/

О том, что проблема с бездомными животными Беларуси стала известна за рубежом, заговорили еще в конце ноября, когда французская актриса и зоозащитница Брижит Бардо отправила открытое письмо Александру Лукашенко.

Брижит заинтересовалась тем, что происходит с белорусскими животными, благодаря обращению гражданской инициативы «Мы с тобой в одном доме». Зоозащитники не остановились на этом и решили организовать своеобразный флешмоб обращений международных представителей к главе государства.

В этот раз к президенту обратилась Мадлен Петрович, директор крупнейшего австрийского приюта для животных Wiener Tierschutzverein, экс-председатель партии «зеленых»:

Делимся с вами переводом этого письма:

«Уважаемый президент,

В последнее время в нашу организацию часто сообщают об опасениях, связанных с тем, что в рамках подготовки к Европейским спортивным играм с мая по июнь планируется массовый отстрел уличных животных в Беларуси.

Мы можем Вам гарантировать, что безопасность населения для нашего приюта тоже стоит на первом месте. Именно поэтому правильное обращение с бездомными животными — очень важная задача для нас.

Безусловно понятно, что любой город перед международным мероприятием хочет себя показать в лучшем свете. И нежелательно, вероятно, чтобы бездомные животные портили образ города.

Однако с точки зрения зоозащиты вышеупомянутый метод в любом случае абсолютно неприемлем. В том числе и по чисто экономическим и математическим причинам. Даже если убийство животных решает сиюминутные проблемы, оно неэффективно в долгосрочной перспективе.

Убийство животных для уменьшения их численности на улицах не работает, и это научно доказано. С точки зрения биологии такие жестокие убийства животных приводят к обратному результату: увеличению численности популяции. Если популяция животных живет в одной области и часть ее исчезает, то животные из других частей перемещаются в образовавшуюся „биологическую дыру“.

Потому что в этой появившейся „биологической дыре“ больше ресурсов, и это способствует еще большему размножению бездомных животных.

Именно поэтому массовые убийства всегда приводят к увеличению численности животных. В долгосрочной перспективе это увеличение можно нивелировать только в том случае, если проекты массовых убийств будут заменены проектами стерилизации.

Для защиты людей и животных необходимо дальновидное мышление. По всей стране надо начать стерилизовать безнадзорных собак и кошек. Благодаря этому количество животных на улицах уменьшается, и эта проблема решится сама собой, и за пару лет на улицах страны не будет бездомных животных. А также нужно вести просветительскую работу с населением.

С надеждой на ответ и на то, что для Вас долгосрочное решение этой проблемы стоит на первом месте. Мы, безусловно, доступны для Вас для уточнения информации и ответов на вопросы».

Мы спросили у Ольги Майоровой, координатора гражданской инициативы «Мы с тобой в одном доме» о том, может ли влияние австрийских зоозащитников изменить ситуацию в Беларуси. А также о том, как развивается сотрудничество с «Фондом Брижит Бардо».

— Ольга, почему решили обратиться за поддержкой именно к австрийцам?

— На эту идею нас натолкнул руководитель зоозащитной организации «Лисабона», Алекс Фоллон, с которым мы тесно сотрудничаем (международная зоозащитная организация, головной офис которой находится в Вене. — Прим. редакции). Изначально мы написали письмо президенту Австрии, поскольку он председатель партии «зеленых» и всегда интересуется темой защиты животных.

Нам написали, что наше письмо передали в Министерство иностранных дел и после этого проблемой бездомных животных в Беларуси заинтересовалась Мадлен Петрович, руководитель венского приюта и экс-председатель партии «зеленых».

Опыт Австрии интересен нам потому, что в этой стране проблема бездомных животных решена практически на 100%, а приюты существуют за счет добровольных пожертвований граждан.

К сожалению, пока что ответа на письмо Мадлен Петрович мы не дождались. С одной стороны, мы огорчены этим фактом, с другой — рады, что письма идут. Это значит, что европейское сообщество неравнодушно к ситуации с белорусскими животными и наблюдает за ней.

Скажу больше: уже 7 зоозащитных организаций прислали в Администрацию президента обращения — мы чувствуем международную солидарность. Они откликаются на нашу проблему и готовы помогать.

Например, австрийцы предлагали прислать большую гуманитарную помощь для наших животных. Но тут сразу встает «но»: предположим, правительство пойдет навстречу и разрешит сделать это без налогообложения. Но как создать у нас систему дистрибуции помощи по волонтерам? Как можно легально раздать эту помощь с учетом действующего законодательства? Скажем прямо: тот, кто возьмет на себя смелость принимать, делить и раздавать, может в итоге попасть под суд.

Как говорила Наталья Зубова, директор витебского приюта (единственный приют Беларуси, где животных не усыпляют. — Прим. редакции): «Самое страшное в моей практике — благотворительная помощь, поступившая из-за рубежа». Потому что по каждой условной «косточке для собаки» нужно было сдать кипу бумаг.

— Есть ли основания предполагать, что изменения в законодательстве все-таки будут?

— По крайней мере в последние месяцы мы почувствовали изменения в тональности ответов государственных структур.

Например, Геннадий Трубило (первый заместитель министра жилищно-коммунального хозяйства) уже сам пишет о том, что Министерство понимает: нельзя принимать проект закона «Об обращении с животными» 2016-го года (проект закона, который зоозащитное сообщество считает неконструктивным, можно найти тут). И признает необходимость кардинальных изменений. Это хороший знак.

Кроме того, около месяца назад зоозащитников собрали на совещании в Министерстве ЖКХ, где, во-первых, было ясно сказано, что это собрание происходит благодаря письму г-жи Бардо. А во-вторых, что закон не может быть принят в ближайшее время, но министерство попробует внести самые необходимые изменения в правила содержания и отлова животных.

Мы направили наши предложения и очень надеемся на обратную связь. А также настаиваем на создании рабочей группы для дальнейшей работы над законом.

Мы будем очень огорчены, если нам в этом откажут, потому в действующее законодательство нужно вносить массу поправок начиная с элементарного — четкого определения термина «жестокое обращение с животными».

А как у них?

Например, в украинском законодательстве формулировка о жестоком обращении с животными такая:

Жестокое обращение с животными — издевательство над животными, в том числе бездомными, повлекшее мучения, нанесшее им физические страдания, телесные повреждения, увечья или приведшее к гибели, натравливание животных друг на друга и на других животных, совершенное из хулиганских или корыстных побуждений, оставление домашних и сельскохозяйственных животных на произвол судьбы, в том числе нарушение правил содержания животных.

Статья 299 Уголовного кодекса Украины. Жестокое обращение с животными

1. Жестокое обращение с животными, относящимися к позвоночным, в том числе беспризорными животными, совершенное умышленно и приведшее к увечью или гибели животного, а также натравливание животных друг на друга или других животных, совершенное из хулиганских или корыстных побуждений, публичные призывы к совершение действий, которые имеют признаки жестокого обращения с животными, а также распространение материалов с призывами к совершению таких действий — наказываются арестом на срок до шести месяцев или ограничением свободы на срок до трех лет.

2. Те же действия, совершенные в присутствии малолетнего или несовершеннолетнего, — наказываются ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с особой жестокостью или в присутствии малолетнего или несовершеннолетнего, или по двум и более животных, или повторно, или группой лиц, или совершены активным способом — наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

— Какие еще изменения в законодательстве необходимы, по вашему мнению, для решения проблемы?

— Прежде всего: изменение 137-й статьи, по которой у животных статус «имущества».

Кажется, что это абстрактные вещи, но они выливаются в конкретные проблемы. Например, в конце прошлого года знакомый сбил на автомобиле соседскую собаку и отвез ее после ветеринарной клиники на время восстановления в частный (а значит, нелегальный) приют. Он знал, чья это собака, но понимал, что отдать ее хозяевам-алкоголикам смерти подобно. В итоге его обвинили в воровстве, в дело была втянута милиция. Разобрались в досудебном порядке, но если бы закон исходил не только из рыночной стоимости животного, но и из его интересов как особого объекта правовых отношений, то ситуация была бы иная.

Пока ситуация с 137-й статьей такая: вместе с юристом мы разработали новый проект статьи — и обратились с ним в Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь. Там нам пояснили, что предложения общественности принимаются только с обоснованием — в том числе экономическим.

То есть вместо того, чтобы идея, которую подала гражданская инициатива, была взята в разработку чиновниками, у которых есть ресурсы и специалисты, они говорят: составьте экономическое обоснование, проанализируйте законы, которые придется поменять, подробно все это распишите — и присылайте нам. (Улыбается.)

Предложения зоозащитников по пересмотру статьи 137:

Статья 128. Виды объектов гражданских прав

К объектам гражданских прав относятся:

  • вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права;
  • работы и услуги;
  • животные;
  • нераскрытая информация;
  • исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг;
  • нематериальные блага.

Статья 137. Животные

Животные признаются особым объектом гражданских прав и не являются имуществом.

Жестокое обращение с животными не допускается.

К животным могут применяться правила об имуществе, если это не противоречит принципам гуманности.

Порядок совершения сделок с животными определяется законодательством.

Основным изменением видится придание животным статуса особого объекта гражданских прав и исключение животных из разряда имущества. Такое понимание присутствует в гражданском законодательстве ряда европейских стран (Польша, Чехия, Австрия и другие) и представляется логичным для принятия в ГК Республики Беларусь.

Вместе с тем для сохранения преемственности в правовом регулировании предлагается сохранить возможность применения к животным правил, действующих для имущества, при условии отсутствия противоречий с принципами гуманности (принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным — ст. 242 ГК)

Считаем существенным отсылку к принципам гуманности связать не с запретом жестокого обращения с животными, как это имеется в нынешней редакции ст. 137, а с возможностью применения к животным правил, действующих для имущества.

Безусловный запрет жестокого обращения с животными предлагаем закрепить в отдельной части обновленной редакции ст. 137.

— Будет ли встреча помощницы Брижит Бардо, госпожи Олой, с представителями министерств, о которой вы говорили зимой? Возможно, ее опыт поможет в решении вопроса.

— У «Фонда Брижит Бардо» был налажен диалог с Павлом Латушко, после смены посла (сейчас посол Беларуси во Франции Игорь Фисенко) ситуация изменилась. Идет переписка, и госпожа Олой очень надеется, что ей помогут организовать встречу с белорусским правительством. Она планирует приехать в Беларусь с 9 по 16 июня.

Мы сейчас в подвешенном состоянии, потому что посольство кормит нас обещаниями о том, что встреча состоится, но конкретики все еще нет. Конечно, очень не хочется создать ситуацию, в которой помощница Брижит Бардо приедет в Минск напрасно.

И, конечно, нельзя не огорчаться тому, что мы вынуждены постоянно ориентироваться на иностранное влияние: пока нам не погрозят пальцем из-за кордона — никакого движения навстречу не происходит.

-20%
-50%
-45%
-10%
-30%
-30%