— Прилетало?

— Нет, не прилетало. Он не избивал нас, но наказывал. Моего брата иногда заставлял сидеть всю ночь и делать уроки. Иногда ремня получали. Маму бил, приходил ночью пьяный и кричал, мы все плакали. Я говорю, находиться рядом с этим человеком опасно. Хорошо, что мне уже восемнадцать и на меня обязательство ездить к нему не распространяется.

«Планируется подача апелляционной жалобы»

Альвина Мингазова, адвокат, представляющий Кристину К. в суде, считает позицию Кристины обоснованной и подтвержденной рядом доказательств: административными делами, показаниями свидетелей.

— В соответствии с действующим законодательством, лишение родительских прав — это крайняя мера. Родители могут быть лишены родительских прав по ряду оснований. В иске Кристина сослалась на несколько оснований. Это и уклонение от воспитания и содержания детей, и жестокое обращение, и образ жизни, оказывающий вредное воздействие на несовершеннолетних. Однако суд отказал в удовлетворении исковых требований. Кристина не согласна с доводами суда, поэтому сейчас планируем подачу апелляционной жалобы.

«Хочу, чтобы эта женщина оставила меня в покое»

Армен знает об обвинениях Кристины и в ответ делится с журналистом фотографиями и скриншотами переписки с детьми. На фотографиях, сделанных во время совместных встреч, дети улыбаются, а на скриншотах спрашивают, когда папа пригласит их в гости.

Рассказывает о происходящем Армен лаконично:

— Как моим детям жить после всего этого грязного белья? Да, признаю, что официально не платил алименты, эти три года были очень сложными для меня.

Я перестал быть нужен после того, как переписал свой бизнес — женский фитнес-клуб — на Кристину. В июне она стала директором, а в августе подала на развод. Меня оставили без семьи и без средств к существованию, я ушел из четырехкомнатной квартиры, построенной во время брака.

И сейчас на меня идет какая-то атака, но что с меня можно взять, если я и так все потерял? Я могу рассказать многое, в том числе и о причинах наших ссор во время брака, но не считаю, что моим детям пойдет на пользу афиширование этой ситуации.

Самым важным на сегодня Армен считает свое трудоустройство и возможность начать выплачивать долг по алиментам. Но и до этого, говорит, детей не бросал, делал все, что мог на тот момент.

— Я покупал детям подарки, одежду, одному из сыновей купил телефон в рассрочку. Конечно, это не огромные деньги, но и сказать, что я на три года устранился и забыл о своих детях, — нельзя. Я несколько раз трудоустраивался, но каждый раз то платили копейки (работал грузчиком), то фирма останавливала работу. У меня есть положительная характеристика от работодателя о том, что я не уходил в запои и нормально работал, но эта фирма закрылась.

После развода Армен лечился в больнице, потому что, по его словам, психологическое состояние у него было сложное.

— Я не мог спать из-за стресса. Да, я состою на учете у нарколога, но уже не пью, осталось пройти курс ремиссии. И большинство моих правонарушений было совершено уже после развода, когда я был выпившим. Как бы пафосно ни звучало, но я любил эту женщину и наш развод, все, что происходило после него, стало для меня серьезным ударом. На суде я спросил у Кристины, почему она родила от меня шестерых детей, и этот вопрос значил: у нас рождались дети, потому что все эти годы все было хорошо, я не избивал и не насиловал ее.

Хотя один факт о драке Армен вспоминает, после него Кристина вызвала милицию.

— В последние годы ситуация в семье и правда была сложной. Кристина часто приходила домой под утро, это могут подтвердить и дети, я часто был с ними один. Из-за этого возникали скандалы, а потом все пришло к разводу. А в разводе всегда виноваты оба. Сейчас я хочу, чтобы эта женщина оставила меня в покое и не препятствовала общению с детьми. Дети — последнее, что у меня осталось. Я хотел бы, чтобы они жили со мной, но осознаю, что на сегодня лучшее, на что стоит надеяться, — быть для сыновей воскресным папой.

«Лишать родительских прав нужно не отца»

Прокомментировать происходящее согласился старший сын Армена и Кристины — Бен, который много лет был свидетелем происходящего в семье. Перед тем, как пообщаться с журналистом, Бен попросил предупредить его о дате выхода текста.

— Нужно успеть вещи собрать. Когда мать узнает, что я все это рассказал, она выгонит меня из дома. На суд она меня не пустила по той же причине: я хотел прийти и свидетельствовать в поддержку папы. Но я прочитал, что мать пишет в соцсетях об отце, и решил, что уже хватит молчать, мне будет 21 год, пора жить отдельно.

Не избивал, не запугивал, пьяным на встречах не был — Бен отрицает почти все порочащие Армена слова. Он не подтверждает, что для защиты хранил ножик под подушкой и эмоционально реагирует на вопросы, содержащие критику отца.

— Все это неправда! Мама всю жизнь всеми манипулирует.

Одной из причин, по которой Кристине важно лишить Армена родительских прав, Бен считает желание матери отправить одного из сыновей в кадетское училище.

— Она просто не может нас всех содержать. Честно говоря, я думаю, что лишать родительских прав нужно не отца, не он вредит детям. Когда папа жил с нами, то была какая-то дисциплина, дети были заняты делами, папа делал уроки с ними. Сейчас в доме полный беспредел, один из братьев в 18 лет вообще ничем не занимается, просто сидит дома с разрешения матери, поэтому и занимает ее сторону. С отцом такое бы не прошло.

— Ты видел, чтобы отец бил маму?

— Часто у них происходили ужасные потасовки посреди ночи, а я должен был разнимать их. Но дрались они вдвоем, не просто папа избивал маму. Случалось, что она первая начинала его бить.

Лично мне иногда попадало от отца в воспитательных целях, признаю. Но я отношусь к этому спокойно, потому что отец всегда объяснял, за что он наказывает. Я как-то пришел домой выпившим, а отцу пришлось утихомирить меня. Но чтобы избивал — нет.

И на его встречах с детьми я бывал несколько раз, не был отец пьяным, дети к нему хотят ездить, но мама запрещает под предлогом, что отец опасен и неадекватен, она промывает детям мозги и настраивает их против отца.

Бен был свидетелем состояния Армена после развода и считает, что у Армена не было реальных возможностей выплачивать алименты.

—  Он начал сильно пить, на этом фоне через полгода после развода словил «белку» и пытался себя убить. Я лично видел попытку суицида и предотвратил ее. А мать все перекрутила так, будто отец хотел меня убить, и всем это рассказывает.

Маме важно, чтобы все считали ее хорошей и во всем с ней соглашались, ей нравится, когда ей восхищаются. Еще когда мы жили вместе, она была инициатором участия всей семьи в разных передачах на телевидении, ей очень хотелось себя показать.

В общем, вся эта история очень мутная. Мать выгнала отца из дома и не может оставить его в покое. Почему ей так важно лишить его родительских прав? Все сейчас защищают женщин, но никто не смотрит на ситуации глазами мужчин. Представьте, если отца лишат прав, он, что, не будет иметь никакого отношения к своим детям?

Даже если суд и займет сторону матери, отец всегда будет моим отцом, я не перестану с ним общаться.

«Рекомендую вам быть взаимовежливыми по отношению друг к другу»

— Данная категория дел обоснованно относится к категории сложных. При принятии решения о лишении родительских прав суд исследует не только причины, послужившие основанием для обращения в суд, но и последствия лишения родительских прав. А они достаточно суровы, — комментирует адвокат Татьяна Семешко.

Согласно ст. 82 КоБС Республики Беларусь, родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в том числе и право на получение содержания от него, право на пенсионное обеспечение после смерти ребенка и право наследования по закону. Более того, родитель, лишенный родительских прав, не может быть опекуном, попечителем или усыновителем.

Вместе с тем необоснованный кредит доверия одному родителю, которого второй родитель пытается лишить родительских прав, может обернуться трагедией.

В каждом подобном деле важны подробности и детали. Но самое главное: должна быть связь между действиями родителя и негативным влиянием этих действий на ребенка. Так, например, самого по себе ведения аморального образа жизни родителя недостаточно для лишения его родительских прав. Он может часто употреблять алкоголь, но при общении с ребенком всегда быть трезвым, заботливым и внимательным к интересам последнего.

Или родитель, имеющий задолженность по уплате алиментов, не обязательно уклоняется от содержания ребенка. Задолженность может быть вызвана рядом других факторов, которые не имеют ничего общего с умышленным уклонением от содержания своего ребенка.

В большинстве случаев судебная практика по этой категории дел на сегодня идет по пути лишения родительских прав в случае наличия нескольких предусмотренных законом оснований для подобной крайней меры.

В рассматриваемой ситуации, не будучи участником данного судебного разбирательства, следует беспристрастно относиться к доводам каждой из сторон.

Согласно ст. 177 ГПК Республики Беларусь, предметом доказывания являются все факты, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Что касается распределения бремени доказывания, представления и истребования доказательств, то согласно ст. 179 ГПК Республики Беларусь, каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Что это значит применительно к нашей ситуации.

Мать, она же истец по делу, для удовлетворения заявленных ею исковых требований должна была предоставить суду исчерпывающие доказательства в подтверждение не только компрометирующих фактов против отца, но и их негативного влияния на детей. Это основной предмет доказывания по этому делу.

Отец, он же ответчик, в случае несогласия с иском должен был предоставить по каждому заявленному истцом доводу контраргументы. Более того, в рамках защиты от предъявленного иска отец имел право предоставить и иные доказательства, свидетельствующие о должном выполнении своих родительских обязанностей, подтверждающих его заботу о здоровье детей, физическом, умственном и духовном развитии, приобщении их к посильному труду и подготовке их к самостоятельной жизни.

Из своего личного адвокатского опыта отмечу, что, как правило, иски о лишении родительских прав подают матери. Зачастую в ходе рассмотрения дела, понимая несостоятельность доводов для удовлетворения заявленных исковых требований, истцы самостоятельно отказываются от иска либо заявляют иные исковые требования.

При этом нередко иски о лишении родительских прав заявляются матерями в том случае, когда существует конфликт интересов не между отцом и детьми, а конфликт между родителями. Поэтому, уважаемые родители, настойчиво рекомендую вам быть взаимовежливыми в первую очередь по отношению друг к другу. Это позволит вам сохранить возможность цивилизованного общения между вами, разрешить спорные ситуации с помощью переговоров, не втягивая в свои игры детей, не заставляя их принимать сторону одного из вас и не травмируя психологически.

-12%
-10%
-20%
-50%
-50%
-45%
-20%
-10%