Ольга Астапович / Фото: Денис Васильков /

— Проходите, проходите. Мы тут пока обживаемся понемногу, вот-вот приедет детская кроватка и остатки мебели, вещей, — встречает нас с порога улыбающаяся девушка. Свежий макияж, легкая укладка и не сходящая с лица улыбка совсем не напоминают о той женщине, с которой мы познакомились осенью. За маму прячется стеснительная дочка, а вторая, ей пока и полугода нет, вдумчиво смотрит на гостей, устроившись на руках.

— Вас не узнать! — здороваемся с нашей героиней, сложную историю которой мы рассказали нашим читателям. А они в ответ прислали более двухсот писем с предложениями помощи.

— Да, просто тогда у меня было все плохо, а теперь — все хорошо. Вот и весь секрет, — говорит Лена.

Напомним, Лена написала в редакцию от безысходности: социальные службы угрожали тем, что отнимут еще не родившегося ребенка и старшую дочь. Причиной повышенного внимания к семье стало неидеальное прошлое женщины: в молодости она употребляла наркотики и занималась секс-работой.

Однако с неприятным прошлым она порвала несколько лет назад и самостоятельно снялась с наркоучета. А чуть позже встретила любимого человека, они собирались пожениться. Все бы ничего, но будущий супруг неожиданно умер во сне от сердечного приступа, а Лена через пару дней узнала, что беременна.

Вспоминает: соцслужбы тут же пометили ее как нерадивую мать, жить с которой будет опасно для детей. По факту же реальная трудность, с которой Лена тогда действительно столкнулась, — низкий доход. После всех обязательных выплат по долгам и кредитам на жизнь оставалось 45−100 рублей. На эти деньги трудно было купить детям даже вещи первой необходимости.

После выхода публикации благодаря читателям нужные вещи удалось собрать сразу же. Малышка еще не родилась, а ее уже ждали кроватка, коляска, ванночка и одежда на первые месяцы — то, без чего спорить с социальными службами было бы бесполезно. У старшей — теплые зимние вещи, игрушки.

— Я не ожидала, но в день мне приходили десятки писем с предложениями помощи. И многие реально очень помогли: и вещами, и деньгами. Однажды, когда очень нужно было, мне даже оплатили коммуналку. Я попросила в долг, а мне в ответ прислали смайлик с крутящимся у виска пальцем — мол, не надо ничего возвращать, — вспоминает собеседница. — Писали и женщины, которые узнали в моей истории свою, спрашивали совета — я перенаправляла к юристам, которые помогли мне. С некоторыми поделилась вещами: например, приезжала мама двойняшек в отчаянии, я ей дала часть подаренной нам одежды.

Бесплатно консультировать Лену взялась юристка центра по продвижению прав женщин «Ее права» Ольга Лихачева. Она разработала пошаговую инструкцию действий для читательницы и помогла составить нужные письма и заявления в госорганы.

— До этого, кроме угроз, со стороны социальных служб я не получала ничего. Оказалось, что низкий доход позволяет мне претендовать на адресную социальную помощь. Я составила с юристкой заявление и отправила — на днях должны прийти деньги. Удивительно наблюдать, как в отделе соцподдержки недовольны были моим уверенным поведением и знанием собственных прав. Я прошу у них конкретный бланк, а они мне в ответ бросают «откуда вы все такие умные повылазили», — рассказывает Лена. — А еще как-то возмутились, зачем это я «сразу к минским юристам звоню».

Благодаря письменному обращению Лене удалось восстановиться в очереди на жилье, которой, как оказалось, она лишилась случайно — в момент, когда приятельница по доброте душевной прописала ее с дочкой в собственную квартиру.

— Из детского сада, на который у меня не хватало денег, мне позвонили сами и предложили платить всего половину — 34 рубля в месяц. Это для меня посильно, старшая дочь начала посещать садик, — рассказывает Лена. — Кроме того, бесплатные места оказались и в школе раннего развития — так мы уже готовимся пойти туда. А еще ребенок теперь ходит на танцы и в кружок керамики.

Сейчас Лена подала в суд на установление отцовства. Так будет возможность получать пособие по потере кормильца на младшую дочь вплоть до совершеннолетия.

— Бабушка моей младшей дочки от внучки открещивается, хотя признала, что малышка на ее сына очень похожа. Говорит, что у меня не получится ничего. Но юристка подсказала, что отцовство можно установить через суд, если собрать подходящие доказательства.

Оказывается, что доказательства — это совместные фотографии, переписки, договор на аренду квартиры, в которой мы жили вместе с гражданским мужем, — рассказывает собеседница. — Надеюсь, что все у меня получится. Я даже представить не могла, что все это можно вот так брать и делать. Да я и про права никогда ничего не слышала раньше!

Социальные службы, вспоминает Лена, появлялись у нее в последний раз в конце ноября.

— Но я была уже более смелая. Они мне: «На СОП поставим». А я им: «На каком основании?». Они мне: «Сейчас шкафы ваши проверим». Я им в ответ: «Покажите мне разрешение, без него не имеете права», — пересказывает диалоги Лена, довольная тем, что получилось дать отпор. — Просто мы своих прав не знаем, так нас и запугивают постоянно.

С тех пор семью больше не тревожили. На днях мама с дочками переехала в новую съемную квартиру, даже успели сделать небольшой косметический ремонт, «чтобы со страшными обоями не жить». Это для них неплохой вариант, пока не подойдет очередь на социальное жилье, за которое можно будет платить чуть меньше.

Тем временем в семье подрастает младшая дочка — она появилась на свет четыре месяца назад. Ее появлению здесь нарадоваться не могут: старшая сестренка назвала ее Танюшей, помогает маме по возможности — то покормит, то присмотрит.

— А я шучу — вот бы все дети такими были. Хорошо кушает и спит — я успеваю и домашнюю работу сделать, и отдохнуть. Девочка очень ласковая, общительная. А вот эта ямочка возле носика — как напоминание о ее папе. Они очень похожи, — говорит Лена и обнимает своих дочерей. — Никому их не отдам.

Комментарий юриста: «Если женщинам нужна какая-либо помощь в решении сложной ситуации, мы готовы бесплатно ее оказать»

Специалистки центра по продвижению прав женщин «Ее права» отмечают, что в Беларуси случаи, когда семьи ставят или угрожают поставить в социально опасное положение (СОП) — не редкость. Это значит, что семья будет под особенным присмотром социальных служб и детей могут временно изъять в любой момент без решения суда.

— Однако с 1 февраля 2019 года вступило в силу постановление Совета министров № 22 от 15 января 2019 года, которое детализировало процедуру выявления СОПа и деятельность государственных органов, — рассказала юристка центра по продвижению прав женщин «Ее права» Татьяна Стрижевская. — Согласно постановлению, сейчас есть всего три критерия постановки в СОП. Первый: родителями не удовлетворяются основные жизненные потребности ребенка, второй: родителями не обеспечивается надзор за поведением ребенка и его образом жизни, вследствие чего ребенок совершает деяния, содержащие признаки административного правонарушения либо преступления. И, наконец, третий: родители ведут аморальный образ жизни, что оказывает вредное воздействие на ребенка, злоупотребляют своими правами и/или жестоко обращаются с ним, в связи с чем имеет место опасность для жизни и/или здоровья ребенка.

Специалистка организации обращает внимание на то, что есть определенная процедура постановки на СОП, которой госорганы должны придерживаться. И, кроме того, родители могут не согласиться с постановкой семьи на СОП и начать оспаривать это решение.

— Женщины (а они наиболее часто занимаются решением этого вопроса) могут воспользоваться нашей инструкцией о СОП, чтобы знать свои права. Если нужна какая-либо помощь в решении сложной ситуации, мы готовы бесплатно ее оказать, — отметила Татьяна Стрижевская.

Горячая линия работает с понедельника по четверг с 9.00 до 17.00 часов по телефонам:

+37529 635 56 62

+37533 675 56 62

-20%
-20%
-10%
-30%
-10%
-46%
-10%
-20%
-10%