• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: Надежда Бужан /

Девочки в белых и черных пачках и боди бегают… нет, летают по залу Дворца имени Шарко, где более полувека учат танцам слабослышащих. С тех пор дети мало изменились: в ожидании занятия юные танцовщицы играют в те же догонялки, в «рыбаков и рыбок», дурачатся, показывают друг другу, кто и что может, прохаживаясь по классу колесом или закручиваясь «лягушкой». Поменялось другое: подходы в преподавании и технологии сделали жизнь слабослышащих лучше.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Преподавательница хореографии Ирина Михайловна, выпускница БГУКИ, пришла во Дворец пять лет назад. Тогда же коллектив «Митусь», которым она начала заниматься, стал интегрированным: в группу кроме слабослышащих детей пригласили слышащих. Еще Ирина Михайловна преподает в специализированной общеобразовательной школе № 13 для детей с нарушением слуха. Сравнивая свой опыт, она говорит, что инклюзивный подход дает свои результаты:

— Еще студенткой я посещала концерты и видела, как танцуют дети с проблемами по слуху. Меня всегда поражало, почему они так отстраненно выступают, почему нет контакта с публикой и яркого исполнения танцев?

Ответ на этот вопрос Ирина Михайловна начала искать через несколько лет после выпуска из университета, когда ей предложили вести занятия для детей с инвалидностью.

— Они очень внимательны и быстро замечают детали. Если в коллективе есть хотя бы один слышащий ребенок или ребенок только с частичными нарушениями слуха, то номер становится более выразительным по характеру, а если больше — дети забывают о том, что у них есть какие-то особенности, — перед началом занятия делится Ирина Михайловна, а потом хлопает в ладоши и разворачивается к ученицам. Занятие начинается.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Из колонок звучит фортепианная музыка. Девочки выстраиваются около станка и начинают оттачивать балетные движения. О том, кто из них пользуется слуховыми аппаратами, догадаться почти невозможно: они скрыты под густыми волосами. Только изредка можно заметить мигание светодиодов из-под причесок.

— Коллектив «Митусь» изначально фокусировался на народных танцах, но мы изучаем еще классическую и эстрадную хореографию, — рассказывает Ирина Михайловна.

— В самом начале карьеры у меня была идеалистическая цель: хотела, чтобы у всех моих учеников осталась любовь к танцу на всю жизнь. Действительно, многие продолжили заниматься танцами на любительском уровне, а те, кто не продолжил, сохранили умение расправлять плечи, уверенно держать голову и чувствовать тело. Думаю, что детям это очень пригодится, когда они будут сдавать экзамены или во взрослом возрасте проходить собеседования. Внешняя уверенность прогоняет внутреннюю робость.

В коллективе занимаются девочки 8 -12 лет, всего — 12 человек, поровну слышащих и неслышащих детей. Мальчиков на классах нет.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

«Всем-всем-всем с нами по пути, не надо ни с кем прощаться, чудеса случаются, музыка и слова встречаются…» Ирина Михайловна включает энергичную композицию уже несуществующей белорусской группы «Детидетей». Музыка громко разносится по залу, а хореограф выразительно артикулирует слова песни губами и показывает счет жестами.

— Когда я только начинала работать, то жестов не знала, — вспоминает преподавательница. — Иногда дети подсказывали мне, какой жест нужен. В классе занимаются девочки, у которых слух сохранен, поэтому я стараюсь стимулировать и развивать его. Но, конечно, доношу информацию и с помощью движений рук или ног, счета, сохраняю зрительный контакт и адресно отправляю речевые сообщения. А еще обязательно даю читать текст песни. Мы обсуждаем, о чем она и какую эмоцию доносит.

Ирина Михайловна говорит, что за свою практику не преподавала ученикам, которые полностью потеряли слух: на танцы всегда приводили детей, которые по крайней мере могли слышать громкие звуки, только рассеивающуюся по большому классу музыку и голос хореографа не улавливали. Но жесты в ее профессии до сих пор востребованы, ведь слабослышащие дети опираются в большей степени на зрение.

— Использую танцевальные жесты: цифры, «стоп», «сначала», «повторить», «еще». Здесь нельзя сидеть на стуле и выкрикивать через ползала указания, нужно активно двигаться вместе с детьми, смотреть в глаза и проверять, есть связь или нет. Не поняла движение? Значит, нужно снова показать.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Сейчас женщина готовит своих подопечных к международному танцевальному конкурсу «Za гранью», который пройдет 8 — 10 февраля во Дворце профсоюзов. В состязании есть номинация «Движение сердцем» для детей с нарушениями слуха.

— В том году мы заняли первое место, наверное, потому, что выбираем музыкальные композиции, которые побуждают к развитию, радости и вдохновению. Дети обожают конкурсы и охотно занимаются, приходят, если нужно, на дополнительные занятия, уговаривают родителей приводить их.

Еще «Митусь» участвовал в конкурсе Dance Power в Беларуси и ездил на международный конкурс в Болгарию вместе со своей активной руководительницей.

—  «Солнце. Радость. Красота» — обычный, не инклюзивный конкурс, но мы приняли участие. При этом я не афишировала, что наш коллектив интегрированный. Почему бы не рискнуть и не посмотреть, на что мы способны?

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Пока дети танцуют, родители смотрят. Ольга обожает наблюдать, как занимается ее дочь Мария. У девочки сенсоневральная тугоухость, но это не причина отказываться от занятий хореографией, считает она.

— Идея заняться танцами исходила именно от Маши. Она всегда была очень подвижная, в 2 года ей поставили диагноз, и мы начали заниматься по программе реабилитации. Все дети, даже те, кто полностью потерял слух и ждет операции по вживлению имплантов, пели, танцевали, играли на музыкальных инструментах, чтобы чувствовать вибрации и тем самым его поддерживать.

Ольга увидела интерес дочери к хореографии и записала ее в обычный кружок недалеко от дома. В зале кроме девочки занималось 30 человек, Маша не слышала музыку и не улавливала все, что говорит преподавательница.

— Я сейчас скажу странную вещь, но мне нравилось, что преподавательница громко кричала на занятиях, хотя обычно родители против, — с улыбкой рассказывает Ольга. — Это позволяло Маше понимать, что происходит, но когда уже и она начала жаловаться на крик, я поняла, что пора искать другое место.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Про Дворец Шарко Ольга узнала от знакомых. Мария ходит в обычную школу в первый класс, а с детьми с проблемами по слуху она общается только здесь. Женщина говорит, что дочери такое взаимодействие идет на пользу.

—  Благодаря танцам она получила шанс видеть, что она не одинока. Я вижу, что дочка иногда стесняется своего слухового аппарата. Трудности в школе вырисовываются, думаю, что дальше они тоже будут, но теперь она знает, как с ними справляться.

— Но главное, что у Маши получилось найти любимое место, куда она идет с радостью. Где никто не спрашивает: «Что это у тебя на ушках светится?». Дочь научилась отношению к слуховому аппарату у своей подруги на танцах, которая спокойно объясняет другим детям, что она плохо слышит и что глухие носят аппарат.

Ольга рассказывает, что современные аппараты позволяют развивать слух и речь ребенка и что если раньше язык жестов был важен для общения, то современные методики все больше стремятся отойти от него.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Слуховые аппараты стоят довольно дорого, не каждый родитель может купить их, но устройство на одно ухо дотирует государство, иначе я не знаю, как люди бы справлялись. Сейчас наш детский аппарат стоит порядка 2000 у.е. А самый первый аппарат, который мы купили, когда Маше было два года, стоил намного дороже, но спустя полгода пользования им дочка потеряла его в библиотеке. Мы все облазили, каждый угол, но не смогли найти.

Ирина Михайловна заканчивает урок. Дети не выглядят уставшими, они весело делятся впечатлениями от урока и продолжают играть. Мы спрашиваем у них, что они думают про занятия?

Первой вызывается рассказать о себе Маша:

— Мне нравятся танцы, и «Трамвай», и «Коротышки», я их просто обожаю… А еще у меня есть младшая сестра, но она пока не танцует, только ходит на меня посмотреть с мамой.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Ее подруга добавляет:

— Я люблю путешествовать… и танцы. На танцах люблю растягиваться, это приятно. Занимаюсь уже тут четвертый год…

— А я третий, а я первый, — дети перебивают друг друга.

— А я хочу быть балериной и каждый день представляю, что я балерина, поэтому каждый день тренируюсь вставать на носочки. Вот смотрите: — девочка подскакивает и становится на носки. — Еще недавно я начала ходить с книжкой на голове и уже могу делать реверанс.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Терпеть не могу каникулы, потому что тогда нет танцев, я никуда не хожу и читаю дома книжки, без танцев очень скучно.

 

 

-40%
-15%
-15%
-20%
-50%
-10%
-25%
-27%
-35%
0065419