Анна Петрова /

На этой неделе общественность бурно обсуждает новый рекламный ролик компании Gillette. Реклама призывает отказаться от сексистских взглядов и гендерных стереотипов, не поддерживать травлю и агрессию между мальчиками, осуждает токсичную маскулинность. Общеизвестный слоган «Лучше для мужчины нет» сменился на: «Мы верим: Мужчина может быть лучше».

Тем не менее видео получило более сотни тысяч дизлайков, возмущенные пользователи социальных сетей предлагают бойкотировать компанию Gillette. Конечно, мужчины не привыкли к тому, что кто-то может смотреть на них критически и предлагать альтернативные сценарии поведения и жизни. Поэтому обвиняют рекламу в мужененавистничестве и навязывании негативного представления о мужчинах.

А что насчет навязывания негативного представления о женщинах?

Помнится, на странице «Икеи», представляющей компанию в одной из социальных сетей, тоже недавно разразился гендерный скандал. Правда, причина была другой. Опубликованное фото изображало сидящую за столом собаку, подпись под ним гласила: «Если вы случайно поцарапали его машину или погрызли тапочки, приготовьте блинчики с вареньем, положите на стол его любимую скатерть-дорожку, встречайте его легкой улыбкой и избегайте оборотов «дорогой, нам надо поговорить».

В этом посте пользователей возмутило все: от сравнения жены с верным домашним псом и заканчивая выражением «его машина». В связи с негативными комментариями представитель компании написал о том, что они никого не хотели обидеть и пост «носит сугубо юмористический характер». Позже под давлением возмущенной общественности публикация была удалена. Однако возмущающихся возмущенными все равно было несравнимо больше: ну да, это же традиционная, нормальная ситуация, когда женщина боится грозного мужа, поцарапав машину, купленную за заработанные им деньги. Почему бы не посмеяться?

Как и над высказыванием экс-гимнастки Ляйсан Утяшевой, которая в интервью назвала не умеющих готовить «недоженщинами», которых растлил дьявол, и заметила, что мужчина не должен делать «женские дела».

Шуму наделали и откровения блогера-эмигранта из России, живущего в Америке, рассказывающего, почему он, да и всякий нормальный человек, хочет себе русскую (белорусскую, украинскую) жену. Суть его монолога в целом сводилась к тому, что американка полагает, что она тоже человек, и вообще борща от нее не дождешься.

В общем, наше постсоветское пространство не сдается. В то время как во всем мире идет стремительный пересмотр гендерных ролей, у нас все еще стыдно быть мужчиной в фартуке, уж лучше пусть его боятся.

У меня есть знакомая семья: парню двадцать семь лет, живет один в собственной квартире, хорошо зарабатывает, но мама чуть ли не каждый день приезжает к нему готовить, стирать, убирать. И я не думаю, что он такой один.

Еще один из моих любимых примеров — друзья моего сына. Интересно наблюдать за новым поколением, которое оказывается не таким уж и новым. Так вот, все мальчишки твердо убеждены в том, что готовка, стирка, уборка — это исключительно женские дела. Взрослые восемнадцати-, девятнадцатилетние парни абсолютно ничего не делают по дому и вроде как не собираются. Зачем, если все делает мама, а в будущем эстафета перейдет к жене?

Недавно пришлось полежать в больнице, так вот там тоже насобирала массу любопытных наблюдений. Например, женщины по телефону раздавали мужьям инструкции, как тем поесть.

Один слал фото пустого холодильника. Второй сидел на одних сосисках. Третий пытался сварить суп, но звонил каждые две минуты за новыми инструкциями. Четвертому обещали, что завтра приедут дети и привезут еды. Клянусь, все правда.

Когда одна из женщин расхваливала сына, фраза «он даже готовить может» прозвучала как невероятнейшее достижение, как если бы она сказала, что он получил Нобелевскую премию. Другая в разговоре с сыном, услышав, что тот моет посуду, начала возмущенным тоном спрашивать: «А чем таким важным занята жена, что ты делаешь ее работу?».

И да, все говорили о том, что дома без них все развалилось.

При этом женщин упорно продолжают называть «слабым полом» (хотя на них-то, как мы видим, все и держится), продолжая множить байки о недалеких беззащитных барышнях, которые без мужчины шага ступить не могут.

Вообще, рассуждая о «женских и мужских делах», мы придерживаемся старой доброй схемы, где муж — добытчик, а жена — хранительница семейного очага, то есть он работает, а она занимается домом и детьми.

Но при этом почему-то все время теряем из вида тот факт, что женщина сегодня работает не меньше, являясь точно таким же добытчиком, что и мужчина. То есть, с одной стороны, мы на каждом углу кричим о том, что у нас давным-давно равноправие и о каких еще ущемлениях может идти речь, но с другой открыто признаем наличие для женщин второй смены и поддерживаем модель «все домашние дела и дети — исключительно женская прерогатива». И ничего нигде не жмет, нет?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-20%
-20%
-15%
-35%
-10%
-50%
-10%
-20%
-50%
-50%
-27%