108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  2. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  3. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  4. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  5. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  6. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  7. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  8. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  9. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  10. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  11. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  12. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  13. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  14. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  15. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  16. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  17. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  18. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  19. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  22. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  23. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  26. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  27. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  28. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  29. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  30. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей


Анна Петрова /

Уже вторую неделю главная тема обсуждений в белорусских соцсетках — грудное вскармливание в общественных местах. Началось все со снимка из предпраздничной фотосессии — и, как водится, понеслось. О том, почему грудь вызывает у общества такое возбуждение, даже когда дело касается кормления детей, рассуждает наш колумнист Анна Петрова.

Фото: forum.glavred.info / Тот самый снимок

Оказалось, что отношение к грудному вскармливанию у большей части интернет-населения колеблется от «это отвратительно» до «это сакральное, священное действо, таинство». Обсуждение вылилось в такое количество негатива, что пользователи соцсетей для поддержки кормящих мам организовали спонтанный флешмоб #дэманстратыунавывалiла, в рамках которого женщины выкладывали фотографии, на которых они кормили своих детей грудью.

Прочитав огромное количество постов по теме и комментариев к ним, можно заметить, что противники грудного вскармливания в общественных местах апеллируют чаще всего к довольно странным аргументам. Например, кормление младенца сравнивают с актом мочеиспускания или дефекации, с желанием покурить, с эксгибиционизмом («тогда и подойти к столику и достать мужской член нормально»), с занятием сексом.

Иначе говоря, с чем угодно, кроме того, чем оно, собственно говоря, и является — с приемом пищи. Писали, что грудное вскармливание в общественном месте отдает «цыганщиной» и придает женщинам «бомжеватый вид».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Казалось бы, ну какая связь между кормлением младенца и сексом? Но женское тело — это всегда про секс.

Мы живем в мире сексуальной объективации, в мире восприятия женщины через призму мужского взгляда как единственно возможного, в мире, где женское тело, женская грудь слишком сексуализированы. Загар топлес, глубокие декольте, огромное количество рекламы с акцентом на оголенной женской груди — почему же во всех этих ситуациях та самая грудь не вызывает никакого возмущения? Может потому, что здесь она ориентирована на мужчин? Здесь она тот самый объект, которым ей и положено быть. Все на своих местах.

Было высказано мнение, что, в принципе, в кормлении ребенка нет ничего плохого, а возмущение вызывает только «кормление демонстративное». Что подразумевается под этим самым «демонстративным кормлением», не совсем понятно.

Вообще-то в наших реалиях не так уж часто можно встретить на улицах или в торговых центрах кормящую мать, что уж говорить о «демонстративном вываливании груди». Быть может, как раз потому, что женщин этих так мало, те единицы так бросаются в глаза окружающим?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

А возможно, с точки зрения окружающих, демонстративными кажутся те ситуации, в которых женщина кормит комфортно, как ей удобно, без страдальческого выражения стыда на лице? Ведь все эти «женские дела» многие годы считались неприличными, надо было стыдиться всего — месячных, беременности, стыдливо прятать в кулаке прокладку, скрывать растущий живот, сидеть с ребенком дома лет до трех.

Вряд ли женщина горит желанием демонстративно оголяться перед окружающими, это не прихоть, а необходимость. Тем более что речь идет не только о кормлении: прикладывание к груди — порой единственный способ успокоить ребенка, крики которого тоже традиционно мешают всем вокруг.

Я ни разу в жизни не видела «демонстративно вывалившую грудь» женщину, да и кормящих матерей на улице в целом что-то не припомню. Но зато я часто вижу писающих мужчин, например. Которые полагают, что достаточно отвернуться спиной к почтенной публике — и все окей. Показательно, что никто никогда не пишет возмущенных постов на тему «демонстративно писающих мужчин». Кстати, в одном из обсуждений договорились до того, что «вот эти вот какающие в подъездах люди — это те, кого в детстве кормили публично мамы». Смешно, правда?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Словом, женщин притеснять куда проще, а уж матерям и вовсе достается больше всего. Ну правда, все наиболее холиварные темы, хейтерские посты связаны с материнством. От женщины требуют невозможного. Это тонкий лед, пройти по которому вообще невозможно: что бы ты ни делала, все будет не так.

Надо успеть родить пораньше и при этом умудриться стать успешной в других сферах. Совмещать материнство, карьеру, быт и при этом выглядеть, как картинка из гламурного журнала.

Женщину линчуют за кормление смесью, но не дай бог вывалить на людях грудь. Кормить мало плохо («плохо старалась»), кормить много плохо («вы б еще до армии», ага). Мать должна воспитывать ребенка так, чтобы он не мешал окружающим, а если уж берет его с собой в кафе или, упаси бог, в самолет, она должна уметь одним незаметным движением заставить его сидеть смирно и молчать.

То есть, с одной стороны, общество постоянно говорит женщине о том, что рождение ребенка — это ее главное предназначение, и напоминает о святости материнства, а с другой — использует каждый повод, чтобы лишний раз унизить ее.

Клеймить матерей — это уже вполне себе социально одобряемое явление, вплоть до появления знаменитого понятия «яжемать», когда любая мама, пытающаяся хоть как-то защитить права, свои или своего ребенка, осмелившаяся вступить с кем-то в конфликт вместо «сидеть дома и не отсвечивать», автоматически попадает в эту категорию.

Кроме того, такое отношение к кормящим матерям в очередной раз подчеркивает нетолерантность нашего общества в целом. Обязательно нужно кого-то гнобить. Ну кого? Конечно, наиболее уязвимые группы населения. Это как, например, гомофобия: «Ладно, пусть делают, что хотят, только закрывшись у себя дома, ничего не выпячивая, чтобы мы ничего не видели». Так и с грудным вскармливанием: «Кормите себе на здоровье, но только дома или хотя бы за шторкой, лишь бы никто не видел».

Что в результате? Бесконечные хейтерские нападки приведут лишь к тому, что единицы мам, решившихся выйти в люди, будут бояться лишний раз побеспокоить тонкие струны души впечатлительных окружающих, готовых блевать и/или падать в обмороки при виде кормления младенца.

Учитывая и без того непростое отношение к женщинам с маленькими детьми, нам бы, напротив, начать поощрять их: создать как можно больше френдли-пространств, где кормящая мама будет чувствовать себя комфортно. Не можете создать условия — так хотя бы не мешайте, не смотрите, не смущайте, не стыдите. Грудное вскармливание — это не сакрально и не отвратительно, это обычное бытовое действо, процесс приема пищи, и чем проще мы будем к нему относиться, чем меньше будем обращать на него внимания, тем лучше. Это еще один маленький шажок в сторону защиты прав женщин, а значит — и в сторону дружелюбного цивилизованного общества.

-20%
-44%
-50%
-40%
-20%
-25%
-20%
-15%
-20%