176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  2. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  3. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  4. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  5. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  6. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  7. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  8. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  9. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  10. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  11. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  12. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  13. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  14. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  15. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  16. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  17. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  18. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  19. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  20. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  21. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  22. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  23. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  24. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  25. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  26. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  27. Задержания у суда, 18 лет за госизмену, плохие новости о погоде, наши в Индии и секторе Газа — все за вчера
  28. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  29. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  30. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу


Анастасия Величко / /

Финал «Миссис Минск» прошел две недели назад, но страсти вокруг конкурса до сих пор не утихли. Оказалось, большинство участниц недовольны тем, как прошло состязание, и намерены подать на организаторов в суд.

Сами организаторы утверждают: условия договора были выполнены, а взносы участниц ушли на покрытие расходов. О том, на что на самом деле потрачены эти деньги и почему оргкомитет сам может подать в суд, — в нашей беседе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«К середине конкурса многих стоило дисквалифицировать»

Руководитель компании Prime Event Алексей Грекул, один из организаторов конкурса, считает, что вся суть претензий вчерашних претенденток на корону в том, что те «не умеют проигрывать».

— Девушки говорят: уровень организации мероприятия был низким. А что именно не так? Нет конкретики. Жюри поставило плохие оценки? Но это же субъективно. Нами были не выполнены какие-то пункты из договора? Ок, перечислите, какие именно. Но они этого не делают, — утверждает Алексей.

Обсуждения в чате участниц

— Почему девушки решили, что конкурс прошел нечестно?

— Большинство из них впервые участвовало в конкурсе красоты, — поясняет Алексей. — Думаю, они не совсем понимали, как это работает, и рассчитывали, что всем достанутся призы, короны, подарки. Но правда в том, что победительница, как ни крути, может быть только одна.

— Девушки были недовольны промежуточными конкурсами, — подключается к беседе руководитель агентства нестандартных моделей K&Q Models Ольга Ягубова. — Да, бывало, что мы меняли время проведения мероприятий — это вызывало недовольство. Но такие подвижки — это нормально. На международном конкурсе «Мисс Евразия», например, за два дня до финала участницам сказали, что будет еще одно дефиле — с диджеем и танцевальной постановкой. Девушки репетировали его в день шоу, и все справились, ни у кого претензий не было. В этом и заключается состязание — смогут ли участницы в форс-мажорных ситуациях сохранить самообладание, адаптироваться.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Но ведь то, что на международных конкурсах красоты тоже бывают сбои и форс-мажоры, вас никак не оправдывает.

Ольга:

— Девушкам было сделано много поблажек. Не буду называть имен, но были участницы, которые на репетициях зависали в телефонах, болтали между собой. Им все объяснили, показали, начинается прогон — а девушки не знают, что делать. Потом они же на финальном шоу лажали, и это было видно.

Алексей:

— На самом деле, это самая большая наша ошибка — мы слишком «распустили» участниц и слишком многое им позволили. К середине конкурса многих стоило дисквалифицировать. По разным причинам: оскорбление других участниц, оскорбление организаторов, необоснованная критика, курение. Все это было прописано в положении о конкурсе. Но по нашей доброте мы всех «дотянули» до финала, закрывая глаза даже на систематические ошибки. И очень зря.

«Тянули» по доброте или потому, что заплатили деньги?

— Одно из обвинений в ваш адрес — члены жюри не всем участницам выставляли баллы. Оно обоснованное?

Алексей:

— Дело в том, что после первого дефиле жюри должно было выставлять оценки абсолютно всем. После второго — лишь тем, кто прошел в топ-20. И после третьего — только десятерым участницам. Кто-то, видимо, увидел третий бланк и заметил, что оценки поставлены не всем.

Из-за этого возник миф о том, что жюри работало недобросовестно. Однако девушки не знали систему оценок судейства и не имели права это как-то комментировать, а уж тем более выставлять в публичное пользование.

— Что насчет того, что конкурс не зарегистрирован? Как такое возможно?

Алексей:

— Конкурсы красоты — это нелицензируемый вид деятельности. Разрешение на проведение конкурса мы брать не обязаны. Но мы отправляли письмо в Мингорисполком, уведомили их о том, что собираемся провести мероприятие. И нам дали ответ: в соответствии с пунктом 7 статьи 213 Кодекса РБ о культуре получение удостоверения на право организации проведения указанного мероприятия не требуется.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А на рекламу мероприятия разрешение не нужно?

Алексей:

— Если бы мы продавали билеты, нужно было бы. Но у нас вход был бесплатным.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Еще девушки говорили, что вы не оказали им услугу, которая была оплачена.

Ольга:

— Конкурс красоты не является услугой. С юридической точки зрения — да, но членский взнос — это плата не за услугу, а за участие в конкурсе.

Алексей:

— Все конкурсы красоты — это коммерческие проекты. И оргвзнос — нормальная практика. У нас в Беларуси ее очень неправильно воспринимают.

— Может, потому что 500−600 долларов для белорусов — очень большая сумма?

Ольга:

— Просто у нас есть государственный конкурс «Мисс Беларусь», который проводится бесплатно, за счет средств госбюджета. И у людей возникает вопрос: а почему тогда остальные конкурсы платные? Хотя во всем мире «Мисс» и «Миссис» коммерческие. Просто наш народ не осведомлен.

— По моим подсчетам, от участниц вы получили около 25 тысяч долларов. Объясните, на что были потрачены такие деньги?

Алексей:

— Затраты на организацию конкурса очень немаленькие. Подготовка заняла полгода. За это время мы потратили:

  • на аренду офиса, помещений для репетиций, помещений для промежуточных испытаний, помещений для мастер-классов, площадки для проведения финала — 10 тысяч долларов,
  • на привлечение рекламы в соцсетях, сайт, работу колл-центра — 3500 долларов,
  • на зарплаты визажистов, стилистов, ведущих, фотографов, артистов, сотрудников, видеографов — 5000 долларов,
  • на налоги — 2000 долларов,
  • на платья (первое и третье дефиле) — 1500 долларов,
  • на видеодневники — 600 долларов,
  • на полиграфию (ленты, номера, прессволы и т.д.) — 800 долларов.

Из этого всего и выходит сумма, которую нам заплатили участницы.

— Но это все примерные цифры. Вы можете показать документы, чеки, которые их подтверждают?

Алексей:

— Детальную информацию мы вам не можем дать по объективным причинам. С тем же Prime Hall у нас подписан договор, который запрещает разглашать стоимость аренды зала.

— А если судить с позиции участницы: в среднем за 500 долларов что она получила?

Алексей:

— Из оргвзноса 200 долларов ушло на аренду, 70 долларов — на рекламу, 100 долларов — это работа персонала, 40 долларов — налоги. Платья — 30 долларов, видео — 10 долларов, 15 долларов — полиграфия.

— По мнению некоторых участниц, эти деньги вы забрали себе.

Алексей:

— Мы практически ничего не заработали. Когда мы начинали заниматься этим конкурсом, отдавали себе отчет в том, что эта индустрия в Беларуси только начинает свое развитие. А чтобы ее развивать, поначалу нужно вкладывать все средства. Сейчас мы работаем почти в себестоимость.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Мне угрожали мужьями и следствием»

Организаторы утверждают, что не предполагали скандала такого масштаба.

Ольга:

— У нас бывали случаи, когда одна-две девушки оставались недовольны проигрышем. Но подобная ситуация впервые. Не знаю, как Алексею, но мне от наших «миссис» даже поступали угрозы в личные сообщения. Они угрожали мне своими мужьями и следствием. Даже членам жюри звонили!

Сообщение, которое получила Ольга

Алексей:

— Я даже где-то читал, что у нас призовое место стоило 10 тысяч долларов. (Смеется.)

Вообще-то все это можно расценивать как клевету, мы уже консультировались с юристами. У нас есть скриншоты оскорблений, дезинформации, и если так будет продолжаться, мы будем подавать иски. Мы нормальные люди, и готовы принять извинения, но если их не будет — пойдем в суд. Речь идет о нашем имени, бренде, который мы развиваем.

«Оргвзносы есть везде»

О том, почему упомянутой организаторами «Мисс Беларусь» удается сохранять статус бесплатного конкурса, мы поинтересовались у пресс-секретаря Национальной школы красоты Дарины Михалевич.

— «Мисс Беларусь» — республиканский конкурс, который поддерживает Министерство культуры и государство, — поясняет Дарина. — Не все девушки имеют возможность оплатить участие в состязании. И если бы конкурс был платным, мы могли «просмотреть» ту самую красавицу. Поэтому отсутствие оргвзноса — это политика конкурса. Что касается частных конкурсов, все просто: хотите стать финалисткой конкурса — можете заплатить деньги и реализовать свою давнюю мечту.

 

И все же платное участие — скорее правило, чем исключение. Об этом LADY рассказала директор международного конкурса красоты «Elite Beauty Queens», с 2016—2018 — конкурса «Top of the World» Виктория Шидловская:

— Оргвзносы есть везде, и начинаются они от 500 долларов. Но за счет этого взноса девочки, как правило, проживают и питаются за границей, получают макияж и съемку в день финального шоу. То есть ты приезжаешь и ни за что не платишь, кроме каких-то дополнительных нужд. Это абсолютно нормальная практика.

В целом работать с «миссис» очень сложно, считает Виктория:

— Они все считают себя достойными. Были девочки-участницы, которые мне звонили и спрашивали совета. Я интересовалась, чем они собираются привлечь к себе внимание. Многие говорили: «Я классная». Я спрашивала: «А ты понимаешь, что таких же классных там еще 50?» Каждая считает себя лучшей. Но чтобы тебя заметили, нужно проработать каждый свой шаг.

-10%
-20%
-20%
-25%
-50%
-5%
-50%
-15%