• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: kinopoisk.ru; facebook.com/leprumus /

Александр Зантович стал писать серьезное. И это несерьезно. Ведь когда-то он обещал нести людям свет, улыбку и обнимашки, а не множить мировую скорбь. Поэтому — вот вам веселая колонка.

Про смерть.

Кадр из фильма «Настройщик»

Несправедливо, что про нее так мало пишут. Ну не считая новостей. Там постоянно кто-то преставляется. В хорошем вечернем выпуске гибнет не менее двухсот человек. Буквально за два-три сюжета, пока я доедаю котлету. Оно и понятно. Иначе передача будет нерейтинговая.

В остальном же большинство людей предпочитают смерть не замечать. Знаете, это одна из тех вещей, которые объективно есть, но говорить о них не принято. Как отправление естественных нужд, волосатые подмышки или политзаключенные.

Особенно тщательно люди скрывают от себя факт собственной смерти, предстоящей, я имею в виду, притворяясь, что собираются жить вечно.

А смерть, она такая штука, что рано или поздно обязательно о себе напомнит.

В прошлом году мы спускались с армянских гор к священному озеру Севан. Когда стало ясно, что нашим натруженным ногам до пляжа самим не дотопать, вождь похода оглядел наши потные исхудалые лица и пообещал транспорт.

Два мороженых спустя (ждали в какой-то деревне с магазином) подъехал неловкий грузовичок. Открылась задняя дверь крытого кузова, и мы начали ржать. Потому что зрелище было не для неженок. Посреди просторного кузова — длинный металлический стол. По сторонам от него — скорбные деревянные стулья с матерчатыми спинками. На полу — свежие ручейки слез. Явственно пахнуло тленом и болью утраты.

Пока катафалк чинно следовал до озера, мы старались сохранять приличествующие моменту скорбные мины, параллельно вовсю упражняясь в загробных шутках. Хотя считается, что смеяться над этим нельзя.

В нашей культуре принято расстраиваться. На похоронах все должны быть в черном, вздыхать, грустить. Если не получается, нанимают специальных голосистых женщин — плакальщиц. Это люди с особым талантом звучно и красочно рыдать по заказу, даже если не знают, как звали усопшего. Если ты не в состоянии выразить твое горе сам или горя как такового нет, то есть профессионалы. Они помогут.

Дальше — собственно похороны. Мероприятие весьма спорное с точки зрения экологии и использования земли. Ее для живого человечества не хватает. А тут — мертвым. И трудозатрат, особенно зимой.

После предания тела земле следует застолье. Где все с удовольствием едят и пьют. Сначала за упокой того, кого только что закапывали, потом за здоровье, потом за любовь, за родителей, за то, что все здесь собрались, и так далее, согласно всем славянским канонам.

Где-то в середине вечеринки мрачный дух окончательно изгоняется духом хмеля.

Кончина — вообще прекрасный повод выпить. День рождения же только один раз в году. А тут — и похороны, и девять дней, и сорок. И подарки дарить не надо.

Кстати говоря, вселенская скорбь и вопли «да на кого ж ты нас!» — не догма. В разных культурах к смерти относятся по-разному. У кого в почете колесо Сансары, те не особо расстраиваются. Был человек, помер — значит, скоро переродится в кого-нибудь или что-нибудь интересное.

Буддисты-тайцы после чудовищного цунами в 2004 году ходили по завалам и улыбались.

А в некоторых первобытных племенах усопших родственников просто съедают. Чего добру-то пропадать.

В Непале довелось наблюдать, как они обращаются с мертвыми. Раскладывают костер, поджигают и сидят рядышком. Пока огонь горит, родственники мирно общаются, возможно, обсуждая футбол, новый сериальчик или что приготовить на ужин. Я к тому, что никаких завываний, слез, истерик. Спокойное такое мероприятие.

А потом все, что осталось, сбрасывают в реку. На другом берегу располагаются те, без кого ни одна душа не отправится счастливо в мир иной — священнослужители всех возможных культов и направлений индуизма. Каждый предлагает свои услуги.

На смерти вообще хороший бизнес получается. Да, не всем он по душе. Но деньги неплохие. Спросите любого работника похоронно-памятниковой сферы. Они радостны и довольны жизнью. А недавно даже читал о коррупционном скандале в морге. Это ли не признак процветания отрасли?

Получается интересная картинка. Все считают в основном, что смерть — это грустно и плохо. Но для многих она же — источник благоденствия!

Возьмем вот хотя бы Майкла Джексона. Самое удачное, что случилось в поздней фазе его карьеры — это внезапная кончина. Все песни сразу стали популярны, как никогда, про певца сняли фильм, а сам он даже умудрился выпустить новый альбом. Мне кажется, многим творческим людям можно было бы взять этот остроумный метод на вооружение. Как говорится, когда больше ничего не работает.

Потом классно наблюдать с небес за тем, как растут продажи композиций.

Хотя, как говорил мой любимый Джордж Карлин, не стоит утверждать однозначно, что усопший благосклонно смотрит на нас с небес. Ведь многие живут не совсем по совести. И по результатам вполне могут угодить в ад. И тогда родственник будет не ласково смотреть на тебя с небес, а орать на тебя из преисподней.

Но лучше, конечно, сверху, с облачка. Гораздо приятнее думать, что после смерти мы будем жить вечно и в полном благоденствии. Правда, гарантий нет. Никто оттуда не возвращался. А кто заглянул на чуть-чуть, мельком, за роковой рубеж, бубнит только про какой-то тоннель.

А раз гарантий нет, то страшно. И лучшие умы человечества всерьез озадачились проблемой вечной жизни, также известной, как бессмертие. Ради такой благородной цели все средства хороши. И нанороботы в крови, и пересадка органов, и стволовые клетки, и просто записать сознание в компьютер и жить себе дальше в виде единичек и ноликов.

Хотя вот смотришь иногда вокруг и удивляешься. Все же под Богом, как говорится, все там будем, никого не минует чаша сия и все такое. Но даже имея на руках факт конечности своей жизни, как мы проводим свое время?

Ходим на нелюбимую работу.

Общаемся с неприятными людьми.

Терпим дискомфорт, несправедливость и узы брака.

Не едем туда, куда мечтаем попасть.

Не танцуем, когда хочется.

Не говорим хорошие слова тем, кому стоит.

И все ждем. Ждем чего-то. Когда появятся деньги, когда подрастут дети, когда разгребутся дела, когда он все поймет и горько пожалеет. В общем, когда что-то изменится и станет лучше.

Жизнь конечна. И в этом есть своя прелесть. Это миг, вспышка, нелепая безделица в масштабах универсума. Чем не повод провести ее именно так, как тебе хочется?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-10%
-20%
-30%
-20%
-55%
-19%
-14%
-50%
0065385