Полина Еремеева / Фото: Юлия Дедкова /

— Это моя подружка Тома вам в редакцию написала. Сама я бы никогда не обратилась. Стыдно просить, — встречает гостей в двухкомнатной квартире в Смолевичах Ульяна Демидовец. — Да у нас все есть! Только бы коляску для Дениски.

Вопрос с коляской у многодетной мамы не единственный. Ульяна беременна. Женщину предупредили, что она не получит дородовые выплаты, так как не работает, а ухаживает за сыном-инвалидом.

В арендной квартире в Усяже, где семья проживала 4 года, дети местами оборвали и обрисовали обои. Ульяна с мужем как могли стены подлатали. Однако в ЖКХ такое жилье не принимают и просят женщину сделать ремонт.

«Сказали, что Денис не выживет, надо готовить гробик»

— Здесь мы живем два месяца. Нам как многодетной семье предоставили субсидию на жилье, — проводит экскурсию по комнатам хозяйка. — Квартиру сдали без отделки — один бетон. Обои подарила Томка, линолеум я взяла в рассрочку. Стол, шкаф, диван — б/у, давно покупала. Телевизор появился, когда Ксюша родилась.

Ульяне 30 лет. У женщины четверо детей: Андрей, Илья, Денис, Ксения. Многодетная мама ждет пятого ребенка.

— Везде сказали, что не получу дородовые выплаты. Мол, нигде официально не работаю, а числюсь как «занятая». Но как я могу работать? Я с Денисом нахожусь сутками, — недоумевает Ульяна.

— Денис родился здоровым, а в один месяц у него случился инсульт (острый обширный субарахноидальный инсульт. — Прим. редакции), — гладит по голове сына мама. — Он закричал ночью. Я подумала, схватил живот. Дала лекарство, он уснул. Мы тогда жили в Кривичах (Мядельский район), больница находилась в 30 км от города. Решила не вызывать скорую, посмотреть, что будет утром. Как же я себя виню за это! — закрывает лицо руками женщина. — «Ты не могла знать, что это инсульт», — утешали врачи. Под утро Денис был белый-белый, руки тряслись.

В больнице сказали, что Денис не выживет, надо готовить гробик. Я рыдала, просила Господа забрать меня вместо сына. Я же немного уже пожила! В коме мой мальчик пролежал два месяца.

Сейчас Денису пять лет. У него ДЦП, гидроцефалия. Мальчик ничего не видит, не говорит, не ходит, голову не держит, слышит отдаленно.

— Рами ему делает массаж — умеет. Я кремиком мажу. Раньше были очень сильные судороги, сейчас получше, — укрывает пледом мальчика женщина. — Когда после комы Денис открыл глаза, в Молодечненской больнице сказали: «Зачем вам такой ребенок? Вы не сможете за ним ухаживать». На меня давили. А в душе все разрывалось. Денис мне постоянно снился: «Мама забери меня отсюда». Я каждый день приезжала к нему в Молодечно на дизеле. Моталась туда-сюда.

До переезда в эту квартиру мы жили в Усяже на первом этаже, — переключается Ульяна. — Я часто выносила Дениса на руках на улицу. А сейчас он стал тяжелый. «Врачиха» сказала, что растениям (так они называют Дениса) не нужна никакая коляска.

«Не плачь, Ульяна, мамы у тебя никогда не было»

— Я родилась и выросла в деревне Подыгрушье (Смолевичский район). В школу ходила в соседнюю деревню Скураты. Окончила 9 классов, поступила на повара в училище в Смолевичах.

В семье было трое детей. Сестра Вероника, я и брат Юра. Мы все от разных отцов. Отчим, папа Юры, нас бил. Да и сама мама никогда за нами не смотрела. Мы росли с бабушкой, тетя Рая помогала. Маме нужны были мужчины, а не дети, — вспоминает Ульяна.

— Мама никогда не пила. Она 40 лет проработала санитаркой в 6-ой минской больнице. Может, поэтому органы опеки нас не забрали? Ведь условия жизни были ужасные. Мы грелись пластиковыми бутылками: наливали в них теплую воду и обкладывались с ног до головы. Печка была старая, на весь дом шел дым. Чтобы как-то проветрить комнаты, открывали настежь двери. Вместе с дымом уходило и тепло. У нас не было стола. Уроки делали на коленках.

Куда уходила мамина зарплата, я не знаю. Супы она не варила. Все ели всухомятку. Тетя Рая нас в основном кормила.

— Мама иногда помогает мне с детьми. Надо куда-то отлучиться — побудет с малыми, но не больше. Она как-то к малышам… никак. Нет в ней ничего от бабушки. Дениса она вообще дураком называет. Зато Андрей у меня хорошо учится! Математику любит, — будто оправдывается женщина. — А вот Илюша шебуршной, может Ксюшу обидеть.

— Полгода мама со своим мужчиной жили в этой квартире. Я впустила их, они обещали мало-мальский ремонт сделать. Я, глупая, верю людям! В итоге — ничего, — машет головой Ульяна. — Плюс коммуналку, свет, газ они не оплатили. Вся задолженность легла на меня.

Недавно приехала с детьми к маме в Подыгрушье. Она отпускные получила. Думаю, дай хоть Денису на смеси и каши попрошу. Куда там. Ее пьяный мужик накинулся на меня с матюками, мама ему подыграла. Я звоню подружке, рыдаю, а она мне: «Не плачь, Ульяна, мамы у тебя никогда не было».

«Помоешь посуду, а потом в повара перейдешь»

— После училища я устроилась санитаркой в 6-ую минскую больницу. Проработала там 6 месяцев. Затем пошла посудомойкой в один столичный ресторан. Мне сказали, что все с этого начинают: «Помоешь посуду, а потом в повара перейдешь». Так я прождала год. Немножко помогала нарезать салаты. Решила уволиться. Меня не хотели отпускать: я все делала быстро и качественно.

Пять месяцев проработала в Военной академии и Министерстве обороны поваром. Зарплата хорошая, но очень тяжело. После устроилась санитаркой в роддом в Степянке. Через полгода ушла в декрет, — пробегается по рабочему прошлому Ульяна.

— Отец Андрея и Илюши Александр старше меня на 7 лет. Понравился мне, говорил красиво. Позже узнала, что он женат.

Саша вписан отцом мальчишек. Сначала просто помогал чем мог. Когда Андрюша пошел в первый класс, я подала на алименты. Саша полностью одевает сыновей к школе, балует сладостями, возит в "МакДональдс", аквапарк.

— Вы меня фотографируете? Я не успела толком собраться, — стесняется Ульяна. — Ой, что там у меня на голове? Зеркала у нас пока нет, негде на себя взглянуть. Стричься и красить волосы мне нельзя — в конце июля рожать.

«Хотелось семьи! Я боялась остаться одна»

— С Вовой, отцом Дениса и Ксюши, мы были в официальном браке пять лет. Он младше меня всего на 2 года, а вел себя как дитя. Вечно сидел в телефоне, играл в карты, понабирал непонятных кредитов. Работал неофициально. Подхалтуривал то там, то тут.

— Вова никогда не называл Ксюшу дочкой, Дениса на руках не держал. Подружки спрашивали, зачем тебе такой муж? А мне хотелось семьи! Думала, молодой, поменяется! Я боялась остаться одна, — вздыхает женщина. — Вова и его семья сразу отказались от ребенка-инвалида. Они меня виноватой в болезни Дениски делают. Может, и правда сказалось, что я часто плакала и таскала тяжести. Вовка ни в чем не помогал! Одна сильная гадалка сказала: «Тебе «сделано». Не знаю, правда или нет, но ведь остальные дети здоровы.

Мы развелись. Вова около пяти лет не давал на детей ни копейки. Вот только сейчас пошел работать грузчиком и вроде как в этом месяце придут алименты. Его обязали выплачивать по суду.

Я получаю пенсию на Дениса и пособие по уходу за ребенком-инвалидом. Да и то последние деньги увидела спустя два года после рождения сына. Мне никто сразу не подсказал, что и как нужно оформлять. А сама я законов не знаю, — замолкает Ульяна.

«Мне гадали на кофейной гуще, что именно Рами — моя судьба»

— С Рами мы познакомились по интернету. Рами — гражданин Египта, — обнимает супруга Ульяна. — Год мы переписывались. Предложение он мне сделал онлайн. До меня Рами не был женат, детей нет. Мне гадали на кофейной гуще, что именно он — моя судьба. Я верю в предсказания. В августе прошлого года мы расписались. А вот наши свадебные фото! — достает альбом женщина. — Платье мне дала подружка. Я очень мечтала о белом наряде!

— Рами в Беларусь приехал не с пустыми руками. Взял с собой больше 1000 долларов и привез подарки для детей, меня, мамы. Пока жил в Египте, два раза в месяц высылал нам деньги. А мама его почему-то альфонсом называет.

— Рами культурный. У него высшее образование, он знает пять языков, — нахваливает мужа женщина. — Рами собирается работать в туристическом агентстве. Но пока ему не дадут вид на жительство в Беларуси, никуда не устроишься. Обещали все оформить в марте.

— Я один раз жениться и навсегда, — улыбается Рами. —  Я уверен. Если не уверен, ничего не буду делать. Душа чувствует. Я будто знаю Ульяну много лет. Моя мама предлагать, чтобы Ульяна с детьми приехать жить к нам, в Александрию.

— Я очень переживаю, что в квартире у нас не все есть. И шкаф этот старый надо менять — совсем разваливается. Но мы стараемся. Рами пойдет работать — и будет легче, — оправдывается Ульяна. — Ксюша пока в садик не ходит — дорого. Хотя очень просится. Андрей ездит в школу в Усяж — там у него остались друзья, не захотел переходить в новый класс. Илюша учится в Смолевичах.

— В Усяже мы с детьми прожили в арендной квартире 4 года. Малые местами испортили обои. Мы с Рами все подклеили, подлатали как могли. В ЖКХ сказали, что не могут принять такое жилье, и заставляют делать ремонт за свой счет. А где на все набраться сил и денег? Не знаю, — разводит руками женщина.

— Очень хочу, чтобы у Ксюши была судьба не такая, как у меня, — у порога говорит Ульяна. — Чтобы она замуж вышла один раз и навсегда. Чтобы муж ее любил и уважал. Добрые слова говорил. А еще чтобы дети не училища закончили, а университеты. Чтобы умными и честными людьми выросли.

Комментарий адвоката:

Татьяна Семешко

адвокат Минской областной коллегии адвокатов

управляющий партнер адвокатского бюро «Ваш ЧАСТНЫЙ АДВОКАТ»

— Из материала ясно, что героиню в наибольшей степени волнуют три правовых вопроса: получение пособия по беременности и родам, передача (возврат) арендного жилья ЖКХ и исполнительное производство о взыскании алиментов.

По поводу возможности получения Ульяной пособия по беременности и родам нужно отметить следующее:

На сегодня она не трудоустроена. Это значит, что право на указанное пособие она может получить при условии регистрации в качестве безработной в органах по труду, занятости и социальной защите местных исполнительных и распорядительных органов. Это правило закреплено в п. 2.5 ст. 7 Закона Республики Беларусь от 29.12.2012 года № 7-З «О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей» с последующими изменениями и дополнениями.

Однако закон запрещает регистрировать в качестве безработных так называемых занятых граждан (ч.3 ст. 3 Закона Республики Беларусь от 15.06.2006 года № 125-З «О занятости населения Республики Беларусь» в действующей редакции).

В ст. 2 Закона Республики Беларусь от 15.06.2006 года № 125-З «О занятости населения Республики Беларусь» перечислены категории граждан, которые признаются занятыми. К их числу, в соответствии с абз. 8 указанной статьи, относятся лица, осуществляющие уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет.

Это значит, что получить соответствующее пособие Ульяне действительно не удастся. К сожалению, в этом вопросе закон не на ее стороне.

Что касается передачи (возврата) арендного жилья ЖКХ, то и здесь закон непреклонен.

В силу п. 2 ст.587 Гражданского кодекса Республики Беларусь, по общему правилу, именно арендатор обязан производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества.

Кроме того, стандартное условие подобных договоров — возложение на арендатора обязанности вернуть имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Арендатор в этом случае — Ульяна. Маловероятно, что в заключенном ею договоре аренды предусмотрены иные условия по поводу того, в каком виде должна быть возвращена квартира. Такие договоры стандартны, и скидки на детей, на тяжелое имущественное положение, по общему правилу, в них не предусматриваются.

При этом непринятие квартиры ЖКХ, вероятнее всего, влечет для Ульяны дополнительные расходы: она продолжает оплачивать квартиру, в которой уже не проживает. Поэтому в ее интересах в кратчайшие сроки привести жилое помещение в состояние, приближенное к тому, в котором она его получила, и передать его ЖКХ по акту.

Однако предварительно имеет смысл ознакомиться с конкретным договором аренды, чтобы установить, что в нем указано по поводу того, в каком состоянии должна быть возвращена квартира. Кроме того, Ульяна сообщает, что провела некоторый косметический ремонт квартиры, однако он не устроил представителей ЖКХ. В связи с этим рекомендую добиться от них письменного ответа о том, на основании каких норм законодательства и какие конкретно недостатки должны быть устранены Ульяной, чтобы квартиру у нее приняли.

Что касается третьего вопроса, связанного со взысканием алиментов: из рассказа Ульяны усматривается возможность для улучшения ее положения.

Для достижения поставленной цели — взыскания алиментов с ее бывшего супруга Владимира — я рекомендую Ульяне разработать план и последовательно его реализовывать.

Так, первое, что ей нужно сделать, — убедиться, что в отношении Владимира возбуждено исполнительное производство.

Второе — выяснить размер образовавшейся у него задолженности по уплате алиментов (размер задолженности рассчитывает судебный исполнитель, в производстве которого находится соответствующее исполнительное производство). Дело в том, что даже если плательщик алиментов не трудоустроен, это не освобождает его от обязанности по содержанию детей, пусть и в минимально установленном законом размере. На двоих детей — это 75 процентов бюджета прожиточного минимума на душу населения в месяц — не так уж мало в ситуации, в которой находится героиня материала.

Наконец, третье — удостовериться, что судебным исполнителем принимаются все предусмотренные законом меры по взысканию с Владимира задолженности.

Нужно учитывать, что погашение задолженности должно производиться не только за счет заработной платы должника, но и за счет его имущества, сбережений. Задача судебного исполнителя — проверить имущественное положение должника и выявить дополнительные возможности для выплаты алиментов.

Кроме того, если судебное постановление о взыскании алиментов не исполняется и у должника образовалась задолженность по их уплате, есть ряд мер для ускорения процесса погашения долга.

Часть указанных мер применяет сам судебный исполнитель. Так, например, он может запретить иным лицам совершать определенные действия в отношении должника, передавать ему имущество или выполнять некоторые обязательства. После чего интернет-провайдер вынужден будет отключить должнику интернет, операторы мобильной связи — прекратить оказывать ему услуги связи и т.д.

Другие меры по обеспечению исполнения исполнительного документа применяет суд (например, временное ограничение прав должника на управление механическими транспортными средствами, на выезд из Республики Беларусь и т.д.).

В заключение отмечу, что ситуации бывают разными. Кто-то может себе позволить бездействовать; входить в положение отца, по тем или иным причинам не уплачивающего алименты; по его просьбе ждать неопределенное количество времени, пока не появится возможность платить их, и при этом самостоятельно удовлетворять все потребности детей.

А бывают ситуации, как у Ульяны — когда ждать дольше и самостоятельно обеспечивать детей возможности нет. Исходя из судебной практики — моей лично, а также адвокатов нашего бюро — хочу обратить внимание, что для получения алиментов Ульяне нужно включиться в процесс исполнения исполнительного документа.

Учитывайте, что в производстве каждого судебного исполнителя находится множество дел, и уделить равное внимание каждому из них получается далеко не всегда. В связи с этим о своем вопросе нужно напоминать. Как показывает практика, тесный контакт и сотрудничество с судебным исполнителем способны создать для должника такие условия, в которых он вынужден будет не только уплачивать установленный в месяц размер алиментов на детей, но и погашать образовавшуюся ранее задолженность.

Поэтому я рекомендую Ульяне начать активную работу в этом направлении и создать для бывшего супруга такие условия, в которых он вынужден будет в полном объеме и должным образом исполнять возложенную на него обязанность по содержанию собственных детей.

-10%
-40%
-30%
-10%
-20%
-40%
-20%