/ Юлия Кирейчик /

— А может, лучше без подушки сфотографироваться? — спрашивает Кристина Василевская, откладывая в сторону подушечку с мопсом. — А то я и так слишком несерьезно выгляжу.

Уже несколько лет Кристина, которая «выглядит слишком несерьезно», делает серьезное дело: помогает твердо встать на все четыре лапы животным, которые когда-то потеряли почву под ногами.

Через ее руки, на которых пациенты нередко оставляют на память следы своих зубов, проходят животные с родовыми травмами, заболеваниями опорно-двигательного аппарата, жертвы автомобильных аварий и живодеров.

Что бы ни случилось с пациентом, Кристина готова за него побороться. Она учит животных находить баланс. И сама каждый день учится тому же: балансу между огромной любовью к животным и спокойствием профессионала, который должен выполнять свою работу, отбросив эмоции.

Год назад Кристина превратила мечту о собственном центре реабилитации в небольшое, но очень светлое и яркое пространство, где есть все необходимое, чтобы животные могли сделать первые шаги в новую жизнь.

Одновременно с нами в гости к Кристине на трех лапах приходит пес Рыжик. Главное, уговорить этого лиса с хитрой улыбкой встать на больную заднюю лапу.

— Рыжик оказался в пункте усыпления на Гурского, потому что попал под отлов, — рассказывает его историю волонтер Мария. — Он был в сильном стрессе и прятался от людей в будке, поэтому мы не сразу заметили, что у собаки сломана лапа. Когда отвезли его на рентген, оказалось, что у Рыжика перелом скакательного сустава — и пса сразу забрали на операцию.

Кристина поясняет:

— Из-за того, что Рыжик долго жил с неправильно сросшимся переломом и привык ходить на трех лапах, у него атрофировались мышцы бедра. Поэтому даже после операции у него не получалось становиться на лапу.

Главное в нашей с ним работе — научиться балансировать. Для этого я делаю Рыжику массаж и физиотерапевтические процедуры. А еще помогаю ему выполнять упражнения, во время которых нужно опираться на больную лапу. Главное — увеличивать нагрузку постепенно и следить за тем, как собака на нее реагирует. Потому что если не почувствовать грань и заставить собаку сделать больше, чем она может выдержать, это только навредит ей.

После занятий Рыжик начал опираться на заднюю лапу, а когда забывает о ней — бегает на всех четырех. Ну и главный функционал больной лапы — он отменно чешется с ее помощью за ухом. (Смеется.)

Что по-настоящему беспокоит Рыжика — так это то, что он обследовал весь центр, но так и не нашел своего давнего приятеля — кота-тезку той же масти. Котенка часто привозят на занятия в то же время, что и пса, и настойчивые попытки с ним подружиться — главная мотивация движения для собаки.

На занятия Рыжика привозят дважды в неделю. К сожалению, пес до сих пор находится в пункте усыпления на Гурского, так как передержка для него не нашлась. Волонтеры уговорили руководство «Фауны города» дать им время и не усыплять собаку, в которую вложено столько труда.

Кристина уверена: как только пес попадет в домашнюю обстановку и почувствует, что у него есть хозяин, процесс реабилитации пойдет еще успешнее:

— Животные, у которых есть дом, восстанавливаются гораздо быстрее. Причин несколько: во-первых, животное чувствует заботу и спокойствие, в его жизни нет стрессов, которые всегда усугубляют и психологическое, и физическое состояние. А во-вторых, когда кураторы и передержки бесконечно меняются, очень мало шансов, что реабилитация будет непрерывной, что с животным будут регулярно заниматься и выполнять все назначения.

Но что касается реабилитации Рыжика — можно смело сказать, что мы на финишной прямой. Он умница и боец.

Рыжик осторожно ступает на балансировочную платформу…
Ну, а на степ, увидев вкусняшку, он поднялся за секунду.
Ну давай, мой хороший, иди! — подбадривает Рыжика Кристина. На фото мы видим кинезиотерапию в действии. Это, по сути, лечение движением. Кинезиотерапия включает в себя упражнения на баланс, ходьбу по горке, занятия на степе, перешагивания через препятствия, работу на балансировочной платформе.

Кристина рассказывает, что животные на ее занятиях проявляют невероятную силу воли и терпение. Да и не только на занятиях:

— Животные терпят до последнего, иногда они молча переносят невероятную боль. Пока не будут умирать, не покажут, как им плохо. И люди, которые недостаточно внимательны к своему питомцу, могут долго не замечать, что с ним случилась беда. Поэтому нужно быть очень чуткими, следить за всеми переменами в настроении и поведении животных. Звери — подвижные существа: в беготне, прыжках, исследовании пространства — радость их жизни. Поэтому если ваш питомец перестал бегать во время прогулки или запрыгивать на любимый диван — это уже тревожный звоночек.

Волонтеры делятся: когда едешь с Рыжиком на занятия, люди оборачиваются вслед и частенько подходят, чтобы сказать, какой он красавчик. Но вот звонков с предложениями передержки и дома как не было, так и нет. При этом Рыжик невероятно любит людей и как настоящая компанейская душа скучает в одиночестве. Ждет, кому бы вверить свое преданное сердце.

Проводив Рыжика, который решил продолжить поиски кота уже во дворе центра, Кристина дает себе небольшой перерыв и вспоминает о том, как ввязалась в эту непростую историю.

— Животные всегда были рядом со мной. Помню, летом в деревне у бабушки со мной дружили даже самые норовистые лошади и коровы. Я никогда их не боялась и проводила с ними очень много времени.

А от любви я перешла к делу лет семь назад, когда впервые забрала кошку с Гурского, которая, к сожалению, умерла через год — по ее здоровью всерьез ударила перенесенная раньше болезнь. У меня это, с одной стороны, выбило почву под ногами. С другой — показало, что животные нуждаются в помощи, и я обязана им ее дать.

И я начала волонтерить: подбирала бездомышей с улицы, лечила, пристраивала… Ко мне постоянно попадали травмированные животные: сбитые… или избитые. С переломом позвоночника, тазовых и грудных конечностей. Так я выяснила, что хирурги, которые могут оперировать такие сложные случаи, в нашей стране есть… Но после того, как животное «починили», оно все равно не может двигаться.

Зачастую потому, что произошла атрофия мышц или возникла контрактура (это такое состояние, при котором из-за самых разных причин конечность не может полноценно сгибаться и разгибаться в одном или нескольких суставах. — Прим. редакции).

Например, после перелома позвоночника все ветеринары рекомендуют ограничить подвижность животного, а значит — посадить его в клетку. Конечно, после месяца в клетке и речи не может быть о подвижности: мышцы, связки, суставы не в состоянии выдержать даже минимальную нагрузку.

Я решила: раз у нас в стране нет реабилитации для животных, значит, нужно учиться самой. В постсоветских странах крайне мало квалифицированных специалистов, которые могут объяснить, как с этим работать. Но мне удалось попасть к ним на индивидуальное обучение.

Так я отучилась в ветеринарном центре здоровья и реабилитации животных «Зоостатус», потом прошла обучение в Питере, у ветеринара Анастасии Семеновой. Количество конференций и зарубежных онлайн-курсов не считала: специалисты Германии, Голландии часто проводят вебинары и онлайн-тренинги по теме реабилитации животных.

То, чему училась, тестировала на животных, которых спасала сама, — и эксперименты удавались. Конечно, это сложно, долго, а главное — может и вовсе ничего не получиться. Никто не даст тебе 100%-ной гарантии, но всегда нужно дать животному шанс.

Во время нашей беседы к Кристине заглянула ее давняя подруга Гера с диагнозом «дисплазия». Скажем прямо: после занятий в Гере столько энергии, силы и скорости, что мы прятались в соседней комнате.

Кристина признается: еще лет пять назад профессиональной литературы по этой теме было не найти, да и в наших ветклиниках мало кто понимал, что такое реабилитация и зачем она нужна. Сам термин вошел в лексикон врачей относительно недавно — и тогда же Кристина решилась открыть собственный центр.

— Я начала сотрудничество с «Центром ветеринарной ортопедии и травматологии». Там работают опытные и образованные люди, которые понимают, что операция — это только начало пути.

Поработав в клинике и увидев, какое огромное количество животных нуждается в реабилитации, я поняла, что мне нужно искать отдельное помещение, где можно проводить полноценные и регулярные занятия.

Я уже давно знала, какое оборудование необходимо и где его можно сделать — останавливала только нехватка средств. Но когда у меня появилась нужная сумма, решила действовать.

Как только я нашла это помещение и победила налоговую, санстанцию — трудно было им объяснить, чем я тут собираюсь заниматься — начался сложный ремонт. Здесь все создано с нуля. Но мне повезло: попалась команда отличных строителей и просто хороших людей. Например, водную беговую дорожку устанавливали сантехники, которые, конечно, в глаза такого раньше не видели. Но гуглили и читали в Сети, для чего она и как должна работать.

У водной беговой дорожки широкий спектр работы: она помогает прийти в форму собакам, у которых есть проблемы с весом, позволяет поддерживать мышечный тонус. Но главное: она помогает работать с травмированными животными, которые не могут держать свой вес на суше, но прекрасно это делают в воде. Также водная беговая дорожка позволяет выработать так называемую «спинальную походку» у парализованных животных. Рефлексы хорошо срабатывают в воде, потому что животное не чувствует вес собственного тела.
Нужно понимать, что у акватерапии есть и противопоказания. Казалось бы, какой вред от воды? А нюансов — масса: начиная от веса собаки, заканчивая особенностями породы и хроническими заболеваниями. Например, серьезное противопоказание — проблемы с сердцем. Также эту процедуру тяжело переносят животные-брахицефалы (мопсы, бульдоги — одним словом, «плоскомордые»). На водной беговой дорожке они испытывают огромный стресс, сердце начинает биться учащенно, воздуха не хватает — и собаки начинают задыхаться.

Кристина признается, что многое из оборудования центра создано руками местных умельцев и неравнодушных людей.

Фитболы необходимы для животных, которые не могут удерживать свой вес. Форма арахиса позволяет комфортно положить животное сверху, чтобы оно не съезжало с поверхности и могло заниматься. А шар используют в занятиях с маленькими животными — йорками, шпицами, котами. Они перебирают лапками, а Кристина их поддерживает. Работает все тело, и животное учится держать баланс.

— Например, горку, по которой поднимался Рыжик, спаяли отличные ребята, любители животных, на одном из белорусских заводов. Да и сухопутную беговую дорожку, по сути, сделали своими руками: полотно я купила в спортивном магазине. А металлический каркас собрали на заводе специально под наши нужды. Благодаря тому, что на нем закреплены поддерживающие шлеи разных размеров, собака не заваливается и чувствует себя комфортно. Вы сами сейчас увидите!

Позаниматься на беговой дорожке пришел Дружок. Но до этого — обязательный массаж, во время которого пес неодобрительно косится на руки Кристины и недвусмысленно дает понять, что бы он сделал, если б смог до них дотянуться.

— Ну и негодяй же! — констатирует Игорь, который привез Дружка на занятие. И смотрит на него с непередаваемым обожанием.

В жизни Игоря Дружок появился неожиданно. Мужчина вместе с женой возвращался с отдыха, а когда пересекли границу и жена смогла зайти в интернет… Тогда и понеслось:

— Она прочла в соцсети, что на трассе Минск — Молодечно сбили собаку и она лежит на обочине около недели, — вспоминает Игорь. — Ну что ж… Мы просто взяли и поехали за ним.

Благодаря Игорю и его супруге жизнь Дружка удалось спасти. Правда, он слишком много времени провел на трассе и момент, когда операция могла все исправить, был упущен.

Кристина объясняет:

— У него был сломан позвоночник, и поначалу пес был полностью обездвижен. Даже после операции Дружок совсем не мог опираться на таз. А теперь — носится на передних лапах, а иногда встает на все лапки — и делает пару шагов. Мы будем продолжать стимулировать задние лапы, потому что динамика у Дружка просто отличная.

Игорь несколько раз в неделю привозит Дружка на занятия, оплачивает все необходимые ветеринарные манипуляции, корм, памперсы… Ни любви, ни времени, ни денег на собаку ему не жалко. Жалко только, что нет возможности забрать ее домой:

— У нас уже живет несколько питомцев, среди которых есть и животные с инвалидностью. Но, нам на радость, Дружка полюбила одна хорошая женщина, которая готова дать ему дом. И это не удивительно: в него нельзя не влюбиться. Это вечно улыбающаяся собака — плохое настроение как рукой снимает, когда ее видишь. Сколько ужаса он пережил, а остался добрым, веселым, благодарным парнем.

Результат, который показывает Дружок, в прямом смысле дело рук Кристины.

— Главный инструмент реабилитолога — руки, — говорит девушка. — Все остальное вторично. Любой тренажер, кроме разве что водной беговой дорожки, можно заменить домашними аналогами. Поэтому хозяевам не стоит бояться, что они не потянут поездки в центр на постоянной основе — нам удается подбирать упражнения для животных, которые живут даже в других городах. Главное в дистанционных занятиях, чтобы хозяева были со мной на связи и подробно объясняли, что происходит с животным. Я всегда объясняю, что реабилитация — это не только трудоемкий, но, к сожалению, и непредсказуемый процесс. И первая моя заповедь: «Не навреди». Прежде чем совершать какую-либо манипуляцию, я консультируюсь с опытным неврологом и ортопедом.

Кристина объясняет: в ее работе не бывает легких случаев. Но главная сложность не в состоянии животных, а в людях, которые взяли за них ответственность.

— Очень часто хозяева игнорируют слова ветеринара о том, что нужно пойти к реабилитологу. Надеются, что можно подождать — и все пройдет само по себе. К сожалению, проходит только время, которое нужно было потратить на восстановление.

Вторая проблема: даже если люди доходят до центра, они не всегда готовы бороться. На первом занятии полны энтузиазма, а через неделю понимают, что не готовы.

Животные всегда хотят жить, но люди часто решают за них. Я никого не осуждаю, понимаю, как это трудно. Одно дело, когда животное пошло через месяц занятий, а если оно лежит год?.. В этом случае хозяину нужно ежедневно разминать суставы и сдавливать мочу, а еще — покупать коляску, которую можно достать только за рубежом за большие деньги.

Повторюсь: я не осуждаю… Но каждый раз, когда хозяин перестает приводить животное на занятие — не могу успокоиться, потому что привязываюсь к каждому пациенту, как к своему питомцу. И если животное, не дай бог, умирает, не получив помощи, я чувствую свою вину…

А еще я точно знаю, что если хозяин не сдастся — все может получиться. Успех приходит, когда люди настойчивы и последовательны — тогда и животным передается их уверенность и стойкость.

Это как раз случай второго Рыжика за день (да-да, того самого, которого утром искала собака). Он уже родился с травмой — во дворе, от бездомной кошки. Но Рыжику повезло: он встретил неравнодушных людей.

— Когда мы подобрали Рыжика, выяснилось, что у него перелом двух позвонков в грудном отделе. Двигаться малыш не мог, — вспоминает Людмила, которая называет себя «попечителем» котенка. — В первой клинике, куда мы пришли, нам сказали, что Рыжика надо усыпить. Мы отказались и продолжили искать того, кто за него возьмется. Григорий Чегодаев нам не отказал — сказал, что тут есть за что побороться.

В течение полугода Рыжик наблюдается у невролога и терапевта, а в последние три месяца ходит на занятия к Кристине.

Рыжик недоволен.
Тактильные ощущения очень важны, когда дело касается реабилитации животных. Например, Кристина часто выстраивает для своих пациентов так называемую сенсорную дорожку. Она складывается из очень разных на ощупь материалов: например, сначала кот должен стать на прорезиненную поверхность, потом — на шершавую, колкую, после — на гладкую. Это здорово стимулирует нервные окончания.

— Прогресс огромный! — улыбается Людмила. — Кристина научила его держать равновесие — и теперь он скачет, как зайчик! Да так, что не догнать.

— Ну заяц — это промежуточная версия, — объясняет Кристина. — С большой вероятностью он начнет полноценно опираться на задние лапки.

За эти полгода Рыжик вырос в доброго, но очень серьезного кота. Требует внимания и уважения к своей кошачьей личности, но при этом во время игры превращается в беззаботного ребенка, который, как всякий здоровый котенок, может и за мышью поохотиться, и «злую руку» попугать. Сейчас малыш ищет дом и хозяина.

— Конечно, больше всего меня подпитывает результат, — делится Кристина, глядя на Рыжика. Когда видишь, как животное, которое лежало тряпочкой, становится на лапы — чувствуешь настоящую эйфорию.

У меня в принципе не бывает такого состояния — «нет, ничего не получится». Не потому что я сумасшедшая оптимистка. Я как раз реалист. Просто животные — моя жизнь, и ради них стоит постараться.

Я столькому учусь у своих пациентов. Например, терпению и смирению. А главное — любви, которая не зависит ни от чего.

Никогда не забуду собаку, которую спасала в период своего волонтерства. Она была жертвой живодера, и над ней так поиздевались, что от мыслей об этом у меня сжималось сердце. Но как же она любила людей, как доверяла им! Не было ни агрессии, ни обид, в глазах — только надежда на то, что теперь все будет хорошо. Она тихо-тихо лежала и, кажется, больше всего боялась помешать. Боялась, что ее выгонят или она чем-то вызовет человеческий гнев. К сожалению, пес умер — так же тихо, как жил — во сне.

Вспоминая об этой собаке и наблюдая за ее сородичами, я понимаю, что, наверное, никогда не научусь так любить.

Если вы хотите помочь или подарить дом кому-то из героев статьи, напишите нам по адресу lina@tutby.com

-13%
-25%
-10%
-20%
-10%
-10%
-70%
-20%
-30%