/ /

Кате 38 лет, у нее двое детей (сыну — 15, дочке — 8), и она работает в «Белпочте». Звучит вполне себе традиционно — что-то похожее наверняка можно сказать про многих белорусок в этом возрасте. Только вот Катя выглядит очень ярко: мало кто решается на синие дреды, когда скоро стукнет четвертый десяток. Почему это не странно, а круто, и как отговорить сына от синих волос, если у самой такие же, героиня рассказала LADY.TUT.BY.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Продала обручальные кольца и заплела дреды»

В школе я была достаточно зашуганной, одно время меня даже травили. Уже ближе к подростковому возрасту мне стала нравиться тяжелая музыка, я захотела быть не такой, как все, бунтарствовать. Потом, гораздо позже, я заметила, что личная жизнь не складывается, и решила, что, наверное, что-то не так. Вокруг одни неформалы, все они какие-то безответственные, ветреные… Я попыталась стать серьезней.

Сына я родила в 24, еще какое-то время вела странный образ жизни… И вот в 29 решила: надо стать обычной, как все, обзавестись семьей и все такое.

Я даже умудрилась выйти замуж! И больше не хочу. Я чувствовала себя некомфортно, в роли среднестатистической мещанки мне было неуютно. Хотелось чего-то другого, выглядеть иначе. Начала с татуировок, а потом поняла, что очень-очень хочу дреды. Пять лет назад меня бросил муж — кстати, на 14 февраля. Я продала обручальные кольца и заплела первые дреды. Мастера посоветовали старые друзья.

В подростковом возрасте стремление к этой «неформальности» было еще немножко детским: желания присутствовали, но как их воплощать в жизнь, не совсем понятно. А уже в зрелом возрасте пришло понимание: без татуировок и дредов это все-таки буду не совсем я.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Рефлексии о том, что я выгляжу не так, как «нужно» в моем возрасте, у меня нет. Единственное — забавляет реакция окружающих по этому поводу. Помню ситуацию еще со времен, когда дочка ходила в садик. Мы ехали в гости к моей подруге в троллейбусе, и рядом с нами сидела пожилая женщина, как мне показалось, интеллигентная. Было лето, жарко, я в драных джинсах и топике, татуировки, дреды — ну все понятно. А Мария мне что-то увлеченно чирикает и со временем начинает делать это все громче, на весь салон. Я ей говорю: «Мы в общественном месте, давай говорить потише, это все-таки некультурно». И вот эта старушечка поворачивается посмотреть на такую правильную маму, увидела меня — и даже перекрестилась.

Честно, такая реакция не обижает. Скорее, вызывает чувство жалости. Я считаю, человек имеет право выглядеть так, как он хочет (если это не нарушает какие-то рамки приличия и не выходит за границы личного пространства). Все очень просто: если я буду носить дреды, то плохо обо мне подумает процентов 70 людей, и они «отвалятся», а рядом останутся нормальные. Очень удобно! По сути, это фильтр тех людей, с которыми тебе будет некомфортно. Правда, я не имею ничего против другого мнения: кому-то нравится быть всю жизнь домохозяйкой и слушать Стаса Михайлова — это их выбор. У меня — немножко другой.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Любить себя по-настоящему я начала только где-то года полтора-два назад. До этого были разные комплексы, всегда считала себя какой-то «не такой». Это все незакрытые гештальты из детства. Из личного опыта: все наши проблемы именно оттуда. Сама занимаюсь с психологом — на сеансах достали очень много «скелетов». В итоге я пересмотрела отношение к жизни на корню. Если вспомнить, что было раньше и что сейчас, это два разных человека. Даже этот разговор для меня — уже подвиг: я раньше никогда бы не подумала, что смогу так открыто говорить о чем-то людям.

«Не дай бог придешь с партаком — дам пемзу»

У меня двое детей, они учатся в одной школе. Если честно, я за форму: в таком возрасте это удобно. Правила не нужно делать очень строгими, но когда есть какая-то сдержанность во время занятий — это неплохо.

Подростковый период очень нестабильный. Моему сыну сейчас 15, и он офигенен. Но ему нужно то одно, то другое. Боже! Он занимался танцами, ходил на детскую железную дорогу, пел в хоре, сейчас катается на роликах… Его постоянно куда-то носит. То он хочет быть блондином, то — брюнетом, то хочет татуировку, то — тоннели. Стараюсь реагировать относительно ровно. Например: «Если хочешь татуировку — пожалуйста. Но только, когда тебе исполнится 18 и ты будешь полноценной личностью, я посоветую тебе мастера». Мне кажется, в таком возрасте должны быть определенные правила.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Рамки должны быть, но свободные, чтобы ребенок мог себя проявлять. Я ничего не запрещаю. Говорю «ок, давай потом». Однажды сын захотел синие волосы. «Не вопрос, — говорю, — пойдем вместе выберем оттенок. Только, знаешь, давай отложим это до летних каникул. А то в школе начнутся вопросы, меня затаскают по кабинетам…» Стараюсь искать такие компромиссы. В итоге, когда наступило лето, он уже расхотел. А вообще я сказала сыну: «Не дай бог ты придешь с каким-нибудь партаком, я дам тебе пемзу — и вперед». Я не против пирсинга и татуировок, но считаю, они должны появиться в осознанном возрасте.

В ребенке нужно взращивать личное мнение, чтобы он мог сам решать самые разные вопросы. Дочке с ранних лет говорю: «Что ты будешь есть на завтрак? Что ты будешь надевать?» — для меня это нормально. Всегда спрашиваю, хочет ли она это делать. Например, нашла клевую майку, сфоткала, скинула в вайбер: «Нравится?» Если да — покупаю. С сыном то же самое. Кстати, он так даже с девочками знакомился: «Смотри, какая у меня мама клевая» — и фоточки показывал.

«На Новый год надела костюм единорога и поила всех детским шампанским»

Мне кажется, не нужно пытаться кого-то переделать — это бесполезно. Просто потеря времени. Нужно научиться правильно к этому относиться.

Был случай летом: иду в коротких шортах, майке с черепами — гуляем с дочкой. И моя соседка, категории где-то 60+, тактично поинтересовалась: «Катюша, а сколько тебе годиков?» — «Тридцать восемь». — «А не пора бы уже?..» — «В смысле?» Я все время начинаю спрашивать: «И? Зачем?» Обычно ответ — «неприлично», «потому что так принято». Кем принято? Зачем принято? У некоторых людей просто в голове, как у собаки Павлова, отложено, что как только женщине исполняется 40, она должна ползти на кладбище под печальную музыку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Самое грустное, что этим страдают даже молодые девочки. «Ну мне же уже 30, я не могу себе такого позволить». Особенно если женщина разведена. Она чувствует, что уже дряхлая старуха, ее жизнь не сложится и все, что она может, — это 40 кошек и сериалы. Но почему? Вот мне почти 40, у меня отличные друзья, есть мужчина, все прекрасно. Зарабатываю я очень-очень средне, но не могу сказать, что скучно живу.

Что-то изменится, только когда в головах самих женщин произойдет переворот. Например, когда я говорю, что занимаюсь с психологом, реакция такая: «Что, деньги некуда девать?» Не принято это. Хотя нужно — особенно тем, кого «затюкал» муж.

В первую очередь надо думать о себе. Здоровый эгоизм — это нормально. А в наших женщинах есть жертвенность: надо думать о детях, «самое главное в жизни — это семья». Самое главное в жизни женщины — это женщина! Ты у себя одна. Если с тобой все хорошо, то и у детей твоих все будет хорошо.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Я вот одна тяну двоих. Честно? Фигово бывает, очень. И денег не хватает, и еще что-то… Бывают какие-то моменты, когда я забиваю на все, покупаю бутылку шампанского, включаю фильм — и все, «мама устала». Пускай не помыта посуда, разбросаны шмотки — неважно. Иначе просто крыша съедет.

В последний рабочий день прошлого года я пришла на работу в костюме-кугуруми в виде единорога — это такая большая «пижама» по сути. Принесла детское шампанское и мандарины, угощала всех. Думаю, многие уже давно считают, что я «ку-ку», но все же радовались, а значит, все хорошо.

-15%
-20%
-15%
-30%
-12%
-65%
-40%
-30%